Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Общество

Выступаем на рассвете

2012
Иллюстрация: Эксперт Online

Урал на пороге смены экономического цикла: крупнейшие компании региона продемонстрировали рывок в количественных показателях, готовят инвестиционные программы и перекраивают структуру к новому этапу роста

Мы снова говорим о «рейтинге роста»: совокупный объем выручки четырехсот крупнейших компаний Урала и Западной Сибири в 2011 году составил почти 9,5 трлн рублей, это на 26% больше, чем сумма выручки по участникам рейтинга в 2010 году. Важно, что и в 2010 году прирост выручки был велик и сопоставим с нынешним — 24%. Напомним, что как раз в рейтинге по итогам 2010 года мы говорили о восстановлении объемов выручки крупнейших компаний до докризисных значений.

Второй год подряд растет и показатель прибыли, причем темпами намного большими, чем увеличивается выручка: прирост сальдированного финансового результата в нынешнем рейтинге по итогам 2011 года составил почти 44% (!), а за год до этого прибыль поднялась на 31%. По результатам минувшего года мы можем говорить о восстановлении средней рентабельности рассматриваемой выборки до докризисных значений. Так, в 2008 — 2010 годах этот показатель колебался в районе 10%, а в 2011 году он вскочил на 12-процентную ступеньку — уровень 2007 года.

Откуда такой «выстрел»? Внешние условия развития, казалось бы, относительно стабильны с 2010 года. Большинство специалистов сходятся во мнении, что «сердцевину» роста обеспечили мероприятия по оптимизации, предпринятые бизнесом в кризисный обвал. Немало, кстати, положительных откликов мы услышали о заработавших программах энергоэффективности и проектах малой энергетики.

Однако это показатели по выборке в целом. Есть и внутренние изменения «центров силы» в самой выборке. Хочется надеяться — свидетельствующие о переходе экономики региона к новому циклу роста.

Тяжелая артиллерия

О концентрации, укрупнении и капитализации в структуре нашего рейтинга в явном виде мы заговорили с кризисных времен (см. «Инерция с концентрацией», «Э-У» № 42 от 02.11.09), и с тех пор эти процессы стали одними из центральных в нашем рассмотрении. Скажем о них и в этот раз, тем более что, по нашим ощущениям, эти структурные подвижки по итогам 2011 года окончательно вышли на новую посткризисную траекторию.

В общем, процесс этот давний: крупные крупнеют, мелкие плетутся в хвосте. Так, в 2011 году снова около 90% совокупного прироста прибыли обеспечила первая полусотня компаний; они же выдали порядка 70% прироста выручки. Отставание малых неплохо иллюстрирует фактическая стабильность нижней границы рейтинга. Несмотря на то, что мы постоянно говорим о приростах выручки по региону в целом, нижний предел нашей выборки на протяжении последних пяти лет составляет примерно 2,1 — 2,6 млрд рублей.

Однако за последний этап посткризисного восстановления с крупнейшими компаниями нашего рейтинга произошла качественная метаморфоза: по итогам 2011 года они стали еще и самыми динамичными в рассматриваемой выборке!

На графике подецильной динамики прироста выручки становление этой траектории хорошо видно. На излете периода экономического роста (2007) крупняк, как и водится, был сыт, стабилен и неповоротлив, а наибольшие темпы роста демонстрировали «молодые и дерзкие»: чем меньше компания — тем динамичней. Кризис внес очевидные коррективы (2009): по шапке получили все, но сытые и стабильные лишь прижались, а те, чье место в рейтинге ниже первой сотни, — попадали. И вот новый цикл — рост (2011) начался с крупняка; картинка зеркально противоположна ситуации 2007 года: чем меньше компании, тем медленнее растет выручка.

Причины такой последовательности мизансцен, в общем, понятны. С одной стороны, в момент кризисного удара самые крупные компании Урала и Западной Сибири обладали бо?льшим запасом устойчивости (а, может, только они им и обладали), чем малые. За счет сформированных резервов (не забудем и про господдержку) большие предприятия смогли в ситуации падения мирового спроса поддерживать функционирование на приемлемом уровне. С другой стороны, за счет «эффекта масштаба» кризисная оптимизация и модернизация дала наибольший эффект именно крупнейшим предприятиям. Им было над чем работать: большие активы и длинные производственные цепочки содержали в себе немало возможностей сэкономить.

Расчеты рентабельности рейтинга это движение подтверждают. Самые большие компании первого дециля, вообще говоря, всегда были самыми рентабельными, даже несмотря на низкую динамику в 2007 — 2008 годах. Однако в 2011 году отрыв первых сорока-пятидесяти лидеров от основного пелотона по показателям доходности оказался наиболее разительным. В целом по показателю рентабельности выборка в рассматриваемом году ощутимо расслоилась. При среднем значении по четыремстам участникам в 12% фирмы, сумевшие эффективно преодолеть кризис (а их мало), в 2011 году демонстрировали куда большие вершины доходности. Остальные продолжают отсиживаться.

Тыл

О негативных сторонах процесса концентрации уральской экономики мы в красках говорили год назад (см. «Экономическая батрахология», «Э-У» № 43 от 31.10.11). В этот раз хотелось бы обратить внимание на потенциальные плюсы для предстоящего экономического роста. Основной источник позитива: у компаний значимо растут и выручка, и прибыль, значит, появляются средства для реинвестирования. Конечно, в рамках данных, собираемых для рейтинга крупнейших компаний Урала и Западной Сибири, мы не имеем возможности провести инвестиционный анализ. Тем не менее интуитивно складывается ощущение, что компании готовят крупные программы развития. И комментарии отдельных руководителей наши предчувствия подтверждают. Значит, не за горами новый инвестиционный цикл.

При желании можно углядеть подтверждение готовящейся инвестиционной активности в резко возросшей динамике дивидендных выплат (их мы анализировали в статье «Переучет ценностей», «Э-У» № 28 — 31 от 16.07.12). В 2011 году произошел существенный рост дивидендных выплат компаний не только по сравнению с 2010-м, но и по сравнению с периодом докризисного сырьевого бума. Многие аналитики фиксируют: объем выплат у крупнейших эмитентов РФ в 2011 году вышел на уровень 25 — 30% от чистой прибыли. А судя по отзывам менеджмента уральского крупняка в процессе подготовки настоящего рейтинга (см. «Стабильно и прибыльно»), эта тенденция сохранится как минимум в 2012 году.

В кризис компании дивиденды придерживали. Что радовало: собственники держат деньги в бизнесе, значит, скорее всего, собираются страховать компанию на случай непредвиденных падений, а не сматывать удочки. В результате к началу 2012-го компании за 2010 и 2011 годы накопили значительный объем нераспределенной прибыли, которую отчасти направляют на увеличение прямых инвестиций, отчасти на увеличение дивидендов. И в том числе под давлением регуляторов.

Но и начисление ощутимых дивидендов может стать началом периода инвестиционной активности. Как рассказывают консультанты, иногда дивиденды выводятся для того, чтобы у собственника был источник для инвестирования в новый бизнес. Поскольку если владелец не хочет развивать все направления в одной группе, он может вывести деньги из основной структуры и начать что-нибудь «на стороне». Часто так делают, если новый проект находится на раннем этапе развития (например, стартап), чтобы его операционная деятельность не искажала структуру основного бизнеса. А как только новичок выходит хотя бы на безубыточность, собственники вносят его в основной бизнес.

Перегруппировка

Ожидаемый виток роста, разумеется, не ограничится только количественными характеристиками. Для обеспечения его устойчивости должны последовать и качественные. В первую очередь это касается изменения структуры бизнесов. И подвижки в этой сфере уже ощущаются. Отметим два момента. Первый — компании возобновили интерес к развитию ресурсных программ. (Справедливости ради отметим, что он наблюдался и под конец «тучных лет», но в масштабный результат тогда не вылился. )Холдинги стараются максимально охватить производственную цепочку своими руками, заиметь собственную контролируемую ресурсную базу. Наиболее популярные и универсальные здесь программы — создание собственных малых энергомощностей (см., например, «Подключения на передовой»). Есть и отраслевые решения: много примеров выстраивания ресурсных цепочек в химии (например, планы «Уралхимпласта» на собственное производство метанола), металлургии. Так что мы говорим о тенденции.

Второй момент — изменения в процессах слияния и поглощения. Ранее они, во-первых, в основном заключались в поглощении уральских активов общефедеральными структурами; во-вторых — организовывались «по принципу собственности». А в 2011 году активизировалась внутрирегиональная консолидация, и активы стали объединяться «по отраслевому принципу» (подробнее см. «Эффективные структуры для роста»). Результат — упорядочение.

Отраслевая структура рейтинга «Эксперт-Урал – 400»

20 наиболее динамичных компаний

20 наиболее прибыльных компаний

Региональная структура рейтинга «Эксперт-Урал – 400»

«Эксперт Урал» №43 (531)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Время фиксировать ставку

    Ставки по депозитам продолжают стремиться вниз. На них давит и низкая инфляция, и снижающаяся маржа банков. В этой ситуации Альфа-банк предлагает 7% по накопительному счету

    КАРТА ПУТЕШЕСТВИЙ

    Банк начал продажи кобрендинговой карты AlfaTravel, которая позволяет не только копить мили, но и получать целый комплекс услуг в путешествии. С помощью этой карты Альфа-банк рассчитывает дополнительно привлечь обеспеченных клиентов

    Хорошая крыша не роскошь

    Из тысячи обследованных крыш в построенных зданиях - лишь два процента не нуждаются в ремонте крыши

    Как компании повышают престиж рабочих профессий

    Дефицит рабочих специальностей в регионах – давняя проблема российской промышленности. Сегодня компании сами задают новый тренд в развитии экономики – повышают привлекательность рабочих профессий

    Современная программа лояльности: трансформация

    Неценовые активности помогают ритейлерам "встряхнуть" рынок. Сеть продуктовых магазинов "Магнит" - запустила новую программу лояльности "С любовью от Роналдиньо"


    Реклама