Газ не против угля

Спецвыпуск
Москва, 10.03.2008
«Эксперт Урал» №10 (319)
ОГК-1 и ОГК-3 пересмотрели инвестпрограммы, переделав более дорогостоящие угольные проекты под газ. Захотят ли последовать их примеру другие «дочки» РАО ЕЭС на Урале?

Генерирующие компании заняты переосмыслением инвестиционных программ. Поводы дают, во-первых, приход к управлению энергобизнесом новых собственников (в результате продажи пакетов акций, принадлежащих РАО «ЕЭС России»), во-вторых, рост цен на топливо. Как уже писал «Э-У» (см. «Газ против угля», № 5 от 04.02.08), ОГК-1 объявила о намерении строить на Верхнетагильской ГРЭС два новых парогазовых энергоблока мощностью 330 МВт каждый вместо одного угольного: в конце января совет директоров утвердил новый рабочий проект, как считают в компании, более экологичный и эффективный. Решение одобрили и правление РАО ЕЭС, и администрация Свердловской области. А чуть ранее, в середине января, аналогичные корректировки в инвестпроект решила внести ОГК-3: на Южно-Уральской ГРЭС состоялось совещание, определившее ход проектных работ и варианты расширения электростанции. Предусмотрен перевод котлов четвертой очереди на уголь, чтобы высвободить объемы природного газа для строительства двух новых парогазовых энергоблоков суммарной мощностью до 600 МВт (вместо прежде заявленных в инвестпрограмме двух угольных по 225 МВт).

Смогут ли генерирующие компании договориться с независимыми поставщиками газа? Напомним, энергохолдинг отказался в своей стратегии от более экономичного газа осенью 2006 года из-за того, что Газпром не дал гарантию дополнительных поставок для строительства новых энергомощностей.

ОГК-1 договорилась со всеми

В ОГК-1 утверждают, что к изменению инвестпрограммы по Верхнетагильской ГРЭС их подтолкнули результаты предТЭО: угольный блок дольше окупается и экономически менее эффективен. Его сметная стоимость — 14 млрд 237 млн рублей, газовый на 15% дешевле, потому что капитальные затраты на его строительство ниже. Кроме того, у парогазовой технологии более высокий КПД (эффективность использования топлива) и лучше показатели по экологии. Срок ввода в эксплуатацию блока № 12 сохранен (2011 год), блок № 13 будет запущен в 2012-м (до корректировки инвестпрограммы его вообще не было: помимо изменения технологии выработки электроэнергии решено увеличить вводимую мощность).

Изменить инвестпроект ОГК-1 помогла достигнутая договоренность с Уралсевергазом (создан в 1998 году нефтегазовой компанией «Итера») о газоснабжении 12-го энергоблока. Условие газовиков — внести изменения в генсхему газоснабжения и газификации Свердловской области. По заказу правительства Свердловской области компания Промгаз уже разрабатывает и в конце первого квартала этого года представит ее корректировку с учетом возросших потребностей Верхнетагильской ГРЭС.

Использование административного ресурса в создании договоренностей с Уралсевергазом в ОГК-1 не отрицают: правительство Свердловской области намерено содействовать энергетикам в получении необходимых объемов газа и его транспортировке. Причина: региону срочно нужны новые энергомощности, а газовые блоки строятся быстрее угольных.

Между тем сами газовики утверждают: предметные переговоры по поставкам газа на новый блок пока не велись. Заместитель генерального директора по реализации газа ЗАО «Уралсевергаз» Дмитрий Лавренко поясняет: «Мы готовы обсуждать условия поставки газа на Верхнетагильскую ГРЭС. Но пока воздерживаемся, поскольку не знаем ни точных сроков ввода новых мощностей в эксплуатацию, ни обоснованных объемов. Кроме того, этот вопрос должен быть скоординирован с перспективным газовым балансом “Итеры”. Обсуждение этой темы в другой постановке преждевременно».

Причина сдержанности газовиков понятна: генерирующая компания еще не продана стратегическому инвестору. Кто будет новым собственником активов, станет известно в конце марта. А опыт ранее проданных ОГК показывает: стратегический инвестор, как правило, серьезно пересматривает инвестпрограммы, заново просчитывает экономическую эффективность проектов.

ОГК-3 ни с кем не договаривалась

ОГК-3, контролируемая «Норильским никелем», как раз образчик такого пересмотра. Еще 22 ноября ее совет директоров одобрил предложения по корректировке инвестиционной программы ввиду обнаруженных отклонений от условий реализации проектов: тогда новыми собственниками заново были посчитаны поставки топлива и оборудования. А 15 и 16 января на совещании на Южно-Уральской ГРЭС руководство ОАО «ОГК-3» с участием проектной организации ОАО «Инженерный центр энергетики Урала» рассмотрело ключевые моменты разработки технических решений реконструкции и расширения станции с использованием парогазовых технологий вместо угольных. Также разрабатывается комплекс технических мероприятий для обеспечения выдачи мощности новыми энергоблоками.

Но первый вице-губернатор Челябинской области Владимир Дятлов полагает, что вряд ли вообще имеет смысл говорить о корректировке челябинской части инвестпрограммы ОГК-3 до тех пор, пока не будет ясен вопрос, кто именно из спорящих собственников «Норильского никеля» основной акционер в генкомпании: «На данный момент сделка продажи 75% акций Владимиру Потанину не завершена. Правительство области не знает, кто у руля ОГК-3, с кем вести разговор. Тем более нам неизвестно, чем мотивирован переход на Южно-Уральской ГРЭС с угля на газ. С правительством области вопрос не согласован (информация об изменении размещена на сайте ОГК-3. — Ред.). Корректировка в принципе противоречит соглашению, подписанному правительством области и РАО “ЕЭС России”. Сегодня все электростанции в Челябинской области работают в основном на местных углях и в перспективе ориентированы на них». Качество угля для современной энергетики, по утверждению Владимира Дятлова, не важно. Пример стран Европы показывает: это лишь вопрос технологии сжигания.

Тенденция ли?

Но пока одни производители электроэнергии пытаются отказаться от угольных проектов на Урале как дорогостоящих и неэффективных, другие, наоборот, уверенно ставят на уголь. УГМК-Холдинг, создающий собственную энергетическую структуру, приступает к реализации двух масштабных угольных проектов: на 1000 МВт в Свердловской и 500 МВт — в Кемеровской области. Так в чем же дело? У заместителя генерального директора УГМК-Холдинга по энергетическим проектам Владимира Нечитайлова возможности генкомпаний переписать угольные проекты на газовые, используя независимых поставщиков газа, вызывают большие сомнения:

— Транспортировкой по трубам высокого давления занимается Газпром. А он официально заявил, что закачать более 23 млрд кубометров в Свердловскую область не может. «Итера» газ не транспортирует, а покупает и продает. Значит, останется старая труба — «узкое горло». ОГК-1 придется закрывать блоки в Верхнем Тагиле и на их месте строить новые. Что в принципе уменьшает мощность: закрыть-то надо сразу, а построишь еще когда. Поэтому я сомневаюсь в реалистичности этих договоренностей. Да, угольную станцию строить дороже. Это связано со сложной подготовкой топлива, необходимостью создавать угольные склады. Нужно выполнить и серьезные экологические требования. Но если цена газа будет расти и дальше, уголь начнет выигрывать. Правительство уже заявило, что к 2011 году цена только газа, без транспортировки, достигнет 242 долларов за тысячу кубов. Строительство электростанции займет минимум 4 — 5 лет. То есть как раз к тому времени производство энергии на газовой станции станет невыгодно, неконкурентоспособно против угольной. Поэтому я готов серьезно дискутировать по поводу окупаемости газовых проектов.

Для строительства станции мощностью 1000 МВт УГМК-Холдинг выбрал площадку в Староуткинске (Свердловская область). Заключен договор с Инженерным центром энергетики Урала на разработку предТЭО. Со всеми поставщиками проведены переговоры по стоимости оборудования, по заключению контрактов. Для станции 500 МВт металлурги выбрали площадку в районе Талдинского угольного разреза. Строить будут совместно с Korea Energi (у нее 49%), которая намерена в дальнейшем и эксплуатировать станцию.

Соединяя доводы Дмитрия Лавренко с аргументами Владимира Нечитайлова, получаем ответ: перспектив нет. Дмитрий Лавренко полагает: энергетикам, озабоченным строительством новых энергомощностей, понимание того, при каких условиях использование угля может быть сравнимо с газом по эффективности, даст генеральная схема газоснабжения и газификации Свердловской области. Обнародование ее, напомним, обещано в конце первого квартала. Тогда же, видимо, новым собственникам можно будет уверенно приступать к расчетам.

А вот ТГК-9, несмотря на то, что уже обрела стратегического инвестора (75% акций контролирует КЭС-Холдинг), планы пока не пересматривает. На территории Свердловской области у нее большой угольный проект: расширение Нижнетуринской ГРЭС на 115 МВт и строительство двух новых блоков по 330 МВт к 2011 и 2013 годам. Но генеральный директор компании Андрей Макаров полагает, что в целом у генерирующих компаний тенденция к пересмотру будет набирать силу в регионах, расположенных близко к газовым месторождениям и имеющих транспортное преимущество по газу: «За прошлый год угольщики подняли тарифы на 8%. Для нас такой рост оказался неожиданностью, поскольку для генкомпаний на увеличение по году топливной составляющей заложено всего 2,5%. ТГК-9 была вынуждена покрывать разницу из прибыли. И на этот год есть топливные предложения от угольщиков с ростом цены на 15%. То есть угольщики настроились под тренд повышения цен на газ и начали поднимать цены на уголь».

Это вынуждает генерацию, считает Макаров, переосмысливать программы, выбирая, в каком направлении идти. Цена на рынке, где через два-три года будет продаваться 100% вырабатываемой электроэнергии, не зависит от типа генерации — ее формирует рынок. А себестоимость определяют вид топлива и технология его переработки. 

— Мы ведем затяжные переговоры с угольщиками по Нижнетуринской ГРЭС, — рассказывает гендиректор ТГК-9. — УГМК мы считали самым перспективным партнером в проекте, но там решили строить генерацию сами: заявили, что при цене на газ 80 долларов за тысячу кубов уголь по экономике сопоставим с газом. По нашей оценке, это происходит при 120 долларах за тысячу кубов газа при прошлогодней цене угля. Разница в оценках возникает из-за того, что УГМК планирует сжигать собственный уголь, а мы его покупаем на рынке. Если УГМК заложила в расчетную модель свои цифры, ее прогноз по угольной генерации слишком оптимистичен. Я полагаю, в прогнозных расчетах речь может идти не о 242 долларах за тысячу кубов газа к 2011 году, а о 120 — 140 долларах без учета транспортировки от Урала до западных границ РФ.

Подведем итог. Газ или уголь — определяет экономика конкретного проекта. Решение этого вопроса индивидуально для генкомпаний и зависит от условий, в которых работает электростанция, ее географического положения и возможности поставок газа в регион.

Как не рассыпать мусор по дороге
Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
В ожидании вала банкротств
Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
Очень, очень плохой банк
ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №10 (319) 10 марта 2008
    Выборы
    Содержание:
    Достать избирателя

    Избиратель, поставленный в тупик запланированным исходом федеральных и региональных выборов, в полной мере постарался реализовать свое право волеизъявления в муниципальных кампаниях. Электоральный протест ушел с российского на местный уровень: некоторым мэрам выиграть не помогла даже причастность к партии власти

    Реклама