ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Человек и паровоз

, , 2007

Свердловская область умело воспользовалась происхождением первого президента России, превратившись в один из влиятельных политических центров страны. Смерть знаменитого земляка должна зафиксировать это положение

Умер Борис Ельцин. Пожалуй, нет ни одного сознательного гражданина России, который бы ни составил о нем своего мнения. Сегодня отечественных политиков, даже самого высшего ранга, можно просто не замечать: мы с трудом вспоминаем, кто у нас нынче премьер-министр, министр обороны или спикер Государственной думы. В бурные 90-е все было подругому. Любое слово и действие первого президента России могли изменить политическую обстановку в стране и за ее пределами, повлиять на рынок ценных бумаг. И случалось это едва ли не каждые полгода. Попробуй здесь остаться равнодушным. Казалось, вся страна была разделена на два противоборствующих лагеря — сторонников и противников курса Бориса Ельцина. Но часть россиян испытывала в отношении этого человека совсем другое чувство, совершенно не связанное с его идеологией, — патернализм. Среднеуральцы-земляки следили за успехами и неудачами Ельцина подобно тому, как родители ведут по жизни своих детей.

В моде — провинция

«Чтобы возник феномен патернализма, необходимо было сочетание ряда условий (которые, скажем, отсутствовали на Ставрополье, не ставшем опорным краем для Михаила Горбачева): высокий промышленный уровень области, большой интеллектуальный потенциал, статус “третьей столицы” и, наконец, сама личность Бориса Ельцина», — отмечает директор Уральского центра Б.Н. Ельцина, доктор исторических наук Анатолий Кириллов.

Для свердловчан Ельцин был не просто президентом, а родным президентом. Во все времена земляческие связи составляли существенный элемент государственной кадровой политики, но особое значение они приобрели в советский период с его закрытой системой управления и низким уровнем доверия в элитах: Сталин делал упор на грузин, Хрущев двигал в центр украинцев, Брежнев — тех, кто работал с ним в Днепропетровске и Молдавии. После того, как Ельцин взошел на вершину власти, в российском политическом словаре появилось слово «уральцы» (см. таблицу на с. 9).

«Среди региональных центров у Свердловска уже был особый статус. До Ельцина карьерная лестница в Москву с Урала была протоптана, уходили на повышение партийные функционеры, уезжали ученые. Но Ельцин закрепил и символизировал собой этот отдельный статус по сравнению с Самарой, Нижним Новгородом и другими городами, претендующими на звание третьей столицы», — отмечает первый проректор Уральской академии государственной службы, доктор философских наук Вячеслав Скоробогатский.

Отточивший практику руководителя за годы работы первым секретарем Свердловского обкома партии, Ельцин стал законодателем управленческой моды, основанной на том, что называется «уральский характер». А это понятие включает в себя такие характеристики, как надежность, простота, стремление и способность идти против течения. Люди, работавшие с Борисом Ельциным в свердловском обкоме, отмечают: в начале 70х он, тогда заведующий строительным отделом, любил проводить совещания прямо на стройплощадках. Умел говорить просто о сложных вещах, мог для решения конкретной проблемы кооперировать различные коллективы. В 1973 году организовал дело так, что сразу 12 проектных институтов были привлечены к работе над созданием огромной Рефтинской птицефабрики. Став первым секретарем, Ельцин остался близким народу. Соседи по дому и бывшие подчиненные из обкомовского обслуживающего персонала (медики, парикмахеры, повара, водители) вспоминают: он всегда со всеми здоровался, всегда обращался на «вы» и ни разу не позволил себе выругаться матом.

Однако не оторваться от земли, занимая столь высокую должность, было невозможно. Ельцин хорошо познал нравы партийной аппаратной среды. Вырываясь иногда из этого кокона — отступая от утвержденного доклада, внезапно посещая стройплощадки или магазины, — он все же был одним из создателей (несомненно, талантливым) советской системы управления с ее штурмовщиной, приписками и безграничным лицемерием.         

В Екатеринбурге живет пенсионерка Лидия Силантьева. Вот уже более 20 лет она судится с властями (сначала с советскими, теперь с российскими). Дело в том, что в 1978 году ей за добросовестный учительский труд выделили однокомнатную квартиру, но построена она была с нарушением требований к шумоизоляции. Несущая стена, отделяющая комнату от машинного отделения лифта, в отдельных местах выложена не кирпичом, а деревянными брусками. У пенсионерки есть все необходимые документы, в том числе о превышении в квартире ПДН по шуму, но дело в судах не двигается. Строители же в свое время пояснили: дом сдавался под новый 1978 год, обкомом тогда руководил Ельцин, а ему, как бывшему строителю, нельзя было докладывать о невыполнении плана, иначе — партбилет на стол. Вот и выкручивались, как могли, заменяли дефицитный кирпич деревом. Эта история хорошо показывает всю противоречивость ельцинской натуры. И это качество — еще одна составляющая того, что благодаря Ельцину называется теперь «уральский характер». При наличии огромных властных полномочий противоречивость становится близка к самодурству («Я сказал, значит, так и будет!») и популизму. Ельцин как глава обкома был популистом, хотя уровень принятия решений требовал от него максимальной взвешенности.       

На работу в Москву Ельцина пригласили как одного из самых сильных и молодых региональных руководителей. Зная изнутри проблемы территорий, он стал фактически проводником и лоббистом их интересов. Именно на этой почве произошли первые конфликты Ельцина со старой советской партийной номенклатурой: ей перемены в системе управления страной были не нужны.

Феномен — патерналистское отношение населения Свердловской области к Ельцину,— начал складываться с 1985 года. Именно в этом году первый секретарь Свердловского обкома КПСС получил партийную должность в Москве. Недолго проработав в аппарате ЦК КПСС, Ельцин до 1987 года возглавлял московский горком партии. Здесь он в полной мере проявил харизму прирожденного политика. По всей стране пошли слухи о Ельцине как «борце с московской мафией». Он как мог поддерживал этот имидж. Так, в январе 1986 года, выступая на пленуме московского ГК КПСС, Ельцин обрушился на столичную бюрократию со всей страстностью провинциала. Уровень его популярности нарастал. Многие, вспоминающие то время, отмечают: они внимательно следили за деятельностью Ельцина в Москве, отождествляя каждый его успех с успехом Свердловской области.

Урал — Ельцину

Борис Николаевич способствовал, хотя и косвенно, формированию в Екатеринбурге (тогда — Свердловске) важного политического центра страны, в советское время — центра оппозиции.

В октябре 1987 года на пленуме ЦК КПСС Ельцин заявил о несогласии с медленными темпами и отсутствием программы перестройки. В ответ на это он был выведен из политбюро и освобожден от должности руководителя московской парторганизации. По Свердловску распространились тезисы выступления Ельцина (кстати, весьма далекие от оригинала). Это, как и очевидное духовное раскрепощение городской интеллигенции, привело к первому в истории города несанкционированному митингу в поддержку опального политика, состоявшемуся в декабре 1987 года. Осенью 1988 года в Свердловске был создан Общественный комитет по подготовке и проведению выборов, основой программы которого стала идея углубления демократизации посредством наделения Советов реальной властью. В сентябре 1989 года в городе прошло региональное совещание уральских депутатов, в котором приняли участие Андрей Сахаров, Елена Боннер и Галина Старовойтова. Собравшиеся обсуждали будущее России и сошлись во мнении о необходимости радикальных экономических и политических реформ. В марте 1990 года Борис Ельцин избран народным депутатом РСФСР по свердловскому национально-территориальному округу № 74, он получил 84,4% голосов. Этот депутатский мандат позволил ему стать председателем Верховного Совета РСФСР, а позже — президентом России.

«Пока Ельцин работал на Урале, он тянул регион. Например, мог прийти к Брежневу и добиться начала строительства метро. Вместе с ним Урал по многим позициям поднялся, — считает Анатолий Кириллов. — Но когда Ельцин ушел в Москву, ситуация поменялась. Один его земляк вспоминал: он приехал в столицу и просил у Ельцина два трактора. Ему не дали: земляков оказалось слишком много. То есть потом ситуация перевернулась: в большей степени его поддерживал Урал. Если бы в 91м путчисты победили, то здесь, я вам гарантирую, был бы центр сопротивления».

Действительно, 19 — 21 августа 1991 года во время попытки государственного переворота Свердловск стал центром консолидации усилий, направленных на поддержку действий президента России. В Верхнепышминской типографии, например, было начато массовое тиражирование указов Бориса Ельцина, направленных на локализацию действий ГКЧП. Из Свердловска эти документы распространялись по всему Уралу. С 20 августа в Свердловске начал действовать «запасной кабинет» правительства России во главе с Олегом Лобовым. В этот же день в городе и области было создано более 200 стачечных комитетов, 21 августа полностью прекратили работу 88 предприятий и более 400 прислали свои делегации с заявлениями о готовности начать забастовку.

«Екатеринбург поднялся при Ельцине и остался форпостом реформ. У нас родилась идея создания Уральской республики. Она опередила время, тогда осуществиться ей не удалось. Но в Конституции России появилось понятие о равноправии субъектов федерации. Свердловское законодательное собрание впервые в стране было создано двухпалатным, облдума стала избираться по партийным спискам. Мы начали проводить в Екатеринбурге российский экономический форум, ведь всего из Москвы не увидишь. Демократические традиции в Свердловской области заложены при Ельцине и сегодня они помогают области быть впереди многих регионов в экономике, политике и социальной сфере», — рассказывает Анатолий Кириллов.

Ельцин — Уралу

По большому счету, Ельцин дал Свердловской области только знамя, остальное (политические и экономические выгоды) регион пытался взять сам.

Для перечня материальной помощи от первого президента малой родине хватит пальцев одной руки. Так, несмотря на напряженную внутриполитическую ситуацию, в 1993 году только благодаря земляческим связям в Свердловской области появился национальный парк «Припышминские боры», расположенный недалеко от родного для президента села Бутка, что и было указано в прошении, направленном в Москву. До этого в стране вообще не существовало статуса национальных парков. Перед приездом Ельцина в феврале 1996 года была капитально отремонтирована екатеринбургская школа, в которой учились его дочери.

После того, как Борис Николаевич ушел в отставку, был создан Фонд Ельцина откуда пошли средства на поддержку Бутки. Из средств Фонда для нужд села была приобретена медицинская техника, музыкальная аппаратура для Дома культуры, заасфальтирована дорога. В УГТУУПИ, где учились Борис Ельцин и его будущая супруга Наина Гирина, частично на средства Фонда построен спортивный зал, куплено оборудование для лабораторий.

В 2003 году в Свердловской области проведен первый международный турнир по женскому волейболу на кубок первого президента России, ставший ежегодным. Вспоминает организатор турнира, генеральный директор волейбольного клуба «Уралочка» Виктор Волошин:

— Инициатива создания турнира исходила от главного тренера «Уралочки» Николая Карполя. Ельцин живо поддержал идею. Его личное присутствие на соревнованиях неизмеримо подняло их статус, привлекло первые команды мира. Проведение турнира, безусловно, улучшило и спортивный имидж области. Причем популярность обрел не только Екатеринбург, но и Нижний Тагил: если бы не было турнира, кто бы из спортсменов на Кубе или в Италии знал, что есть такой город? Сегодня у турнира очень хорошая пресса, журналисты со всего мира внимательно следят за его ходом. В этом году принято решение о проведении пятого волейбольного турнира, но называться он будет «Турнир памяти первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина». Традиция не оборвется.

Утилитарная любовь

Региону не впервой использовать имя Ельцина в своих интересах. Безусловно, его смерть также послужит утилитарным целям. Этого не избежать, поэтому опустим здесь нравственные и этические аспекты. Лучше поразмыслим над тем, как поступить тактичнее, грамотнее и эффективнее.

Главное — не поддаться эмоциям и не спешить. «Сейчас поступает очень много предложений. Надо сесть, разобраться, понять, что достойно такого человека, — говорит губернатор Свердловской области Эдуард Россель. — Я не думаю, что Борис Николаевич — это тот человек, чьим именем можно манипулировать: сегодня так, а завтра подругому. Надо сделать серьезнейший памятник. Я в Москве был в храме, где прощались с Ельциным. Туда приехало очень много уральцев. Они обступили меня, пройти не дают, говорят — давайте храм в Бутке построим. Будем решать».

Мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий сообщил, что городские власти также буду рассматривать вопрос об увековечении в областном центре памяти первого президента России: «Это может быть либо переименование старой улицы, либо название новой улицы, поскольку в Екатеринбурге активно строится ряд районов, либо переименование или новое название сквера, парка, площади».

Феномен патерналистского отношения уральцев к Ельцину начал складываться с 1985 года, когда первый секретарь Свердловского обкома КПСС получил партийную должность в столице и начал «борьбу с московской мафией»

На наш взгляд, увековечение на Среднем Урале памяти Ельцина, как и его прижизненная поддержка со стороны уральцев, должно работать и на имя первого президента, и на статус региона. Это значит, что памятник (в широком смысле) Борису Николаевичу должен обязательно конвертироваться в символический капитал его малой родины. Для этого нужен системный подход. Конечно, можно назвать именем Ельцина главный проспект Екатеринбурга, но как объяснить при этом ситуацию, когда нашего знаменитого земляка до сих пор нет в списке почетных граждан ни столицы Урала, ни Свердловской области (в отличие, скажем, от Казани)?

Вопрос об увековечении памяти первого президента должен обязательно обсуждаться гласно, с привлечением широких слоев уральской общественности, вплоть до регионального или городского референдума. При этом нужно обсуждать действительно имиджевые идеи, которые могут способствовать повышению статуса Екатеринбурга и Свердловской области в российском и мировом масштабе.

В качестве примера выскажем такую идею и мы. Почему бы не переименовать Кольцово в Екатеринбурге в Международный аэропорт имени Бориса Ельцина? В честь президентов названы аэропорты в Вашингтоне (имени Рональда Рейгана), НьюЙорке (имени Джона Кеннеди), Стамбуле (имени Ататюрка), Париже (имени Шарля де Голля). Пусть после этого федеральное правительство попробует затянуть финансирование строительства третьей взлетно-посадочной полосы.

Нельзя сказать, что Средний Урал был облагодетельствован первым президентом России при его жизни (в отличие, скажем, от СанктПетербурга в нынешней ситуации). Уральцы всего достигали сами, умело используя высокое положение земляка.

А потому кончина Бориса Ельцина вовсе не означает его потерю для нас как политического символа. Скорее, наоборот.

Участвовал Сергей Ермак, благодарим Уральский центр Б.Н. Ельцина за помощь в подготовке публикации

Уральская команда Бориса Ельцина
«Эксперт Урал» №17 (280)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама