Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Будем здоровы

2018
ДАРЬЯ КОЖЕВНИКОВА

Телеком-операторы откровенно устали от ценовой бойни и хотят бросить все силы на удержание действующих клиентов и цифровую диверсификацию. Однако готовых решений пока никто не придумал

По предварительным оценкам, российский телеком-рынок в 2017 году прирос на 1 — 2% к 2016-му (примерно до 1,6 трлн рублей). Увеличение едва заметное, однако само его наличие — уже позитив: в 2016-м в отрасли был зафиксирован спад.

Больше всего разговоров в 2017-м велось вокруг одной темы — на чем зарабатывать. Подавляющее большинство операторов уповало на цифру. МТС весной даже внесли изменения в стратегию и заменили разработанную в 2014-м концепцию «данные — дивиденды — дифференциация» на «данные — дивиденды — диджитализация». Но действительно ли это путь к процветанию? Чтобы найти ответ на этот вопрос, журнал «Эксперт-«Урал» собрал за круглым столом представителей телеком-отрасли региона.

Ниже некуда

— Аналитики пока не подвели официальных итогов 2017 года, но по предварительным данным, российский телеком прирос на 1,5 — 2% и добрался до отметки в 1,6 трлн рублей. С одной стороны, результат неплохой (учитывая высокий уровень проникновения услуг), с другой — все это «танцы» вокруг нуля. Как вы оцениваете итоги 2017-го? 

Андрей Попов, директор МТС в Свердловской области:

Андрей Попов, директор МТС в Свердловской области 015_expert_ural_08-1.jpg
Андрей Попов, директор МТС в Свердловской области

— В 2017-м стало окончательно очевидно, что отрасль будет развиваться за счет цифровых услуг, связанных с высокоскоростной передачей данных. Поэтому в портфолио нашей компании появились системная интеграция, облачные сервисы, решения в области интернета вещей (Internet of Things, IoT. — Ред.), спутниковое ТВ, электронная коммерция, телемедицина, развлекательный контент, lifestyle-услуги (вроде «МТС-Такси» или «МТС English» для изучения языка). Всего мы запустили более 25 мобильных приложений, еще ряд идей находится в разработке. 

Доходы от интеллектуальных бизнес-решений за последнее время выросли в разы. 70% конвергентной выручки МТС на корпоративном рынке приходится на услуги, не относящиеся к традиционному голосовому сегменту.

Юрий Смирных, руководитель департамента продуктов макрорегиона «Урал» компании Tele2:

Юрий Смирных, руководитель департамента продуктов макрорегиона «Урал» компании Tele2 015_expert_ural_08-2.jpg
Юрий Смирных, руководитель департамента продуктов макрорегиона «Урал» компании Tele2

— С конца 2000-х мы были свидетелями перманентного снижения стоимости связи. В 2016-м она, казалось, достигла минимума (объем услуг сотовой связи впервые в истории показал отрицательную динамику. — Ред.). Поэтому 2017-й начался с «оздоровления»: операторы перестали демпинговать, гнаться за количеством проданных сим-карт и сосредоточились на сохранении существующей базы. Ключевым инструментом удержания клиентов стали пакетные предложения. Уровень их проникновения в прошлом году существенно вырос, что позволило нарастить ARPU (средний доход с абонента в месяц. — Ред.). На протяжении трех кварталов выручка сотовых компаний росла. Но осенью один из игроков не выдержал и вернулся к старым методам борьбы. Другим операторам пришлось отвечать, никто терять долю рынка не хотел. В итоге «оздоровление» забуксовало.

Что касается непосредственно Tele2, конкретных цифр компания не раскрывает. Однако могу сказать, что результатами 2017-го мы довольны. По Уралу они точно заметно выше нуля. И если раньше доходы драйвил только приток клиентов, то теперь к нему добавился ARPU. Абоненты уже не готовы идти только на низкие цены. Им стали интересны «фишки» — переносимость остатков, обмен минут на гигабайты и т.д.

Инна Джур, директор свердловского отделения компании «Мегафон» на Урале:

Инна Джур, директор свердловского отделения компании «Мегафон» на Урале 015_expert_ural_08-4.jpg
Инна Джур, директор свердловского отделения компании «Мегафон» на Урале

— Я бы выделила несколько трендов 2017-го. Во-первых, «оздоровление» действительно случилось. И нужно отдать должное всем операторам за участие в этом процессе.

«Мегафон» на Урале в 2017 году рос быстрее рынка. Но замечу: прямого увеличения стоимости гигабайта или минуты не произошло. Позитивная динамика обусловлена грамотным формированием пакетных предложений и появлением тарифов, основанных на реальных потребностях клиентов.

Во-вторых, ключевым драйвером прошедшего года стало развитие 4G. Люди начали привыкать, что у них в телефоне все «летает», ждать уже никто не хочет. Каждую минуту на Урале становится на одного 4G-пользователя больше. Число наших LTE-абонентов в Свердловской области в 2017 году увеличилось почти на 500 тысяч. Трафик в этих сетях по сравнению с 2016-м вырос в два раза.

В-третьих, мы отмечаем, что операторы перестали гнаться за новыми абонентами. Нашим приоритетом стала работа с уже подключенными клиентами. Мы тщательно анализируем потребности абонентов и делаем им таргетированные предложения. Вероятно, в ближайшем будущем это приведет к появлению у операторов тарифов-конструкторов, где абонент, двигая флажки, сможет выбрать то количество минут, смс, гигабайт, которое ему действительно нужно.  

Екатерина Хворостова, директор по маркетингу ТГ «Мотив»:

Екатерина Хворостова, директор по маркетингу ТГ «Мотив» 015_expert_ural_08-3.jpg
Екатерина Хворостова, директор по маркетингу ТГ «Мотив»

— За прошлый год общая абонентская база компании в Свердловской области приросла на 3%. Рынок мобильной связи как никогда близок к насыщению. Классические услуги мобильной связи — голосовые вызовы и смс — на протяжении последних нескольких лет стагнируют, заметную положительную динамику показывает только мобильный интернет. За 2017 год число LTE-пользователей в нашей сети на Среднем Урале увеличилось на 71%. Особо популярны у абонентов соцсети (трафик в 2017-м прирос на 13%) и OTT-сервисы (показатель YouTube — плюс 9%, мессенджеры — плюс 8%).

Насыщение телеком-рынка породило новый тренд — создание конвергентных продуктов и услуг, а также запуск различных кросс-маркетинговых акций, направленных на увеличение лояльности и привлечение новых клиентов. Мы в этом году успели поработать с двумя крупнейшими поставщиками проводного интернета, а также продолжили развивать платежный сервис Мотив.Pay. Его пользователи могут оплачивать коммунальные услуги, кредиты, штрафы и многое другое с баланса своего мобильного.

В 2017-м продолжилась миграция абонентов на предоплаченные пакетные тарифы, их база за год приросла на 25%. Мы отмечаем, что клиенты стали предъявлять более высокие требования к стабильности и скорости мобильного интернета. Поэтому в 2018-м мы планируем активно развивать сети передачи данных, в частности займемся интеграцией и установкой дополнительного оборудования стандарта LTE TDD (Time Division Duplex, предполагает попеременный прием и передачу данных на одних и тех же частотах. — Ред.).

Проводной ад

— Чем в 2017-м жила фиксированная связь? Такое ощущение, что расти проводным операторам было вовсе не на чем.

Александра Лещева, замдиректора екатеринбургского филиала компании Ростелеком: 

Александра Лещева, замдиректора екатеринбургского филиала компании Ростелеком 015_expert_ural_08-5.jpg
Александра Лещева, замдиректора екатеринбургского филиала компании Ростелеком

— Рынок проводного ШПД практически достиг насыщения, его экстенсивный рост прекратился. Поэтому мы, как и сотовые компании, заходим в новые ниши — MVNO (создание виртуального мобильного оператора. — Ред.), информационная безопасность (начиная от защиты серверов и анти-DDoS и заканчивая домашними антивирусами), решения в области умных зданий и городов.

Ключевым фокусом в 2017 году для нас было сохранение клиента, увеличение его лояльности. В 2018-м эта работа будет продолжена. Повышение качества обслуживания, запуск конвергентных предложений не отразятся на нашей основной тарифной политике.

Александр Мищихин, директор компании «УралВЭС» (работает на территории Свердловской области):

Александр Мищихин, директор компании «УралВЭС» (работает на территории Свердловской области) 016_expert_ural_08-1.jpg
Александр Мищихин, директор компании «УралВЭС» (работает на территории Свердловской области)

— Мы до сих пор фиксируем органический рост (на несколько процентов, но все же) в сегменте ШПД. Объяснить это явление мы сами до конца не можем. Вроде бы по всем аналитическим отчетам рынок достиг насыщения, обычная для нас жертва — Ростелеком — в официальных сообщениях сокращения базы не констатирует, народонаселение в большей части городов нашего присутствия не увеличивается. Откуда тогда берутся абоненты? 

Что растет заметно, так это цифровое ТВ. В 2016-м проникновение этой услуги по нашей абонентской базе составляло 20%, а по итогам 2017-го — около 40%. Эту картину мы будем наблюдать еще пару лет, пока цифра не достигнет 80%.

Если говорить о тарифах, по моим ощущениям, мы стоим на пороге их роста (или, как говорят сотовые операторы, «оздоровления»). В последние годы ценовой конкуренцией мы довели себя почти до нулевой маржинальности. И если так будет продолжаться, то в живых останется тот, кто сможет на бо?льшую сумму прокредитоваться. Волчий закон капитализма: умри ты сегодня, а я завтра.

Понятно, что у федеральных игроков (речь в первую очередь об «ЭР-Телекоме» и Ростелекоме. — Ред.) ресурсов значительно больше, чем у нас. Но я надеюсь, что они уже наелись игрой в демпинг.

— А нет риска, что они все-таки додавят и увидят ваш проплывающий труп?

Александр Мищихин:

— Подозрения, что демпинг является элементом их стратегии, конечно, имеются. Но надо понимать, что рынок ШПД довольно вязкий. На изменение цены реагирует процентов десять.

Артем Черанев, генеральный директор компании «Инсис» (работает на территории Свердловской и Челябинской областей):

Артем Черанев, генеральный директор компании «Инсис» (работает на территории Свердловской и Челябинской областей) 016_expert_ural_08-2.jpg
Артем Черанев, генеральный директор компании «Инсис» (работает на территории Свердловской и Челябинской областей)

— Ситуацию 2016 — 2018 годов я бы назвал «Добро пожаловать в ад». Прирост базы идет только за счет заселения нового жилья и внутрирегиональной миграции. Но это мизерная добавка. Большинство традиционных услуг не тянут сегодня на роль не то что драйвера, но даже просто источника роста. ШПД по потреблению и ценам последние три года почти не меняется, телефония катится в пропасть. Единственный сегмент с положительной динамикой — ТВ (и вместе с ним пакетные предложения). Но в совокупности мы получаем условный ноль.

В 2017 году нам удалось вырасти за счет запуска новых продуктов (в сфере облачных сервисов и системной интеграции) и поглощения мелких операторов. Мы приобрели две компании в Екатеринбурге и одну, достаточно крупную, — в Первоуральске.

Убить телеком

— Одной из ключевых тем 2017 года была реализация «пакета Яровой». Оценки затрат операторов исчислялись сотнями миллиардов. Правительство, поняв, что натворило, пыталось как-то облегчить участь операторов, снизив, например, сроки хранения данных. Лучше стало?

Артем Черанев:

— Говоря о «пакете Яровой», мы должны проанализировать два момента: зачем он нужен и к чему его реализация приведет. Ответа на первый вопрос у меня нет. Все разговоры про террористов — полная ерунда. Сегодня ФСБ имеет все инструменты для прослушки разговоров, операторы хранят данные минимум по 12 часов, а кто-то и сутки, и трое. И в этих условиях кучка телефонных хулиганов сумела безнаказанно заминировать всю страну. Силовики заявили, что не смогли отследить террористов, потому что они использовали IP-телефонию. Но это же смешно, оправдание для бабушек. И что изменится от того, что мы будем хранить данные не сутки, а месяц? Техсредства — это в лучшем случае 5% успеха в поимке преступников, а 95% — оперативная работа. 

Теперь про реализацию. С точки зрения нормативно-правовой поддержки закон остается нулевым: до сих пор не издано ни одного технического регламента, ни единого требования. Да, власти снизили требования: теперь писать нужно только фактически проходящий трафик и хранить его 30 дней. Но нас просто заставляют прыгнуть не с сотого, а с 12 этажа. Шансы выжить резко «возросли». Затраты на реализацию «пакета Яровой»,если очень грубо прикидывать, равны примерно двум годовым оборотам компании. Последствия предсказать нетрудно. Это а) обрушит инвестиционные бюджеты, б) грохнет маржинальность бизнеса, в) приведет к колоссальному росту тарифов для потребителей как b2b-, так и b2c-сегмента.

Александр Мищихин:

— Фиксированные операторы оказались в самом плохом положении. Во-первых, они мельче сотовиков и, соответственно, финресурс у них невелик. Во-вторых, по проводу чисто физически проходит больше трафика, нежели по воздуху.

Да, сбор и обработка данных о гражданах — большая и, наверное, правильная задача. Государству нужно иметь исчерпывающую информацию об объекте управления. Другое дело, что способ решения этой задачи совершенно кривой. Мы пытаемся построить Крымский мост за счет владельца переправы. Это никогда не получится. Потому что у владельца переправы нет денег и взять их неоткуда.

Инна Джур:

— В мировой практике нет примеров, когда частные компании финансируют государственную задачу. И если разобраться, на Западе не хранят трафик, там фиксируют факт соединения, метаданные. Оценить затраты в условиях отсутствия регламентов почти невозможно. Для «Мегафона» в рамках существующей сети они могут составить от 670 млрд до триллиона рублей.

Надстройка и базис

— Создание виртуальных мобильных операторов (оказывают услуги под своим брендом на базе сетей сотовых компаний) — еще одна тема 2017-го. В этот сектор пошли не только проводные провайдеры, но и компании, не имеющие отношения к телекому — например, Сбербанк или «Вконтакте». Это точка роста или угроза?

Юрий Смирных:

— У нас на данный момент реализовано более десяти MVNO-проектов. Да, доход от таких абонентов меньше (он делится между виртуальным и обычным оператором. — Ред.), но маржинальность оказываемых им услуг больше.

Зачем неоператорам оказывать теле­ком-услуги? На мой взгляд, ключевой мотив — повышение лояльности за счет конвергенции услуг. Допустим, вы получаете кэшбэк по карте и зачисляете его на счет телефона. И связь становится бесплатной. Все счастливы. 

В России в совокупной абонентской базе сотовых операторов MVNO занимает всего 2,6% (ключевые игроки — Yota и Ростелеком. — Ред.). В ряде европейских стран этот показатель равен 10 — 40%. Расти есть куда.

Инна Джур:

— Пока большинство запущенных в России MVNO влияния на бизнес операторов не оказывают, поэтому особых угроз от MVNO мы также не видим. Но и активного развития этого направления в наших планах нет. На данный момент мы реализуем два проекта в этой области — Yota и VK Mobile (инициирован соцсетью «Вконтакте», которая входит в Mail.ruGroup, принадлежащую «Мегафону». — Ред.).

Вне трубы

— Что кроме MVNO может стать драйвером роста телеком-рынка?

Артем Черанев:

— Если говорить глобально, то большие возможности для операторов заключены в развитии цифровой экономики. Пока над этим все похихикивают, но потенциал велик — и на этапе разработки продуктов, и на этапе их внедрения, и на этапе (что важнее всего для телеком-компаний) доведения этих продуктов до абонента.

Если переходить к конкретике, то драйвером, во-первых, будут облачные сервисы, которые мы и сейчас активно продаем по всей России. А во-вторых, продукты в сфере интернета вещей. В нашем портфеле уже есть сервис по оптимизации управления домом и упрощения коммуникации между жильцами и ТСЖ/УК.

Андрей Попов: 

— Одной из ключевых точек роста в среднесрочной перспективе остаются облачные сервисы. Та же виртуальная АТС — один из маржинальных продуктов, позволяющий компенсировать выпадающие доходы от традиционной фиксированной телефонии. Другое активно развивающееся направление связано с интернетом вещей (я говорю про умный дом, умное производство, умный город и т.д.). Еще один очевидный драйвер — Big Data. У МТС есть готовые продукты c применением этой технологии (пример — решения для выбора локаций для розничных точек).

Бизнес сегодня для достижения максимального эффекта предпочитает комбинировать интеллектуальные решения и в рамках одного проекта подключает конвергентные и облачные сервисы, использует Big Data. Клиенту не важно, посредством какой технологии ты предоставляешь сервис, для него главное — решить задачу.

Юрий Смирных:

— Одно из перспективных направлений — это проекты, реализуемые в рамках концепции умного города и основанные на анализе больших данных. С рядом муниципалитетов мы разрабатываем решения, позволяющие отслеживать перемещения жителей по районам и улицам, понять, когда и где они выезжают на работу, какими видами транспорта пользуются. Вся эта информация впоследствии ляжет в основу развития городской инфраструктуры.

Возможности Big data очень широки — это и планирование ремонтов инженерных сетей, и изучение поведения людей, и оценка того или иного места для размещения магазина. На всем этом можно зарабатывать.

Инна Джур:

— Абсолютно очевидный драйвер на среднесрочную перспективу — интернет вещей. Большинство операторов уже сделали к нему подход в виде M2M-решений (отслеживание нахождения автомобиля, сбор информации с различных датчиков. — Ред.). У нас этот сегмент по итогам 2017-го по количеству сим-карт прирос на 20%.

Большие данные, беспроводные и облачные сервисы, телемедицина, умные и безопасные города и регионы — наши ключевые перспективные направления.   

«Эксперт Урал» №8 (757)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама