Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Дума думу думает

2014
Иллюстрация: Андрей Колдашев

Чтобы стать точкой притяжения капитала, город должен умнеть. Но комплексные проекты добавления «мозгов» могут быть реализованы только на условиях государственно-частного партнерства и при наличии грамотных управленцев

— Города переходят в цифровую эру. Это совершенно иной способ организации всех жизненных процессов мегаполиса, — заявил нам почти год назад директор фонда «Центр стратегических разработок “Северо-Запад”» Владимир Княгинин (подробнее см. «Стать сложным», «Э-У» № 34 от 26.08.2013). Мысль, откровенно скажем, не новая: некоторые мегаполисы мира еще в начале 2000-х принялись «умнеть», реализуя критические процессы на базе современной ИТ-инфраструктуры. Их устремления объяснимы. По прогнозам ООН, к 2050 году доля городского населения в общем числе жителей планеты составит 75% (сейчас — около 50%). Это обострит многие проблемы — загрязнения окружающей среды, утилизации отходов, нехватки ресурсов, сохранения управляемости и т.д.

Для российских городов дополнительным фактором риска является еще и изношенность коммуникаций: даже по официальным данным капитального ремонта и замены требуют 75 — 80% основных фондов ЖКХ. Тем не менее в нашей стране, когда говорят о smart city, зачастую представляют планету Корусант, космопорт Мос-Эйсли или Облачный город из «Звездных войн».

Глупость не в моде

Общепринятого определения, что такое умный город, нет. Одни теоретики считают, что это автоматизация городского хозяйства, и его основными элементами называют системы охраны правопорядка, общественной и личной безопасности, управления транспортом, дорожным движением, коммунальными ресурсами, здравоохранением, а также единый диспетчерский центр, работающий с запросами граждан. Другие рассматривают smart city в шести измерениях: умная экономика (возможность трансформации, производство, инновационный дух, развитие предпринимательства); умная мобильность (транспортная доступность, ИКТ-инфраструктура, безопасность и инновационность транспорта); умная среда обитания (устойчивость ресурсов, уровень загрязнения, экологические инициативы); умные люди (космополитизм, образование, возможность обучения в течение жизни, креативность, толерантность); умная жизнь (социальная инфраструктура, уровень здравоохранения и образования, привлекательность для туристов, безопасность); умное управление (внятная стратегия развития, открытость власти, продвинутые госуслуги). Этого взгляда придерживается, например, команда проекта smart-cities.eu (исследует средние города Европы — с населением 100 — 500 тыс. человек и ареалом метрополии, охватывающим менее 1,5 млн жителей), состоящая из ученых Венского и Делфтского техуниверситетов и Университета Любляны.

Группа исследователей из США, Канады и Мексики, пытаясь в работе Understanding Smart Cities: An Integrative Framework обрисовать интегральную модель, идентифицировала восемь факторов успеха проектов умных городов. Перечислим: управление и организация; участие местной власти; учет интересов всех городских сообществ; взаимодействие технологических компонентов с политическими и институциональными; инициативы, направленные на повышение конкурентоспособности экономики города; инициативы в области улучшения экологии; наличие инфокоммуникационной инфраструктуры и, наконец, суперфактор, влияющий на все остальные, — интенсивность применения ИТ.

Производители решений класса smart city (Cisco, SAP, IBM, Siemes, Ericsson и другие), к слову, тоже проповедуют различные подходы к реализации проектов. Одни ставят во главу угла строительство сетей широкополосного доступа в интернет, другие считают самым важным создание единого центра мониторинга городской инфраструктуры, для третьих приоритет заключается во внедрении зеленых технологий.

— Будущее развитие «умных городов» и их отдельных составляющих (управление движением, парковка, освещение, ЖКХ, безопасность, охрана окружающей среды, геоинформационные системы и прочее), повышение их экономических, социальных и экологических показателей мы видим в реализации концепции «Всеобъемлющего интернета» (Internet of Everything, IoE. — Ред.), — рассуждает куратор направления бизнес-стратегии и планирования Cisco в России и СНГ Лев Левин. — IoE — новый технологический уклад, объединяющий в единое информационное пространство людей, данные, процессы, физические предметы и электромеханические устройства (от дорожной инфраструктуры до кардиостимулятора), обеспечивая их взаимодействие между собой.

Теоретические выгоды от реализации проектов smart city очевидны.

— Приведу лишь три примера, — продолжает Лев Левин. — Один из ключевых социальных, экономических и экологических вызовов городов — эффективная организация дорожного движения и мобильности жителей. Современные решения умного города позволяют управлять транспортными потоками в режиме реального времени, используя IP-камеры, датчики, смартфон-приложения, сетевую инфраструктуру для получения информации о загруженности дорог. Кроме того, технология позволяет принимать более обоснованные решения в сфере долгосрочного планирования дорожной сети. Качественными выгодами такого подхода является снижение загруженности улиц и объема выбросов в атмосферу. Используя аналитические данные, города могут изменять цену на проезд по отдельным участкам и получать за счет этого дополнительные доходы. Другая плоскость мобильности — парковка. В центральных районах 30% пробок вызвано водителями, ищущими, где бы остановиться. Системы умного города позволяют узнать, где вблизи пункта назначения есть свободное место, доехать до него по кратчайшему пути и оплатить услугу. Второй пример — расход электроэнергии на уличное освещение (до 40% общих расходов на обеспечение энергией жилых кварталов). По нашим оценкам, переход на светодиодные (LED) фонари в сочетании с умными системами управления освещением, позволяет экономить 50 — 80% энергии. Замечу, что жители предпочитают LED, ссылаясь на улучшение видимости и ощущение большей безопасности. Наконец, третий пример — города теряют 20% воды и газа в результате утечек или несанкционированного отбора. Это влечет огромные экономические и экологические издержки. Еще одна сложная задача — обслуживание инфраструктуры приборов учета. Внедрение автоматизированных систем снижает стоимость сбора данных и повышает их корректность. Кроме того, такие решения позволяют обнаруживать несанкционированный отбор ресурсов и принимать меры для его предотвращения.

В Ericsson добавляют: рост проникновения широкополосного доступа в интернет на 10% приводит к росту ВРП на 1%, а каждая тысяча подключений способствуют созданию 80 новых рабочих мест.

 082_expert-ural_28.jpg

Исследовательская компания IDC в 2011 году, изучая эффекты smart city, установила: от внедрения ИТ в инфраструктуру объем парниковых газов, преступность и загруженность дорог могут сократиться на 20%, потребление электроэнергии — на 50%, затраты на обучение одного студента и на визит к врачу составят 1 доллар.

Сделаем еще одно замечание: конкурентоспособность города на глобальном уровне зависит от степени удовлетворенности населения и бизнеса инфраструктурой, безопасностью, экологией. Муниципалитет, активно внедряющий умные технологии, является более привлекательным — и для квалифицированных специалистов, и для инвесторов.

Самый умный

По данным, собранным доцентом Университета Йонсей (Южная Корея) Чжон-Хун Ли и первым помощником руководителя Станфордского проекта по регионам новаторства и предпринимательства Маргарет Хэнкок, сегодня в мире реализуется 143 проекта smart city: 47 из них локализовано в Европе, 40 — в Азии, 35 — в Северной, 11 — в Южной Америке и десять — в Африке. Все инициативы делятся на три категории. Первая — добавление «мозгов» крупному мегаполису. Они предполагают постепенную модернизацию инфраструктуры. Иногда местные власти выделяют экспериментальные территории для пилотных проектов smart city. Отличный пример — район «Королевский морской порт» в Стокгольме. Здесь к 2030 году будут созданы 10 тыс. домохозяйств и 30 тыс. рабочих мест, а уровень выбросов углекислого газа окажется при этом на нуле.

Компания SAP приводит выкладки по Манхэттену и Большому Кейптауну. В первом каждый дом оборудован интеллектуальным счетчиком электричества, отсылающим каждые пять минут данные в учетный центр. По данным вендора, это решение экономит району до 80% энергии. В ЮАР при создании агломерации множество «лоскутных» систем заменили единым ERP-решением для управления ресурсами и специализированным продуктом для оказания услуг ЖКХ. За два года доля оплаченных счетов выросла с 85% до 98%, а экономия превысила 100 млн долларов.

Вторая категория инициатив — модернизация небольших (до 100 тыс. жителей) городов. Такие проекты, на наш взгляд, позволяют куда эффективнее использовать возможности решений класса smart city. Дело в меньшем объеме инфраструктуры, количестве заинтересованных сторон и более плотном взаимодействии власти и граждан. Хороший пример — американский Дебьюк в штате Айова. Он с 2009-го является «полигоном» для испытания концепций IBM (компания внедряет датчики учета воды и электричества, жители могут сами управлять расходом ресурсов через веб-интерфейс). Cisco с 2010-го превращает в умное и подключенное сообщество городка Хальок в штате Массачусетс.

В Китае существует общегосударственная программа по построению умных городов в небольших муниципальных образованиях. В январе 2013-го в качестве пилотов власти выбрали 90 населенных пунктов в различных регионах страны, на информатизацию которых в 2013 — 2015 годах планируется потратить 12,7 млрд долларов.

Третья категория (представляет наибольший интерес) — строительство городов с нуля. Здесь фантазия визионеров ограничивается лишь возможностями вендоров. Приведем примеры нескольких проектов, наиболее близких к реализации. Один из них — возведение муниципалитета будущего в долине PlanIT на севере Португалии. Предполагается, что в 2015 году здесь смогут разместиться 150 — 200 тыс. человек. Город будет начинен огромным количеством датчиков, электроэнергия и тепло — вырабатываться только с помощью солнечных батарей и ветрогенераторов, а транспорт представлен исключительно электромобилями и гибридами, подключенными к беспроводным сетям.

Другой пример — южнокорейский Сонгдо, бизнес-кластер Сеула, возведенный на осушенном болоте у побережья Желтого моря. Сдача в эксплуатацию последних объектов запланирована на 2015 год. Город рассчитан на 80 тыс. квартир, 4,6 млн кв. метров офисов и 930 тыс. квадратов торговых площадей. Практически все объекты оснащены чипами и компьютерами, объединенными в единую городскую сеть. Частный сектор полностью вооружен средствами контроля за расходованием электричества, тепла и воды, владелец любой квартиры может самостоятельно управлять домашней энергосистемой, следить за расходом воды и т.п.

Переместимся в пустыню (согласитесь, удобное место для возникновения новых городов). Саудовская Аравия планирует построить шесть умных городов. Самый крупный — KAEC (King Abdullah Economic City), рассчитанный более чем на миллион человек. Всем им предоставят высокоскоростной доступ в интернет. Здания будут возводиться по «зеленым» технологиям. Но пока о каких-либо успехах «королевского» города не сообщается.  

В соседних ОАЭ также решили построить оазис в пустыне на 40 — 50 тыс. жителей с использованием передовых зеленых технологий (он получил название Масдар). Предполагалось, что в городе будет запрещено автомобильное движение, а в качестве транспорта станут использоваться персональные капсулы — управляемое компьютером электрическое такси. Первоначальное финансирование проекта составляло 22 млрд долларов, но позже из-за кризиса сумму сократили на 6 миллиардов и отказались от инновационной системы транспорта. Сейчас в городе построена солнечная элект­ростанция на 10 МВт, которая обеспечивает энергией университет и первые административные здания.

Но самый амбициозный проект, пожалуй, вынашивают власти Малайзии, пожелавшие затмить Сингапур и выстроить за 30 млрд долларов на северном берегу пролива Джохор технополис Искандар. Его население должно составить 3 млн человек. Все дома — «зеленые», электричество — от солнца и ветра, транспорт — без бензина и газа, любой объект (дом, машина, труба или фонарный столб) подключен к единой сети. Правда, пока строительство Искандара идет крайне медленно.   

Одна она

В России все проекты smart city идут по первому и второму сценарию. Города ищут способы применения ИТ на существующей инфраструктуре. Причем большинство проектов касается автоматизации коммунальной сферы (сбор информации, мониторинг утечек и т.д.).

Уральские города мало чем отличаются от других муниципалитетов. Екатеринбург с середины 2000-х пытался внедрить автоматизированную систему управления дорожным движением, привлек к работе итальянцев, но воз и ныне там. Похожие проекты анонсировались в Перми, но реализованы не были.

Недавно на меня вышла команда, работающая над системой умных парковок (стоянки оборудуются камерами, система распознает свободные места, информацию о них можно получить через мобильное приложение, кроме того, предполагается возможность обмена местами, охраны автомобиля и т.д.). Жалуются: пока администрация города относится к инициативе прохладно.

О зеленых технологиях в строительстве любят говорить на профессиональных тусовках, но внедряют их пока единицы девелоперов.

Главный негативный момент состоит в том, что у уральских (и подавляющего большинства российских) муниципалитетов стремление «умнеть» не заложено в стратегию развития. Нет ни одного документа, в котором был бы закреплен комплексный подход по цифровизации городской среды.

Объяснить эту пассивность несложно. Инициативы в области smart city требуют больших затрат. Умные системы парковки, водо- тепло-, газоснабжения, освещения, транспорта и т.д. — это сотни миллионов долларов капзатрат. У российских городов (за исключением Москвы) таких денег нет. В идеале подобные проекты должны осуществляться на основе государственно-частного партнерства, но этот механизм часто дает сбой.

— Основным препятствием в реализации масштабируемых решений является сложность процессов эксплуатации, финансирования, регулирования и планирования городов, — развивает тему Лев Левин. — К примеру, каждый городской департамент планирует и осуществляет инвестиции независимо от других, что приводит к дублированию ИТ-ресурсов, отсутствию обмена данными, трудностям расширения масштабов управления инфраструктурой. Например, система регулирования уличного движения, находящаяся в ведении департамента транспорта, не в состоянии использовать показатели датчиков уличного освещения, находящихся в ведении департамента благоустройства. В результате каждая структура вынуждена строить собственную сеть, системы сенсоров и управления. Преодолеть эти препятствия можно, если рассматривать передачу данных как базовую коммунальную услугу (в дополнение к электроэнергии, воде и природному газу), с помощью которой город может интегрировать различные системы.

Единственным исключением является проект «Смарт Сити Казань» — пример планирования территории на основе комплексного понимания концепции умного города. Город расположится рядом с международным аэропортом Казань и займет 650 га. Предполагаемое число жителей — 58 тысяч, рабочих мест — 39 тысяч, общая площадь строительства — 7 млн кв. метров, инвестиции — 10,3 млрд долларов.

В Смарт Сити Казань предполагается развивать четыре экономических кластера — медицинский, туристический, образовательный и ИТ. В городе расположится университетский городок на 10 тыс. студентов, особая экономическая зона, общественно-деловой и выставочный центры, а также парки (центральный займет 46 га). Здесь будет действовать режим одного окна для бизнеса и граждан, предполагается использование экотехнологий в строительстве, внедрение систем управления энергоресурсами и транспортом. По сути, Смарт Сити Казань пошла по пути реализации шести измерений умного города. Разработчики проекта говорят, что опирались на опыт Сонгдо, Масдара и Искандара.

На наш взгляд, у татарстанского проекта есть все шансы на успех (главный аргумент — поддержка инфраструктурных инициатив республики со стороны федерального правительства). По крайней мере, на карте Чжон-Хун Ли Смарт Сити Казань уже присутствует.

Топ-20 умных средних городов Европы по версии проекта smart-cities.eu*

Характеристики некоторых умных городов, возводимых с нуля

«Эксперт Урал» №28 (608)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама