Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

"Май": феномен или политический экстремизм?

, 2000

У истоков регионального движения, за год освоившего российские просторы, стоит депутат четырех Дум

Похоже, центр выборных технологий перемещается из Москвы в Екатеринбург. Иначе чем объяснить, что наспех созданное в канун выборов свердловского губернатора движение "Май" вскоре стало "вспахивать" политические поля многих субъектов Федерации. Опыт уральских "политпахарей" не остался незамеченным. Им, кстати, "майцы" давно готовы поделиться, но только за очень приличный куш.

Покупатель не заставил себя долго ждать, причем московский. Им оказался третий в политической иерархии страны человек - спикер Государственной Думы Геннадий Селезнев. Лидер нового левоцентристского движения "Россия", похоже, готов воспользоваться опытом "одурманивания" протестного электората, имеющимся в арсенале у руководителей и идеологов движения "Май".

Армия так называемого протестного электората, состоящая из растерявшихся в новых условиях людей, потерявших привычные социальные связи и чувство локтя, велика. Их волеизъявление во многом определяет итоги выборов.

Кремль обратил на эту прослойку внимание. Уже сегодня за три года до начала выборной кампании в Госдуму администрация президента занята своеобразным подковерным лицензированием партийных движений. При авторитете Владимира Путина Кремлю не составит большого труда поднять проходную планку в Госдуму по партийным спискам с сегодняшних 5, к примеру, до 20%. "Раскрутив" "Россию" коммуниста Селезнева, администрация президента, по словам околокремлевских экспертов, не прочь расколоть КПРФ, а заодно и избавиться от "карликовых", но весьма горластых партий. Перекричать их, пусть даже за деньги, способны разве что "майцы", съевшие к тому же, как говорится, собаку в борьбе за голоса протестного электората, из которого они в дальнейшем лепили что хотели.

Ведущий аналитик екатеринбургской исследовательской группы "МЕДИАМИР" кандидат политических наук Анна Трахтенберг считает, что "Май" сегодня представляет собой классический образец политического продавца. Они продают относительно раскрученную идеологию, структуру, практический опыт организации массовых акций. На товар такого рода спрос есть всегда.

Цинично, не правда ли, по отношению к пресловутому протестному электорату, пытающемуся найти свое место в новых политико-экономических реалиях? Лидеры "Мая" в данном случае как раз обладают тем здоровым цинизмом, который необходим для того, чтобы возглавить популистское движение. Сами лидеры при этом, по словам Трахтенберг, не верят ни в черта, ни в бога.

Так что же это за монстр "Май", рожденный в опорном крае державы?

Дела минувших дней

Движение трудящихся за социальные гарантии "Май" было создано весной 1999 года. Его появление не стало сенсацией: команда молодых и амбициозных политиков, успевших вкусить "большой" власти как на областном, так и федеральном уровне, слегка подрастеряв свои позиции, возжелала вернуться на политический Олимп. Следует признать, что это им удалось.

У истоков движения стояла команда, которую зачастую именуют Баков и компания. 35-летний Антон Баков, еще пять лет назад считавшийся одним из главных идеологов команды Эдуарда Росселя, использовал на всю катушку свой опыт и познания в области выборных технологий. Официальное лидерство в движении "Май" было "поручено" 33-летнему Александру Буркову, в недавнем прошлом руководителю областного комитета по управлению государственным имуществом.

Монолит Бакова и Буркова сформировался еще в студенчестве, когда юные Антон Алексеевич и Александр Леонидович осваивали азы парного таскания носилок с бетоном в стройотряде Уральского политехнического института. С тех пор они трудились плечом к плечу всегда. В 1992 году "покоряли Москву" в рабочем центре экономических реформ при правительстве России под руководством первого и последнего госсекретаря РФ свердловчанина Геннадия Бурбулиса и вице-премьера Сергея Шахрая. В то время страна победившей демократии еще нуждалась в неординарно мыслящих молодых умах. Выпускники УПИ относились именно к этой когорте, выдавая на-гора свежие, смелые, но зачастую абсурдные идеи, на которые, впрочем, покупались умудренные опытом политики.

В их число даже попал тогдашний глава администрации Свердловской области Россель, неосторожно озвучивший предложение Бакова о введении на территории отдельно взятого субъекта Федерации собственной денежной единицы - "уральского франка". Это предложение удачно вписалось в концепцию Росселя о создании Уральской республики, которая должна была уравнять в правах русскоязычные области с национальными территориями. Смелость Росселя по достоинству "оценил" Борис Ельцин, подписавший указ об увольнении своего земляка с должности.

Еще одним поклонником идей Бакова - Буркова стал Шахрай, курировавший в правительстве России вопросы национальной политики. С его легкой руки страна чуть было не приросла еще одним субъектом - Мансийской республикой. Маленький народ манси - всего несколько тысяч человек - "вдруг заболел" суверенитетом, решив отделиться как от хантов, так и от Тюменской области в целом. Естественно, возглавил движение свободолюбивых манси Баков. В порыве братской любви к маленькому северному народу даже поменял запись в шестой графе паспорта, став в одночасье манси.

Самое удивительное, что новоявленный нацмен Баков получил государственную поддержку. Из российского бюджета было выделено 350 млн рублей на проведение конгресса мансийской культуры. Приветствие конгрессу, проходившему почему-то в Свердловской области, где на тот момент проживали чуть более трех сотен манси, направили ни больше ни меньше президент Ельцин и глава кабинета министров Егор Гайдар.

"Мансийская эпопея" длилась недолго и закончилась вместе с московскими деньгами. Однако именно тогда дуэт приобрел опыт проведения шумных акций и помпезных мероприятий, оплачиваемых за казенный счет, привлекающих внимание общественности, но по большому счету не несущих никакой смысловой нагрузки, кроме желания "поднять волну". Шум ради шума и в дальнейшем приносил означенному дуэту политические дивиденды. И не только политические...

Хождение во власть

Неудачи на "национальном фронте" не испортили отношений Бакова с Шахраем. В 1994 году под флагом шахраевского ПРЕСа (Партия российского единства и согласия) он стал депутатом Свердловской Областной Думы. Обзавелся депутатским мандатом и Бурков. Политическая карьера Бакова в законодательной власти в начале своем была удачной: сначала - председатель комитета по законодательству и местному самоуправлению, затем - заместитель председателя Облдумы. И все же главным его достижением в тот период стали наладившиеся тесные взаимоотношения с Росселем, возглавлявшим высший законодательный орган Свердловской области. Для Росселя работа в Думе стала возвращением в большую политику. И Баков активно помогал ему в этом. Свердловская Дума первой в России приняла Устав области, где был заложен институт губернаторства. Неудивительно, что при таком раскладе, когда устав готовился под конкретного человека, первым в России всенародно избранным губернатором в августе 1995 года стал не кто иной, как Россель.

После выборов состоялась "раздача слонов". Бурков возглавил областной КУГИ. Баков, став вице-спикером при новом председателе Думы Вячеславе Сурганове, получил от губернатора полный карт-бланш на реализацию своих политических фантазий.

Первым его политическим полигоном осенью того же года стал Екатеринбург, выбиравший мэра. Будучи единственным серьезным соперником главы администрации города Аркадия Чернецкого, Баков набрал в итоге 16% голосов. Тогда для собственной раскрутки Баков едва ли не впервые использовал схему агрессивного вовлечения электората в общественно-политическую жизнь. При этом за основу бралась достаточно надуманная проблема. Так Баков предлагал ввести в каждом районе города свой выборный законодательный орган вкупе с выборами глав районов Екатеринбурга. Целью этой акции было не столько довести дело до плебисцита, сколько приучить электорат к фамилии Баков. Что и делали члены его команды, собирая по квартирам горожан подписи за "жизненно важный" референдум, не забывая при этом агитировать за своего кандидата.

Дальше - больше. Спустя год Баков, не мудрствуя лукаво, замахнулся на кресло губернатора Курганской области. К тому времени его отношения с Росселем и его командой заметно охладели. Сам Баков комментирует это так: "Россель сначала не имел ничего против моего решения баллотироваться на пост губернатора соседней области. Но буквально через две недели, когда начались звонки из Кремля, меня охотно сдали. Россель сказал, что я немедленно должен снять свою кандидатуру. Я эту просьбу не выполнил..."

В число зарегистрированных кандидатов в губернаторы Баков не попал. Но нервов победившему на них действующему главе областной администрации Богомолову потрепал изрядно. А не хватило ему самой малости: доказать свою прописку в селе Песчано-Каледино Курганской области, где якобы он проживал в вагончике. Этот "факт" подтверждали в различных судебных инстанциях сговорчивые бабушки - односельчане кандидата, заявлявшие, что "Антон Алексеевич, как человек начитанный, каждый день посещает местную библиотеку". Однако бабушкам суд не поверил, как не поверил и Бакову. Впрочем, умение "работать" со стариками ему и его сподвижникам пригодится позже.

Серов - "майский" край

Вволю натешившись на политическом поприще, Баков вспомнил о красном дипломе металлурга. Спикер Областной Думы с удовольствием отпустил своего зама в директора прозябающего предприятия - Металлургического завода им. А.К.Серова. Главное - подальше, и при деле. Но, как говорится, знать бы где упадешь... Кстати, рекомендовал Бакова основным акционерам предприятия его верный соратник - Бурков.

Августовский дефолт двухлетней давности позволил серовскому заводу, который возглавлял Баков, как и другим предприятиям металлургической отрасли, ориентированным на экспорт, встать с колен. Появились деньги, и, как азартный игрок, Баков вспомнил свою давнюю страсть - игру в политику. На решение заводских проблем уходило все меньше времени. Результат не заставил себя ждать: к началу 2000 года из всех металлургических предприятий области только на серовском заводе оставалась задолженность по зарплате, которая к тому же была самой низкой в отрасли.

В 1998 году, для участия в очередных облдумских выборах, Баков со товарищи создает "Промышленный союз". В него вошли новые хозяева "заводов, газет, пароходов" Свердловской области. Их деньги помогли провести в депутаты несколько соратников Бакова. В том числе - уральского приватизатора Буркова, который вскоре возглавил образованный на базе вышеназванного союза "Промышленный парламент". Костяк этой организации позже плавно перекочевал в "Май".

Основным источником финансирования движения трудящихся за социальные гарантии становится серовский завод. Так, по крайней мере, утверждают оппоненты Бакова, называя даже конкретные цифры: от 5 до 11 млн долларов уведено с метзавода на выборы и прочие "майские" затеи. Не осталось в стороне и градообразующее предприятие соседнего Качканара - горно-обогатительный комбинат. Администрация ГОКа передала в правоохранительные органы документы, подтверждающие, что при Бакове комбинат финансировал "Май": только в ноябре - декабре прошлого года, в канун выборов в Государственную Думу, движение получило более полумиллиона долларов. Если это действительно так, то можно только догадываться, сколько всего средств "съело" движение в первый год своего существования. Сам Баков подобное "спонсорство" отрицает. По его словам, на раскрутку "Мая" ушло два млн рублей, а федеральную кампанию финансировали московские структуры. Наши же эксперты утверждают, что ни с Зюгановым, ни с представителями Чубайса "майцам" договориться не удалось.

Женский фактор в принудительном диалоге

Идеологический резерв "Мая" пополнился новыми людьми. Наиболее заметным из них считается политолог Андрей Франц, перешедший под алые знамена нового движения Бакова-Буркова из рядов губернаторской партии "Преображение Урала". Позже выяснится, что от подобного перемещения выиграл не только "Май", но и сам Франц.

Доподлинно неизвестно, был ли именно он автором "майского ноу-хау" - принудительного диалога с главами муниципальных образований. Но метод оказался действенным, особенно в условиях хронических долгов федерального и местных бюджетов перед гражданами.

А выглядело это примерно так. Бюджетники, месяцами не получавшие зарплату, в сопровождении активистов "Мая" проникали в кабинеты глав муниципалитетов и предъявляли им свои требования. Как правило, о немедленном погашении задолженности. Глава в пожарном порядке ехал в Екатеринбург просить денег у руководства области, а "визитеры" тем временем жили в его кабинете. Причем "майцы" предусмотрели многие нюансы. Так, например, чтобы акцию нельзя было квалифицировать как хулиганство, они непосредственно перед "визитом" в чиновничий кабинет оповещали о ней милицию. Тот же трюк "майцы" хотели прокрутить перед госдумскими выборами в Новосибирске. Номер не прошел: Буркова и его самых активных сподвижников забрали в милицию.

Методы работы новоиспеченных социал-демократов оказались довольно своеобразными, как и социальная база движения. "Май" сделал ставку на женщин, которые вместе с пенсионерами стали основной движущей силой движения. Этим "майцы", считают уральские политологи, указали власти на отсутствие гражданского общества, при котором нетрудно создать штурмовое настроение. И проблема кроется не столько в задержках зарплаты и пенсий, обществу просто нужна хоть какая-то стабильность. Человек не в состоянии адекватно отражать действительность, когда над ним довлеет чувство страха. Именно женщины и старики оказались подвержены этому больше всего. "Май", утверждают психологи, вернул тысячам людей чувство локтя, поддержки при выполнении общего, на их взгляд, полезного дела. То самое, что делало в свое время из немецких безработных штурмовиков. Чем это закончилось, мы знаем.

Команда Бакова внимательно следила за всем происходящим в стране, умело используя в своих целях непопулярные шаги Кремля. Настоящим подарком для идеологов "Мая" стало решение Ельцина отправить в отставку с премьерского поста популярного у части населения Евгения Примакова. "Майцы" тут же организовали сбор подписей за выдвижение Примакова кандидатом в губернаторы Свердловской области. Был использован старый излюбленный прием Бакова: громко заявить перед выборами о какой-либо акции, максимально вовлечь в нее электорат и таким образом раскрутить свой "лейбл". "Майским" активистам удалось собрать и передать представителю экс-премьера Роберту Маркаряну аж 200 тысяч подписей! Примаков в губернаторы не пошел, но, по словам лидеров "Мая", заявил, что разделяет идеи движения и готов проводить их в жизнь на федеральном уровне. А кандидатом в губернаторы, как ранее и предсказывали эксперты, был выдвинут Бурков.

Наряду с принудительным диалогом для защиты прав трудящихся движение использовало и другие "экстремальные" формы "работы". Более месяца напротив областного "Белого дома" жили в палатках учителя Тугулыма, Ревды, Красноуфимска, требовавшие от областного правительства выплатить причитающиеся им за многие месяцы деньги. Практически ежедневно сюда приезжал и кандидат в губернаторы Бурков, вдохновлявший забастовщиков зажигательными речами. Быт и питание педагогов, естественно, организовывал "Май": бастующих кормили гамбургерами из близлежащего "МакПика" и регулярно водили мыться в гостиницу.

На шалости "майцев" долгое время смотрели сквозь пальцы. Считалось, что Бурков на выборах является скрытым союзником Росселя и главная его задача - оттянуть голоса у главного оппонента действующего губернатора - мэра Екатеринбурга. В "Белом доме" сегодня утверждают, что создание "Мая" не стало для них неожиданностью. По словам директора департамента информации правительства Свердловской области Александра Рыжкова, знали здесь и о методах, которыми "майцы" будут пользоваться.

"Май" - вся Россия

Выход Буркова во второй тур губернаторских выборов стал громом среди ясного неба для многих политических сил области. В антракте между двумя турами состоялась встреча Бакова с председателем областного правительства Алексеем Воробьевым. По версии Бакова, он хотел успокоить напуганных неожиданным исходом первого тура членов команды Росселя. Оппоненты утверждают: согласие на встречу было дано, чтобы предложить "майцам" не будоражить общественное мнение, так как исход выборов был ясен. Но "майцы" шли ва-банк.

На протяжении всей кампании, критикуя областную власть и лично губернатора, ни Баков, ни Бурков не стеснялись в выражениях. Тем не менее избранный на второй срок Россель не стал сводить счеты с молодыми политиками, заявив, что никогда никого не преследовал и преследовать не собирается. Правда, губернатор пообещал ввести должность вице-премьера по идеологии, дабы пресечь в Свердловской области возможность вхождения во власть через ложь и обман. Что лично до Бакова, то Россель заявил: его деятельность, как директора серовского завода, будут изучать правоохранительные органы.

Впрочем, основоположнику "Мая" некогда было обращать внимание на подобные мелочи. Он уже готовил свое движение к федеральному дебюту: созданный на базе "Мая" избирательный блок "Мир. Труд. Май" принял участие в выборах в Государственную Думу РФ. Активисты движения разъехались по разным регионам страны создавать местные отделения нового блока. Однако, несмотря на их титанические усилия и потраченные на кампанию немалые средства, "Мир. Труд. Май" не набрал в итоге и одного процента голосов избирателей. Тем не менее Баков был доволен. В декабре 1999-го у "Мая" появился свой вице-губернатор - Франц. Правда, не в Свердловской области, а в Тамбове. Майские идеи социальной справедливости неплохо прижились в Тамбовской области, беднейшем русскоязычном субъекте Федерации.

А в марте 2000 года "Май" удачно финишировал на выборах в Законодательное Собрание Свердловской области, показав третий результат вслед за двумя "партиями власти" - "Единством Урала" (партия губернатора), "Нашим домом - нашим городом" (партия мэра Екатеринбурга). Вскоре была предпринята решающая попытка изгнать Бакова с серовского завода, и "Май" остался без финансовой подпитки. Однако чуть позже Баков заметит: "Пройдет время, и все наконец убедятся, что даже разлученный с Серовским металлургическим заводом "Май" великолепно живет..."

Круг замкнулся. Уйдя три года назад из большой политики "на хозяйство", Баков сегодня вернулся во власть и вновь занимается чисто политикой. Помимо деятельности в областном Законодательном Собрании, он является членом исполкома движения "Россия", которое возглавляет уроженец Серова, председатель Государственной Думы РФ Геннадий Селезнев. Баков познакомился с ним в июне 1999 года, когда Селезнев посещал историческую родину и, естественно, не мог обойти стороной градообразующее предприятие.

Впрочем, по словам Бакова, сотрудничество с "Россией" пока не приносит "Маю" никаких дивидендов. Скорее наоборот. В начале августа "майцы" провели семинар для активистов селезневского движения. Естественно, все затраты взяли на себя организаторы. Возможно, бесценный "майский" опыт пригодится "России". Правда, сложно представить Селезнева, к примеру, пикетирующего Кремль вместе с приезжими бюджетниками или возглавляющего делегацию пролетариев, ведущих принудительный диалог в кабинетах мэра Юрия Лужкова или губернатора Владимира Яковлева. Придется, наверное, все-таки выписывать Буркова...

А тем временем сын Бакова послал запрос в российское издание Книги рекордов Гиннеса. Как выяснилось, его отец является четырежды депутатом, обладая мандатами Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, Екатеринбургской городской Думы, а также Серовских городской и районной Дум. Возможно, и это еще не предел. Вторая жизнь основателя "Мая" в большой политике только начинается. Команда в основном та же. Только масштабы иные: новый старший товарищ возглавляет уже не областной парламент - целую Госдуму, а поле для экспериментов - вся Россия...

Любовь за деньги

Укрепление властной вертикали на российском уровне вряд ли совместимо с принудительными диалогами, элементами протеста и прочими акциями снизу, коими славится "Май". Тем не менее действующий по отмашке Кремля лидер "России" Селезнев счел возможным вести "дружбу" с лидерами "Мая". Идеолог "Мая" Франц, искренне считающий социал-демократию единственным приемлемым вариантом для России в современных условиях, уже откомандирован из "тамбовской ссылки" в Москву. Зачастили в первопрестольную и Баков с Бурковым, для которых, по мнению экспертов, главное - пользоваться властью и влиянием, а какими средствами это достигается, им безразлично.

Профессиональная любовь к народу требует немало затрат. Бесплатно, как известно еще с римских времен, любить народ еще никому не удавалось. Анна Трахтенберг считает очевидным, что движение Бакова без финансовых потоков с метзавода не может играть заметной роли на российском политическом поле. "Россия" для "Мая" в сегодняшней ситуации, по сути, спасительная соломинка. При этом Селезневу важно не допустить "майцев" на первые роли в своем движении. Иначе завтра роль кролика в этой паре будет играть уже не "Май". В планы же Кремля, поставившего на спикера Госдумы, не входят внутрипартийные интриги и рокировки, способные помешать достижению основной цели - привлечь на свою сторону протестный электорат и расколоть КПРФ.


  

«Эксперт Урал» №5 (5)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама