ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Помогу тому не знаю кому

2011
Фото: Андрей Порубов

Ученые уже много лет фиксируют низкий уровень предпринимательской активности в России, однако этот фактор не берется в расчет при разработке государственных программ. Стимулированию этой активности власти предпочитают точечную поддержку модных направлений

В середине октября этого года МСП Банк (бывший РосБР, дочерний банк государственной корпорации «Внешэкономбанк») приостановил рассмотрение уже поступивших заявок от банков и прием новых по действующим на сентябрь-октябрь кредитным продуктам. Акционеры банка объяснили решение необходимостью переориентации на целевую поддержку малого и среднего предпринимательства (МСП), а именно — рефинансирование банкам-партнерам инновационных, модернизационных и энергоэффективных проектов, которые реализуют их клиенты. Точно так же многие регионы в этом году поспешили заявить о том, что они отказываются поддерживать малый бизнес, занятый в торговле: по их мнению, он может развиваться без государственной поддержки.

Тенденция в целом правильная. Если не учитывать два момента. Во-первых, время: неопределенность на финансовых рынках — не самый удачный период для смены модели финансирования. Во-вторых, прежде чем принимать такие решения, надо бы посмотреть, какие изменения происходят в предпринимательской среде, готовы ли люди в принципе заниматься бизнесом, тем более производственным, более того — инновационным. Ответы на эти вопросы следует искать в социологических исследованиях, которые стали в последние годы появляться и на российском рынке. 

«Эксперт-Урал» уже несколько лет собирает в Екатеринбурге на традиционные осенние дискуссионные площадки по проблемам МСП исследователей, представителей региональной инфраструктуры поддержки, банков, общественных и профессиональных союзов. Что показал свежий срез ситуации?

Социальная субстанция

Как выяснилось, с официальной статистикой в этом году дело обстоит неважно. В 2010 году Росстат, как известно, проводил сплошное
исследование МСП. По сообщению ведомства, обследовать удалось всего 65,3% юридических лиц и 79,1% индивидуальных предпринимателей. Часть предпринимателей сотрудники Росстата просто не смогли найти, а часть отказалась предоставлять отчеты. Как считает вице-президент Национального института исследования системных проблем предпринимательства НИСИПП (Москва) Владимир Буев, «основная доля отсутствующих — не что иное, как фирмы-однодневки, которые уже давно не ведут деятельность. Ну а тот факт, что кто-то не захотел открываться и предоставлять отчетность, свидетельствует, возможно, о нарастающем недоверии предпринимательства к власти».

Полученные данные, вероятно, сильно не «бьются» с официальной статистикой предыдущих лет, формировавшейся на базе выборочных обследований, поэтому Росстат решил в этом году от своего имени сведений не публиковать. Вероятнее всего, результаты сплошного исследования появятся не раньше 2012 года. Но поскольку чиновники совсем без статистики работать не могут, Росстату по запросу Минэкономразвития данные (информацию на основе выборочных обследований) предоставлять все-таки пришлось. Таким образом, произошла «утечка в массы» через трехлетний прогноз социально-экономического развития. НИСИПП считает, что далеко не всем выводам министерства, сделанным в ходе обработки этих данных, можно доверять. Например, в «статистике Минэкономразвития» количество ИП в стране и регионах в 2010 году совпадает с количеством занятных в этих ИП. Понятно, что это не совсем отражает действительность: индивидуальные предприниматели, как правило, нанимают на работу сотрудников. ИП составляют часть сегмента, который по закону относится к микробизнесу (с численностью работающих до 15 человек), и при таких «арифметических» ошибках назвать оценку корректной крайне сложно.

Более реалистической выглядит динамика показателей, характеризующая малые предприятия с численностью работающих от 15 до 100 человек, на основе которой и можно сделать некоторые выводы, с оговоркой, что это не в полной мере отражает состояние всего малого предпринимательства.  

Вице-президент национального института исследования системных проблем предпринимательства Владимир Буев: «Малый бизнес выполняет в России скорее социальную функцию, обеспечивая занятость» ural_488_012.jpg
Вице-президент национального института исследования системных проблем предпринимательства Владимир Буев: «Малый бизнес выполняет в России скорее социальную функцию, обеспечивая занятость»

Итак, по расчетам НИСИПП в целом по стране число малых предприятий за 2010 год в сравнении с предыдущим годом сократилось на 3,6%: сокращение в расчете на 100 тыс. жителей — 5,57 единицы. Однако по регионам картина сильно разнится. Среди субъектов федерации Урала и Западной Сибири зафиксирован прирост МП в расчете на 100 тыс. населения: в ЯНАО — на 14,98 единиц, в Югре — на 13,46, в Тюменской области — на 17,38, в Башкирии — на 5,39, в Свердловской области — на 4,5. Но этот рост — скорее эффект низкой базы, поскольку число МП на 100 тыс. населения во всех регионах Большого Урала (за исключением Пермского края, где, кстати, в 2010 году произошло падение) ниже среднего по России. Сильно упала численность МП в Челябинской области (на 11,53 единицы в расчете на 100 тыс. жителей) и Пермском крае (на 7,15), незначительно — в Оренбуржье (на 3).  

Второй показатель — численность занятых в МП. Она также в целом по стране сократилась на 2,9%, однако все субъекты Урала и Западной Сибири, за исключением опять же Южного Урала и Прикамья, продемонстрировали рост. Количество МП со штатом от 15 до 100 работников в целом по России уменьшилось, но оборот сектора вырос на 7%. В большинстве субъектов Урала и Западной Сибири тоже зафиксировано увеличение оборотов. Исключение составили Пермский край и Свердловская область, причем для нее характерно наиболее сильное падение (16,5%).

Наконец, самый важный показатель, который, по мнению Владимира Буева, говорит о том, верит предприниматель в будущее собственного бизнеса или нет, — инвестиции в основной капитал. Это прямо коррелирует с тем, верит ли бизнес в положительную динамику экономического развития страны. В целом по России объемы инвестиций сектора малых предприятий сократились в 2010 году на 6%. «И это при том, что обороты выросли, — обращает внимание Владимир Буев. — То есть денег в секторе стало больше, но компании меньше верят в перспективы развития и существенно меньшими темпами обновляют основные фонды». Катастрофически низкие показатели инвестиций в основные фонды характерны для Пермского края, Тюменской области, ХМАО, Курганской и отчасти Свердловской областей.

— Доля инвестиций в основной капитал малых предприятий в общем объеме всех инвестиций в России составляет всего 4,4%. При этом 43 — 44% всех людей, которые работают по совместительству, работают именно на малых предприятиях. То есть малый бизнес — это та субстанция, которая сегодня скорее выполняет социальную функцию, обеспечивая занятость, нежели вносит вклад в экономический рост, — делает вывод Владимир Буев.  

Начинающие оптимисты

Качественные характеристики среды МСП (настроения действующих и зарождающихся предпринимателей, их активность, мотивы создания бизнеса, отношение к ним общества) позволяет увидеть другое исследование — международный проект «Глобальный мониторинг предпринимательства». В России его с 2006 года ведут Высшая школа менеджмента Санкт-Петербургского университета и государственный университет Высшая школа экономики. Частичные результаты последней волны (по правилам, полные данные участники проекта могут публиковать только после выхода глобального отчета в январе 2012 года) на нашей конференции представила участник российской команды проекта Ольга Верховская (Санкт-Петербург). Приведем несколько ключевых выводов.

Первый касается самооценки начинающих и действующих предпринимателей. Участвовавшие в опросе уральцы несколько чаще, чем прочие жители остальной России, оценивают выбор карьеры предпринимателя как удачный. Скорее, это связано с тем, что значительная часть респондентов исследования сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге, где больше возможностей реализовать себя в качестве наемного работника. Жители Урала меньше боятся провала собственного дела, чем в целом по России. При этом они одинаково со всей страной низко оценивают важность знания и опыта для успешного открытия и ведения бизнеса. «Это не говорит о том, что начинающие предприниматели плохо образованны, скорее, они испытывают недостаток специальных навыков», — подчеркивает Ольга Верховская. В оценке инновационности выпускаемой участниками исследования продукции и конкурентной среды ранние предприниматели оптимистичнее своих более опытных коллег. Так, 25% ранних предпринимателей считают, что они будут производить новый для всех продукт, среди более опытных такой оптимизм излучают уже только 12%. 58% начинающих бизнесменов думают, что у них будет немного конкурентов, а 12% надеются, что конкурентов не будет совсем. По мере того, как они набираются опыта, выясняется, что бороться за рынок не так просто: только 6% уверены, что работают в низкоконкурентной нише.

Ольга Верховская, участник российской команды международного исследовательского проекта «Глобальный мониторинг предпринимательства»: «Индекс предпринимательской активности в нашей стране уже много лет держится на низком уровне» ural_488_013.jpg
Ольга Верховская, участник российской команды международного исследовательского проекта «Глобальный мониторинг предпринимательства»: «Индекс предпринимательской активности в нашей стране уже много лет держится на низком уровне»

Второй важный вывод, на который следует обратить внимание, — уровень предпринимательской активности. Этот показатель рассчитывается по доле ранних или нарождающихся предпринимателей в общей структуре трудоспособного населения. Ольга Верховская описывает, как он выглядит в России в сравнении с другими странами:  

— Уже много лет связь между индексом предпринимательской активности и ВВП на душу населения напоминает U-образную кривую. Наиболее высокий уровень предпринимательской активности мы видим в таких странах, как Уганда, Замбия, Гватемала, Чили. Это связано с тем, что там очень высокий уровень вынужденного предпринимательства: людям просто иначе не прокормить семьи. По мере того, как изменяется структура экономики и крупные компании начинают предлагать новые рабочие места, индекс предпринимательской активности несколько сокращается. Россия находится в группе стран, у которых уровень ВВП на душу населения значительно выше, чем у перечисленных, но при этом и индекс предпринимательской активности один из самых низких. Несколько лет назад мы вообще были «рекордсменами» по этому индексу, то есть находились в самом низу. Но нас «обогнала» Бельгия. Это позволило экспертам, предпринимателям этой страны идти в органы государственной власти и требовать изменить ситуацию. Мы фиксируем низкий индекс много лет, но пока это никак не отражается на политике государства. По мере того, как уровень ВВП на душу населения растет, предпринимательская активность снова повышается, но при этом качество предпринимателя становится несколько иным. Он создает бизнес не потому, что нет выбора, а потому, что ценит свободу действий, которую дает предпринимательство.

На нашей конференции прошлого года исследователи, анализируя этот показатель, предполагали, что уровень вынужденных предпринимателей в России резко вырастет, поскольку в кризис государство одним инструментом пыталось решить две задачи — снизить уровень безработицы и стимулировать приход в сферу предпринимательства новых людей. «Индекс предпринимательской активности действительно чуть подрос, но не настолько, как можно было бы предположить, учитывая массовые сокращения в производстве», — констатирует Ольга Верховская.

Любопытным представляется гендерный анализ предпринимательской среды Урала. На стадии создания бизнеса мужчины, как правило, более активны, а вот на стадии выживания компании женщины оказываются успешнее.

Возрастная структура предпринимателей выглядит следующим образом. В мировой практике самым активным возрастом создания бизнеса считается 25 — 34 года. В России и на Урале самый динамичный возраст — 33,8 года. Правда, на Урале значительно меньше, чем по России, ранних предпринимателей (от 18 до 24 лет). То есть молодежь в предпринимательство не рвется. Зато людей в возрасте от 35 до 44 лет здесь больше, чем в целом по стране. Малая доля людей, которые решили стать предпринимателями в возрасте старше 55 лет, вполне типична. А вот то, что на Урале в числе потенциально активной аудитории совсем нет студентов, удивило исследователей: в целом по стране каждый десятый студент рассматривает возможность создания собственного бизнеса.

Для оценки будущего малого предпринимательства, на наш взгляд, стоит обратить внимание на то, как предприниматели оценивают возможности собственного роста. Как выяснилось, 60% ранних предпринимателей расти не собираются, и только 10% планируют увеличивать бизнес, привлекать новых работников. «Очень печальная картина: в 2010 году индекс потенциального предпринимательства был один из самых низких среди исследуемых стран, лишь около 4% населения планировали открыть бизнес в течение ближайших трех лет. При этом 2% уже имели когда-то свое дело. То есть фактически только 2% населения представляют собой приток “новой крови”», — подчеркивает Ольга Верховская.  

Большой вопрос

Наши собственные практические наблюдения подтверждают этот тренд: в предкризисные годы бурного роста люди, особенно молодые, предпочитали стабильную карьеру наемного работника беспокойной участи предпринимателя. Очевидно, срабатывал целый комплекс факторов: и недостаточный уровень организации инфраструктуры поддержки, и осложненный доступ к финансированию, и высокие коррупционные издержки, и отношение общества к предпринимательству. 

Стоит ли в этой ситуации резко менять модель и переходить исключительно на поддержку инновационных и энергоэффективных производств в малом бизнесе? Большой вопрос. Пока даже точечные попытки предоставить поддержку, например, энергосберегающим проектам натыкаются в регионах на их элементарное отсутствие. Безусловно, такие проекты нужно начинать стимулировать, поддерживать, развивать. Однако в массовом порядке отказываться от вовлечения предпринимательства в сферу услуг во всех регионах, на всех уровнях, наверное, не стоит. Во-первых, есть территории особенно депрессивные, где появление этих услуг необходимо, и кроме малого бизнеса заняться этим некому. Во-вторых, сервисный сектор позволяет накопить первоначальный капитал, необходимый для создания новых, в том числе и инновационных производств.

Другое дело, что есть необходимость пересмотреть форматы федеральных и региональных программ, которые действуют почти двадцать лет. С учетом практики и выводов исследований пришло время проанализировать, что действительно помогает предпринимателям появляться и развиваться, а где деньги уходят впустую.                 

«Эксперт Урал» №45 (488)

«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама