Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Вторая жизнь для "второго Баку"

2003

Топливно-энергетический комплекс Башкирии спасет от краха системный подход - от диверсификации и аутсорсинга до лоббистских возможностей Муртазы Рахимова

"Почитайте-ка, как Москва пытается Башкортостан разорить", - сухая рука старушки ткнула мне в грудь ксерокопию явно заказной статьи из "Комсомольской правды", опубликованной 15 февраля 2003 года под заголовком "Атака на Башнефть начинается с Байконура" и подписанной неким кандидатом экономических наук Виктором Денисовым. Из статьи следовало, что под "Москвой" надо понимать Минфин, Минприроды и МНС, которые якобы действуют в интересах "крупных олигархических структур", имеющих притязания на собственность в отношении башкирской нефтяной отрасли. Кто же пытается "уже к августу этого года" завалить Башнефть? Статья намекает - Межпромбанк. Незваная "информаторша" подловила меня у входа в уфимский ДК "Нефтяник", куда я шел на заседание одной из секций Конгресса нефтегазопромышленников России. Сославшись на то, что у нее много работы (в сумке лежала еще пачка ксерокопий), старушка от общения отказалась, но и без того стало ясно: конгресс обещает быть интересным...

Больше нефти

Первую башкирскую нефть добыли 70 лет назад. Тогда территорию Поволжья называли "вторым Баку". Расчет геологов оказался верным: в Великую Отечественную войну каждый третий танк заправлялся башкирским топливом, а всего за семь десятилетий из земли Башкирии выкачано 1,6 млрд тонн нефти.

Сегодня нефтегазовый комплекс республики влачит жалкое существование. Если в 1995 году Башкирия добывала 16,1 млн тонн нефти в год, то в 2001-м - 11,4 млн тонн. Степень выработанности запасов превысила 83% при текущей нефтеотдаче около 35% и обводненности более 91%. Значительная доля остаточных запасов нефти (43,6%) - трудноизвлекаемые. Примерно две трети месторождений пребывает в поздней стадии разработки, почти треть - в завершающей. При разведанных запасах и современном уровне добычи нефти в Башкирии осталось на 26 лет. На нефтеперерабатывающие заводы, некогда гордость республики, теперь стараются ограничивать визиты журналистов: похвастаться нечем - производственные фонды сильно изношены.

Что нужно сделать, чтоб "второе Баку" обрело вторую жизнь? Как спасти от разрушения нефтегазовый комплекс? А если учесть, что на него приходится 40% налоговых и 74% валютных поступлений Башкирии, - то и саму республику? На эти вопросы и попытались ответить участники Конгресса нефтегазопромышленников России - представители власти, нефтяных и газовых компаний, научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций.

По мнению властей Башкирии, основные тенденции развития отрасли сегодня - сдерживание темпов падения добычи нефти на месторождениях республики и наращивание добычи за ее пределами. Опираясь на соглашение между РБ и ХМАО, Башнефть на тендерной основе приобрела четыре лицензионных нефтеносных участка в Западной Сибири, кроме того, выступила учредителем обществ, которые получили право на недропользование в Казахстане. По словам главного специалиста Минэкономики Республики Башкортостан Натальи Ращепкиной, в Башкирии активно внедряется технология бурения горизонтальных скважин, обеспечивающая увеличение среднесуточного дебета нефти в 2 - 5 раз при более низкой обводненности. Все шире практикуется восстановление бездействующих скважин методом зарезки боковых стволов: это на 30% дешевле бурения новых скважин. "Каждая пятая тонна нефти добывается в республике за счет совершенствования методов и технологии разработки месторождений", - утверждает Наталья Ращепкина. Однако для полной загрузки мощного нефтеперерабатывающего комплекса Башкирии этих мер недостаточно. Для кардинального решения проблемы требуется системный подход, признали участники конгресса.

Больше денег

Политические меры спасения башкирской нефтянки перечислил в докладе президент республики Муртаза Рахимов. Первая - восстановление льготы по налогу на прибыль при условии направления инвестиций на развитие производства. Вторая - предоставление налоговых льгот для иностранных инвестиций в реализацию проектов, соответствующих мировому уровню. Третья - изменение порядка зачета уплаченного НДС по капитальному строительству. (Сейчас зачет проходит только после сдачи объекта в эксплуатацию, при том что нормативный срок строительства крупных объектов нефтегазового сектора - четыре года. Рахимов предлагает возмещать НДС до завершения строительства.) Четвертая - расчет ставок рентных платежей в зависимости от рентабельности добычи или уровня производительности скважины.

Предложения Рахимова адресованы федеральной власти. Ее на конгрессе представляли председатель Госдумы Геннадий Селезнев, заместитель министра энергетики РФ Валентин Шелепов, заместитель министра природных ресурсов РФ Иван Глумов. Шелепов оставил предложения Рахимова без комментариев, Глумов сообщил только, что "по каждой нефтеносной провинции будут созданы департаменты природных ресурсов и при них введены должности главного геолога". Зато Селезнев прямо обещал вернуться к рассмотрению вопроса о применении дифференцированной ставки налога на добычу полезных ископаемых с учетом горно-геологических условий и степени выработанности запасов нефти. Впрочем, за полгода до выборов и не то пообещаешь...

Фонд скважин сегодня в катастрофическом состоянии: сокращаются объемы закачки воды и отбора жидкости. Сливки снимаются, остальное пропадает. Мы бурим в 7 - 8 раз меньше, чем бурили во времена СССР. Очень мало вводится новых месторождений, а если они и вводятся, то совсем небольшие и главным образом малыми нефтедобывающими предприятиями. Фиксируется рост аварийности на нефтегазовых объектах, особенно на трубопроводах: большая часть магистральных трубопроводов работает более 25 лет, при нормативном сроке службы трубопровода - 33 года.

Независимые производители

Мы могли бы справиться с падением среднеотраслевого суточного дебета скважин за счет работы независимых производителей нефти. Но у нас нет государственного подхода к их деятельности. Во всех нефтедобывающих странах создают условия для развития малого бизнеса, у нас - ставят палки в колеса. Поэтому в США в нефтяном деле занято более 10 тыс. малых предприятий, у нас - 250. На севере США из 600 тыс. действующих скважин, 400 тысяч - малодебетные, на них работают в основном средние или малые предприятия. Они добывают более 40% нефти и 60% природного газа. Причем для них хорошо и тонна, и полтонны нефти в сутки. У нас же скважина, дающая менее 7 тонн, рассматривается вертикально-интегирированными компаниями как нерентабельная. Почти половина технических нововведений в мировой практике нефтедобычи осуществляется именно малыми предприятиями. У нас сегодня малый и средний бизнес ушел или почти ушел с "хвостов" месторождений. На маломощных пластах низкодебетных скважин стало невыгодно работать: затраты высоки, к экспортной трубе не подпускают, а цены на внутреннем рынке втрое ниже, чем на внешнем. Не будем лукавить - иначе как варварскими методы разработки месторождений в России не назовешь. У малых предприятий много проблем с инфраструктурой: внутрипромысловыми, межпромысловыми нефтепроводами, которые принадлежат, как правило, крупным нефтяным компаниям.

Налицо конфликт интересов. Но, если этот вопрос рассматривать с позиции конкуренции, с позиции комплексного и эффективного освоения недр, малый бизнес - не конкурент большому. Почему все эти вопросы не решать мирным путем? Если нужно, привлекать к переговорам, к снятию спорных моментов старейшин отрасли. И решать такие вопросы по законам общекорпоративной этики. Наконец, надо определить статус малого (среднего) предприятия и учитывать независимых производителей при разработке любой энергетической стратегии, и особенно законодательства о стимулировании нефтедобычи на низкопродуктивных месторождениях.

Затратная экономика

С 1990 года только в факелах на месторождениях Западной Сибири сгорело более 70 млрд кубометров нефтяного (попутного) газа. Это означает потерю для общества товарной массы на сумму свыше 17 млрд долларов. Мы такие богатые, что можем себе это позволить? Пора принять отдельный закон по нефтяному газу, который отнес бы его к стратегически важным видам энергетических и сырьевых ресурсов. Конечно, в районе крупных месторождений мы строим газоперерабатывающие заводы. Но сегодня все больше таких месторождений далеко и собрать с них этот газ проблематично и дорого. Поэтому нужны новые технологии использования попутного газа на месте, производства из него полупродуктов. Есть вариант использования того же газа для закачки в пласт для повышения нефтеотдачи. Ряд небольших компаний так и решает эти вопросы. Разве мы не можем повернуть вектор инвестиционной политики на эффективное и комплексное использование природных ресурсов, технологическое обновление нефте- и газодобычи, перерабатывающего сектора? Можем. Но, безусловно, только при политической воле государственных институтов власти и государственной поддержке.

Потребность в проектах

Для государства сегодня задача 1 - создание инвестиционной привлекательности реального сектора экономки. Прежде всего, речь идет о долговременных вложениях. Что для этого требуется? Надо снижать риски, развивать страховые гарантии. В этих условиях сами нефтяные компании через заемные средства могут существенно увеличить инвестирование высоких технологий. Есть и еще один момент: сегодня многие финансовые компании, банки - и наши, и иностранные - готовы выделить серьезные кредиты, но мы не можем предложить приличных, достаточно быстро окупаемых проектов. Получается, с одной стороны - денег нет, а с другой - проектов.

Список просьб к федеральной власти рос по мере того, как все новые докладчики поднимались на трибуну конгресса. Например, председатель Национального банка Башкортостана Рустэм Марданов сообщил, что из-за ухудшения финансового состояния предприятий ТЭК республики объем инвестиций с их стороны сократился по итогам прошлого года вдвое. Помочь кредитными ресурсами могла бы отечественная банковская система. Но ей в свою очередь надо помогать в конкурентной борьбе с западными банками: они в отличие от российских не обязаны формировать резервы по кредитам - не возвращенные иностранцам займы автоматически зачисляются в госдолг России. Так вот, Рустэм Марданов предлагает удешевить стоимость кредитов, выдаваемых российскими банками, за счет изменения расстановки мест в очереди на взыскание долгов. Сейчас погашение кредитов относится к пятой очереди, что вынуждает резервировать средства. Если изменить закон о несостоятельности (банкротстве) и Гражданский кодекс в пользу кредитных учреждений, займы, в том числе для ТЭК, значительно подешевеют, уверен Марданов.

Главный технолог ОАО "Салаватнефтеоргсинтез"Максим Рогов призвал федеральный центр разработать программу "доведения качества отечественных видов продукции ТЭК до требований мировых стандартов". Суть проблемы в том, что Запад ужесточает требования к содержанию сернистых соединений в бензине и дизельном топливе. Но при низком содержании серы свойства дизтоплива, влияющие на износоустойчивость двигателей, также снижаются. В двигатели нужно добавлять достаточно дорогие специальные вещества, которые сейчас выпускают в основном на Западе. Чтобы эта проблема не свалилась на нас неожиданно, структуру производства на НПЗ нужно менять уже сейчас, а для этого необходима федеральная программа с конкретным комплексом мероприятий и твердыми сроками их исполнения.

Больше мозгов

Конгресс нефтегазопромышленников так и остался бы сеансом заклинаний федеральной власти, если бы не башкирские ученые, призвавшие нефтяников взглянуть и на себя. Так, профессор Башкирского госуниверситета Наиль Сулейманов заявил, что реальным инструментом повышения капитализации предприятий ТЭК могли бы стать нематериальные активы. Такой резерв для привлечения инвестиций, как право на пользование земельными участками, природными ресурсами, зданиями, сооружениями, оборудованием, имущественные права на интеллектуальную собственность, торговые марки и товарные знаки, практически исключен из финансово-хозяйственного оборота.

По оценке Сулейманова, материальная составляющая в общей стоимости топливно-энергетического бизнеса России не превышает 18%.

Аспирант Башкирского госуниверситета Ильдар Ибрагимов упрекнул компании ТЭК в том, что их маркетинговые стратегии далеки от совершенства. Только от размещения на территории АЗС автомойки и кафе объем выручки может вырасти на 7 - 11%. На Западе, скажем, нефтяные компании, наученные энергетическим кризисом 70-х, давно стремятся предложить клиентам максимум разнообразных услуг. Автозаправочный центр компании British Petroleum в Париже еще в 1970-е годы состоял, к примеру, из автомагазина, автошколы, парикмахерской, цветочной лавки, банковского отделения, филиала фирмы Renault, туристического агентства и пункта проката автомобилей. А теперь вспомните, часто ли вам предлагали на местной заправке турпутевку, цветы или хотя бы чашку кофе и свежую газету?

Другое направление, которое, по мнению ученых, должно присутствовать в политике современной нефтяной компании - перевод части сервисных услуг на аутсорсинг. В свое время " Юкос" создал с компанией Schlumberger совместное предприятие с полным спектром услуг в области внутрискважинного обслуживания и передал ему часть собственных соответствующих подразделений. Экономический эффект от деятельности СП оказался на 20% выше, чем самостоятельная работа подразделения "Юкоса". С трибуны конгресса нефтяникам Башкирии советовали активнее заниматься энергосбережением, диверсификацией производства, включая поиск альтернативных источников энергии, в конце концов - более грамотно писать бизнес-планы.

...Как ни странно, но тема судьбы Башнефти, "злобного" Межпромбанка и "руки Москвы" на пленарных заседаниях конгресса так и не поднималась. Сумел избежать ее и генеральный директор ОАО АНК "Башнефть" Ильдар Исхаков в своем не самом ярком докладе. Видно, власти Башкирии решили подойти к решению проблемы родной нефтяной компании сугубо по-византийски: сначала человек "из народа" ненавязчиво вводит в тему, а потом руководители "решают вопрос" за щедрым столом. Удалось ли Муртазе Рахимову заручиться поддержкой Геннадия Селезнева в нелегкой борьбе с "питерскими", осталось загадкой...

Степень энергетической эффективности экономики зависит от масштабов применения высоких технологий в промышленности и уровня конкуренции в ТЭК
«Эксперт Урал» №20 (102)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама