Припарки

2010

Экономика развивается через кризисы: в периоды спада можно смело отказываться от отживших механизмов и структур и способствовать появлению нового экономического базиса. Но в нашей стране всеми силами держатся за старое, считает руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» в Институте экономической политики имени Е.Т. Гайдара Ирина Стародубровская

— Ирина Викторовна, почему модернизационный потенциал кризиса не использован?

— Мы много ездили по стране в кризис. И во всех регионах, где мы были, даже там, где спад был очень сильный, а психологическая готовность к нему отсутствовала, с кризисом связывались позитивные ожидания. Ведь кризис расшатывает традиционные связи, преодолевает давнюю инерцию. Были надежды, что старому и отжившему дадут умереть.

Кризис стимулирует инновационные подходы. В пространстве, где жесткая политическая структура и экономические связи, где рынки четко поделены, нововведениям приходится крайне сложно. Чтобы что-то стало двигаться, традиционные структуры должны ослабнуть. Как раз кризисные изменения это и обеспечивают.

Но благодаря усилиям властей в экономике все осталось почти без изменений. Во-первых, не дали умереть умирающим — банкротств в последние годы почти не было. Во-вторых, не дали реструктурировать производства, потому что реструктуризация в наших условиях — это почти всегда сброс избыточной занятости. А процесс увольнений тормозили всеми возможными способами.

Так что с точки зрения гладкого прохождения кризисного периода, наличие финансовых резервов, которые позволили проводить политику удержания status quo, — это несомненное благо. А с точки зрения создания жестких стимулов к модернизации — катастрофа.

В результате сегодня промышленники отчитываются: объемы производства выросли. Объемы-то выросли, но модернизации не произошло. И мы снова возвращаемся к вопросам нехватки рабочей силы.

— Что мешает реструктуризации?

— Неготовность власти и общества идти на серьезную перестройку привычных процессов. И отсутствие механизмов, помогающих пережить эту перестройку, как, скажем, нормальный рынок труда с его социальными гарантиями.

Приведу в пример Финляндию. Когда рухнул советский рынок, для финской экономики это стало практически коллапсом — она в значительной степени была ориентирована на СССР. Как следствие, у финнов в тот момент безработица выросла очень сильно. Но государство стало вкладываться в улучшение инвестиционного климата, а не в помощь тем, кому помогать было уже бесполезно. Да, безработица долго не снижалась, она держалась на экстремально высоком уровне даже тогда, когда экономика уже росла. Но финны сумели выстроить реально инновационную экономику.

— Но высокая безработица — это ведь бочка с порохом.

— Конечно. А модернизация — это всегда работа на бочке с порохом. Наличие и осознание этой опасности и приводит к ускорению развития. Благостной модернизации не бывает — развитие в рыночной экономике идет через кризисы.

И тут есть одна важная особенность: те же финны смогли пройти этот сложный период достаточно быстро и эффективно, благодаря открытости проводимой политики, благодаря диалогу власти и общества. Проведение модернизации и коренных изменений, если только не инструментами советского ГУЛАГа, обязательно требует высокой степень доверия и очень четко простроенного диалога властей и общества.

У нас в стране культуры общественного диалога нет. Спрашиваешь у региональных руководителей: общаетесь ли вы с людьми по поводу проводимой вами политики, а тебя просто не понимают. Отвечают, что разъясняют свою стратегию, и считают, что этого достаточно. Но это монолог. В такой ситуации проблема издержек модернизации становится практически нерешаемой.

— А что могла бы сделать региональная власть?

— Не мешать ходу естественных процессов. Например, Пермский край много лет четко ведет свою экономическую политику: никому не предоставлять преференций. Вот есть общая льгота по налогу на прибыль — ей и пользуйтесь. Огромное уважение вызывает то, что даже в кризис они от этой политики не отошли: принципиально не предоставляли госгарантий, потому что гарантии — это нарушение конкуренции.

Можно было помогать безработным, а не неэффективным собственникам. В той же Перми запретили проводить общественные работы на территориях предприятий, и вели оплату общественных работ не через компанию (чтобы не оказывать поддержку неэффективным собственникам), а через муниципалитеты.

Серьезной контрциклической мерой является дорожное строительство (и развитие инфраструктуры вообще). Конечно, эти дороги потом могут оказаться дорогами в никуда: такой риск в условиях экономической неопределенности есть, и с ним приходится считаться. Но при этом создается сильный поддерживающий эффект для экономики в период спада, обеспечивается занятость хотя бы части безработных. Это с одной стороны.
А с другой — если развивается инфраструктура, то это все же серьезный стимул инвестировать для бизнеса. У нас же расходы бюджета на дорожное строительство почти повсеместно резались в первую очередь.

— Но ведь функционал региональных властей очень ограничен, они сильно зависимы от федерального курса.

— Да, это так. При этом, к сожалению, федеральная политика в кризис носила глубоко ведомственный характер. Например, в Калининградской области, где особая экономическая зона, даже в кризис открывались новые предприятия. Калининградские власти совершенно обоснованно считали, что нет смысла всеми силами держать занятость на существующих компаниях, куда выгоднее поддерживать новые фирмы, в первую очередь развитием инфраструктуры. Но деньги выделялись целевым образом на поддержку занятости. И на сельское хозяйство, которое в этот период явно не входило в число приоритетов регионального развития. Это тоже послужило фактором, сдерживающим модернизацию в регионах.

«Эксперт Урал» №46 (444)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама

    «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы»

    20 февраля 2018 года состоялся круглый стол на тему «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы». Организаторы: «Эксперт» совместно с Агентством стратегических инициатив и с секцией по законодательному регулированию энергоэффективности и энергосбережения Экспертного совета Комитета Государственной Думы по энергетики.

    Зеркало промышленности

    ​Отраслевые выставки – возможность получить представление о состоянии дел в конкретном секторе экономики

    Почему повышение производительности труда персонала – задача номер один?

    Что надо сделать, чтобы большая часть расходов на оплату труда не превращалась в пустую трату денег

    ИНТЕРЛАКОКРАСКА- 2018

    Весь цвет лакокрасочной промышленности с 27 февраля по 2 марта. Более 230 российских и зарубежных компаний презентуют свою продукцию и услуги на ежегодной выставке


    Реклама