ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Удар на поражение

, 2002

Боевые машины пехоты Курганмашзавода поражали противника во всем мире. Теперь Курганмашзавод терпит поражение от приватизаторов и чиновников

Вокруг ОАО "Курганмашзавод" (КМЗ), крупнейшего оборонного предприятия России, производящего известные во всем мире боевые машины пехоты, уже несколько месяцев идет борьба, выходящая далеко за пределы Курганской области. Топ-менеджмент нынешнего владельца КМЗ "Сибура" намерен избавиться от завода и ищет варианты повыгодней. Администрация Курганской области и генеральный директор предприятия Валерий Дородный лоббируют передачу контрольного пакета акций предприятия в руки федерального правительства, но реакции пока нет. Полномочный представитель президента РФ по УрФО Петр Латышев направил федеральному правительству и в Министерство обороны письмо с призывом принять незамедлительные меры по оптимизации использования мощностей оборонного предприятия. Очевидно, судьба КМЗ будет решаться в сентябре в Москве, когда российское правительство обратится к проблеме развития Курганской области в целом.

Удар первый: приватизация

Спецпродукция для армии составляет 80% объема производства КМЗ. Десять лет назад строго секретное предприятие, имевшее несколько норм допусков даже внутри цехов, включили в список приватизируемой оборонки. Находившийся в государственной собственности комитета по управлению госимуществом области 10-процентный пакет акций с ведома местных чиновников быстро стал частным. Пакетами владели 50 юридических лиц. К 1998 году 30% акций Курганмашзавода сконцентрировали в своих руках структуры Михаила Ходорковского.

В феврале 1998 года, в бытность председателем российского правительства Евгения Примакова, государство попыталось восстановить позиции на важнейшем оборонно-стратегическом предприятии, введя "золотую акцию", которая не позволяет собственнику завода менять профиль предприятия, продавать активы. Кроме того, в совете директоров предприятия должен был появиться представитель государства.

Но внести изменения в устав акционерного общества не удалось. По мнению менеджеров Ходорковского, участие государства заводу ничего не давало: госзаказа на спецпродукцию у КМЗ не было, а с экспортными поставками завод справлялся самостоятельно. Недальновидность отказа стала ясна в том же году. Принятый закон о внешнеторговом сотрудничестве (ВТС) запрещал оборонным предприятиям, чей контрольный пакет акций находился не в госсобственности, самостоятельно выходить на внешний рынок.

В начале 90-х годов госзаказ, по которому Курганмашзавод производил около 200 БМП-2 в месяц, иссяк и не возобновлялся. Но у КМЗ были заключены экспортные контракты. Производя по ним всего десять машин в месяц, приватизированный завод работал относительно стабильно. С принятием закона о ВТС началась "черная полоса". Предприятие быстро потеряло рентабельность. Перспективы КМЗ оказались весьма туманны. После перекрытия валютных потоков завод, по прогнозам основных акционеров, должен был "лечь".

Основной акционер решил избавиться от завода, имевшего прежде за счет экспортных поставок БМП десятки миллионов долларов. Но поскольку продажа 30-процентного пакета акций не сулила больших прибылей, решено было увеличить пакет до контрольного. Это удалось сделать: в 1999 году развернулась полномасштабная скупка акций, и в начале 2001 года компания "Русские инвесторы", плотно сотрудничавшая с "Менатепом", перепродала "Сибуру" пакет, составляющий уже 50,63% акций Курганмашзавода.

Удар второй: недоконверсия

Приобретая КМЗ в собственность, менеджеры "Сибура", безусловно, рассчитывали пролоббировать валютный экспортный заказ на спецпродукцию. Но понимая, что шансов на это немного, они сделали ставку на гражданскую продукцию Курганмашзавода.

К конверсии КМЗ приступил еще в начале 90-х годов: производил мини-трактора для сельского хозяйства, автомобильные прицепы (до 40 тыс. штук в год), малые коммунально-строительные машины. Теперь, по мнению собственника, производство техники гражданского применения, прежде всего для нужд нефтегазовой отрасли (снегоболотоходов, автомобильных прицепов, многофункциональных машин для лесной отрасли), должно было стать основным - объем его планировалось нарастить с 30 до 70%.

Освоенный Курганмашзаводом гусеничный вездеходный транспорт для нефтегазовой отрасли оказался весьма конкурентоспособен. Снегоболотоход, аналогичный курганскому, у нас в стране не производится. Цена его (2 млн рублей) вполне "по зубам" нефтегазодобывающей отрасли. На этот год запланирован выпуск 85 таких машин. География спроса - от Сахалина до Чукотки и Красноярского края. С автоприцепами оказалось сложнее. Наполненный рынок привел к снижению объемов производства, что повлекло за собой удорожание продукции и, как следствие, дальнейшее падение спроса. В текущем году планируется выпустить только 12,5 тыс. прицепов.

Декларируя гражданскую ориентацию оборонного завода, председатель совета директоров КМЗ и вице-президент " Сибура" Николай Бех обещал обеспечить предприятие заказами Газпрома, ВАЗа, лесной и шинной промышленности. Однако привести инвестиции "Сибур" не сумел. Выпуск гражданской продукции вырос до 80% - но за счет снижения общих объемов производства в целом. Если в 1999 году доля КМЗ составляла в объеме промышленного производства Зауралья 23%, то к концу 2001 года она упала 10%.

Стало очевидно: увеличение объемов производства гражданской продукции не способно обеспечить доходы, аналогичные тем, которые Курганмашу приносили БМП. Кроме того, гражданскую продукцию еще нужно доводить "до ума" и вкладывать серьезные деньги в ее раскрутку. Госзаказ пролоббировать не удалось. Интерес компании к КМЗ заметно упал.

В конце декабря прошлого года губернатор Курганской области Олег Богомолов в письме в федеральное правительство и администрацию президента сообщил, что "менеджеры "Сибура"" не проявили себя как организаторы, способные вывести Курганмашзавод из кризиса". Несмотря на увеличение выпуска гражданской продукции за три года втрое, объем производства в целом сократился на 57%, поступление налогов на прибыль - в четыре раза. Из-за спада производства на КМЗ спад объема промышленного производства в Курганской области в целом составил 8,3%. Богомолов просил Москву "рассмотреть вопрос о смене собственника Курганмашзавода и о необходимости возвращения контрольного пакета акций предприятия государству". В то же время обновившаяся администрация "Сибура" в лице Вячеслава Скворцова, а затем и Дмитрия Мазепина заявила, что нефтехимическая компания готова распрощаться с контролем над Курганмашзаводом.

Удар третий: ни заказа, ни выхода на рынок

Предложение областных властей нашло отражение в проекте федеральной программы развития Курганской области, разработанной совместно зауральским правительством и аппаратом полномочного представителя президента в УрФО. Депутаты Курганской областной думы предложили федеральному центру обеспечить КМЗ стабильным гособоронзаказом "на уровне хотя бы 300 - 500 млн рублей" (в программе развития Зауралья речь идет о 6 млрд рублей), придать ему статус головного предприятия Министерства обороны по ведению капремонта и модернизации БМП и поставкам запчастей, выпустить завод на международные рынки. Несмотря на то, что за десятилетие внешнеэкономической пассивности России ее традиционные рынки освоены зарубежными конкурентами, Курганмашзавод, уверены депутаты, при наличии господдержки по-прежнему может рассчитывать на крупные экспортные заказы. В этом случае, по мнению заводских специалистов, нынешним БМП обеспечено будущее лет на 10 - 15 вперед. Недавно за рубеж для испытаний отправились несколько принципиально новых БМП-4. Заказов нет, но работа над новыми машинами продолжается, ее прекращение лишило бы предприятие будущего окончательно.

Генеральный директор Курганмашзавода Валерий Дородный настроен более реалистично. Перспектива, полагает он, есть: декларированное правительством реформирование силовых структур рано или поздно приведет к необходимости обновления парка боевых машин пехоты. В российских войсках БМП-3 практически нет, на их закупку не было денег. Но сегодня даже если государство станет собственником предприятия, оно не в состоянии обеспечить его полноценным оборонным заказом, а потому в ближайшем будущем ситуация кардинально не изменится. Государство должно дать КМЗ возможность самостоятельного выхода на экспортные рынки. Но этого не хотят чиновники: тогда предприятие сможет обойтись без многочисленных посреднических структур, претендующих на долю в многомиллионной долларовой выручке.

Деприватизация: перспективы не ясны

В Кургане обсуждаются несколько вариантов возврата завода в госсобственность. Например, через Газпром. Большая часть сибуровского пакета Курганмашзавода заложена под кредиты банков, аффилированных с Газпромом. При этом сам Газпром имеет долги по налоговым отчислениям перед федеральным бюджетом. Нефтяники и газовики могут договориться: первые избавятся от непрофильного предприятия, вторые урегулируют свои дела с налоговиками.

Однако "Сибур" не торопится расставаться с КМЗ так просто. На недавней пресс-конференции Мазепин заявил, что нефтехимическая компания готова передать государству контроль над Курганмашзаводом в обмен на участие в совместном предприятии на базе нижнетагильского ГУП "Уралвагонзавод" (УВЗ) по производству цистерн.

На Уралвагонзаводе и в правительстве Свердловской области на предложения Мазепина реагируют, не скрывая раздражения: "По просторам СНГ колесят 800 тысяч требующих замены вагонов и цистерн производства УВЗ. Объем инвестиций в эту программу составляет 100 млн долларов, в следующем году выпуск подвижного состава должен вырасти до 10 тыс. штук. Никто не собирается включать "Сибур" в эту программу. Проще всего было довести до ручки Курганмашзавод, а потом предлагать его в обмен на участие в высокодоходном производстве".

Другой, наиболее реальный, по мнению Валерия Дородного, вариант: государство должно купить контрольный пакет акций у его нынешнего собственника. В масштабе страны цена мизерна (около 20 млн долларов), расходы быстро окупятся, как только возобновятся зарубежные контракты.

«Эксперт Урал» №32 (67)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама