Роза ветров

Общество
Москва, 06.03.2006
«Эксперт Урал» №9 (226)
На соединении потоков личного интереса и властной поддержки можно достигнуть многого, считают в Кунгуре

Небо над Кунгуром не тронуто самолетами, авиатрассы здесь не проходят. Нет и высотных зданий, летательным средствам зацепиться не за что. Вот за это и зацепились организаторы единственных в мире «Воздушных баталий». Теперь в небольшой городок Пермского края каждое лето съезжаются пилоты тепловых аэростатов со всей России и из других стран. Они ценят здешнюю розу ветров. Богатый рельеф местности порождает разнонаправленные потоки, что дает большие возможности для маневров. Пилоты знают: если точно попасть в струю — обязательно покоришь цель.

На перекрестке трех дорог

— Годом основания Кунгура, по грамоте царя Алексея Михайловича, считается 1663-й. Но поселение возникло на 15 лет раньше. Статус города получен в 1737-м по повелению императрицы Анны Иоанновны. Современный Кунгур стоит на перекрестке трех дорог: Соликамского шоссе, Сибирского тракта и Транссибирской магистрали…

Глава городской управы так и сыплет датами и историческими подробностями. Рассказывает о характере городка с его патриархальными устоями, крепкой привязанностью к родным местам, развитым чувством самоуважения не в ущерб уважению других. Подтверждаю возникшее «подозрение»: по образованию Амир Махмудов — историк, работал директором учреждения культуры. В мэры вышел из сферы гуманитарной, что бывает нечасто. Из беседы становится ясно, куда дует административный ветер на здешней широте: он подхватывает и поддерживает то, что работает на имидж места. То, что позволяет городу выделиться среди других. Это тоже три дороги и три потока: исторический, природный и событийный.

С первыми двумя Кунгуру просто повезло. Он имеет своеобразную судьбу: возник не в виде города-завода, как многие уральские поселения, а как город-ярмарка, отсюда мощная купеческая струя в истории и менталитете. К тому же удалось сохранить центральную часть городка «не замусоренной» индустриальными объектами и современными постройками. Зато рядом расположен уникальный природный объект — Кунгурская ледяная пещера. Третий же, «воздушный» поток — фестиваль «Небесная ярмарка», создан личной инициативой, помноженной на административный ресурс. О каждой составляющей современного имиджа Кунгура — подробнее.

Старинное и старое

Спокойная и мощная Сылва еще подо льдом и снегом. У парапета пристроилась небольшая группа: туристы, приехавшие в пещеру и заглянувшие в Кунгур. Молодые девушки, работающие в одной организации, несколько пожилых женщин, старшеклассники, которым родители приобрели путевки на выходные. В «урожайное» для внутреннего туризма доперестроечное время городок посещало до 200 тысяч человек в год (при населении меньше 80 тысяч). В середине 90-х гостевой поток упал до 30 тысяч, а теперь вновь растет, достигнув в прошлом году 120-тысячной отметки.

Туристам есть на что посмотреть. Первое каменное здание Кунгура — Дом воеводы (в нем когда-то бывал Радищев). Шесть храмов на разных берегах реки. Гостиный двор и памятная стела с выгравированной надписью «Благодарные потомки — храбрым предкам» на Пугачевской площади. Установлена она была в честь того, что крепость Кунгур, единственная на Урале и в Поволжье, не сдалась войскам Емельяна Пугачева. В советские годы эти исторические нюансы, конечно, не афишировались, но характерно, что стела не уничтожена. У Кунгура славное купеческое прошлое: здесь была третья по величине российская ярмарка, центр модной в XIX веке чаеторговли. От купцов пошли традиции благотворительности: Алексей Губкин построил первое на Урале техническое училище, Михаил Грибушин основал дом-приют для мальчиков и взял на себя его содержание. Сохранилось немало купеческих особняков.

Но обилие старинных зданий имеет как плюсы, так и минусы. Старое требует большей заботы, чем новое. Двухсотлетние строения выглядят обшарпанными, следы времени на них не всегда обаятельны. Программа сохранения зданий была разработана еще десятилетие назад, однако оказалась тогда трудом теоретическим. Она содержала проекты красивые, но мало реальные: поликлиники, школы, дома культуры переселить из «достопримечательностей» в новые дома, а памятники истории использовать «по назначению». Например, создать в них мини-гостиницы на несколько посетителей, стилизованные под постоялые дворы.

В 2004 году программу вернули из небытия, несколько приземлили, конкретизировали. И Кунгур стал экспериментальной площадкой программы Пермского края «Развитие туризма как основы экономики». Дело в том, что в Кунгуре нет крупных градообразующих (дающих не менее 25% бюджета) предприятий, зато много средних, где работает от нескольких десятков до сотен человек. «Наш город вписывается в политику диверсификации. Клюем по зернышку, а бюджет имеем сопоставимый с Соликамском. Зато более стабильны и мобильны, — с гордостью говорит Амир Махмудов.
 — И туризм в нашей системе такая же отрасль экономики, как и прочие, даже прибыльнее многих».

Инфраструктура города, считает глава, достаточна для приема большого количества туристов, хотя и требует дополнительного развития. Гостиничных мест пока хватает. Действуют четыре турагентства, есть места для стоянки транспорта. В ближайшие годы историческая часть Кунгура станет пешеходной. В 2007 году откроется Музей купечества России. Планы на будущее амбициозны: создание местного туристического кольца. В феврале началась разработка семидневного маршрута. В районе немало привлекательного, помимо самого города и знаменитой пещеры: это большая подводная пещера, и Белогорский монастырь, купола которого в ясную погоду видны за 50 километров, и прекрасные места для охоты и рыбалки в Суксуне. После того, как будут определены точки маршрута и достигнуты соглашения с местным руководством, предполагается проведение рекламной поездки для туристических агентств и презентация концепции.

Человек с комплексом

А пока гости едут в Кунгур исключительно ради ледяной пещеры, пятой по величине на нашей планете, с шестьюдесятью озерами кристально чистой воды, с причудливыми гротами, увешанными гипсовой бахромой. Все остальное лишь нанизывается на нитку этого главного интереса.

«Обслуживает» пещеру туркомплекс «Сталагмит», крупное предприятие сферы гостеприимства. Только экскурсоводов в штате 27 человек, гостиница на 257 мест, столовая, собственный транспорт. На первый взгляд, все условия для успеха. Однако предприятие оказалось на грани краха, вставал вопрос о его продаже. Оценивался туркомплекс в 30 млн рублей. Прошедшим летом у него сменились хозяева, руководители и перспективы. Теперь его стоимость возросла вдвое, вопрос о продаже не стоит.

Директор «Сталагмита» Александр Бездель убежден: «Мы исходно обладаем уникальным природным капиталом. При правильной постановке работы можно привлечь сюда туристов не только из соседних областей, но и со всей России и из-за границы. Рентабельность должна вырасти как минимум в три раза, я отвожу на это два-три года». Александр Петрович в гостиничном бизнесе не новичок: работал во Владимире и Суздале, участвовал в обновлении имиджа пермской гостиницы «Урал». Четко формулирует комплекс мер для подъема туркомплекса.

Первое — создание пакета услуг: «Пещера — это не просто отверстие в горе. Это еще и многообразный сервис». Помимо гостиницы и кафе, нужен спортзал, дискобар, фитнес-центр, зал игровых автоматов. Чтобы посетители приезжали не на один день и не один раз, нужно интересно организовать их отдых во «внепещерное» время. Второе — повышение качества услуг. Сегодня меняются приоритеты: вопрос «какое качество» становится важнее, чем «сколько стоит». Поэтому и прибыль предприятия направлена преимущественно на реанимацию гостиницы, которая не ремонтировалась 26 лет с момента рождения. Третье — развитие новых маршрутов в пещере и эксклюзивных услуг. Подготовлены развлекательные программы в виде шоу, мини-спектаклей. Проходят экскурсии со свечами, как в старину. В новый год — елка, в крещение — купание в озерах. По желанию можно устраивать и свадебные церемонии. В ближайших планах замена электрооборудования: пещера засверкает еще ярче, чем прежде. Обновляются и приборы, отслеживающие температуру, экологический режим. Оказывается, красота сталактитов и сталагмитов зависит не только от природы, но и от людей, которые должны создать комфортные условия и для посетителей, и для самой пещеры. Четвертое — проведение рекламной кампании. Прежде в бюджете туркомплекса даже статьи «реклама» не существовало. Теперь на это отводится 50 — 70 тыс. рублей ежемесячно. (К слову, одно из первых, что видишь, выйдя из поезда в Кунгуре, — указатель на пещеру.) Пятое — ставка на другие виды туризма, помимо познавательного. Развивается туризм спортивный («Сталагмит» выдает на прокат горнолыжное оборудование, велосипеды, рафты для сплава по реке); экологический (изумительная окрестная природа привлекает любителей пеших прогулок); оздоровительный (спелеотерапия) и деловой (проводятся семинары и конференции для организаций Перми и Екатеринбурга).

Как Ощепков стал графом

Совершив полет на воздушном шаре, вице-губернатор Пермского края Олег Ощепков прошлым летом получил титул графа Полетаевского. В последние годы Кунгур прославился оригинальным фестивалем «Небесная ярмарка». В небе разгораются нешуточные шуточные баталии. Сражение аэростатов: какая из армий точнее поразит цель, захватит больше «стратегических объектов», быстрее доберется до места… С земли за происходящим наблюдают десятки тысяч людей.

Пока гости едут в Кунгур исключительно ради ледяной пещеры, пятой по величине на нашей планете, с шестьюдесятью озерами кристально чистой воды, с причудливыми гротами. Остальное лишь нанизывается на нитку этого главного интереса

Первый воздушный шар появился в Кунгуре с рекламными целями, на торговой ярмарке, но в таком качестве сработал слабо. Бывший военный летчик, в настоящем директор Дома детского туризма Андрей Вертипрахов освоил пилотирование шара, побывал на соревнованиях и предложил: давайте устроим подобное. Руководство города ответило «попробуй» и оказало первоначальную поддержку. «Пробный шар» собрал шесть аэростатов, следующий — десять. Фестиваль воздухоплавания постепенно рос. Когда же осуществилась идея воздушных баталий, он получил международный статус. В фестивале 2005 года, длившемся неделю, участвовало уже 16 экипажей, которым помогал отряд волонтеров (к событию разворачивался детский спортивный лагерь воздухоплавания), наблюдало 150 тысяч зрителей. Пилоты любят знаковые полеты: перелететь через каньон, покорить полюс. На будущей юбилейной пятой «Небесной ярмарке» ожидается до 30 экипажей: им предстоит пересечь границу Европы и Азии.

Для воздухоплавателей свободный полет — это ощущение ветра, взгляд на город с высоты, через облака. Для зрителей — редкой красоты зрелище. Для всего города и теперь уже края — крупное имиджевое мероприятие. Неординарные инициативы рождаются, в общем-то, нередко. Поддерживать все никакого «административного ресурса» не хватит. Здесь нужна властная интуиция: угадать в самой «завиральной» идее практическое зерно.

У партнеров

    Реклама