Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Апгрейд

, , , 2018

Уральский федеральный университет при участии аналитического центра «Эксперт» разработал концепцию приоритетного проекта «Умный регион», который с июля запущен в Свердловской области

Цифровизация стала ключевым элементом конкурентоспособности территорий. Развитие ИТ-сектора порождает новые (и главное — качественные) рабочие места, обеспечивает «приземление» добавочной стоимости, способствует кардинальному росту эффективности предприятий и использования инфраструктуры, формирует городскую среду принципиально иного качества.

В общероссийскую повестку диджитал-тематика плотно вошла в декабре 2016-го. Тогда Владимир Путин в послании Федеральному собранию указал на необходимость внедрения ИКТ-решений во все сферы жизни. Через пять месяцев после этого была принята новая стратегия информационного общества, а через семь — программа «Цифровая экономика».

 

Бэкграунд

В профильных региональных рейтингах Свердловская область занимает довольно скромные позиции. Так, Минкомсвязи по уровню информатизации поставило Средний Урал в 2017 году лишь на 63 место, Минэкономразвития по степени внедрения и эффективности использования технологий на базе ГЛОНАСС — на 48-е. Однако опираться только на эти исследования при оценке потенциала территории не совсем корректно. Их ключевой недостаток — недостаточное внимание к общественному и корпоративному секторам, наиболее восприимчивым к новым цифровым веяниям. 

По статистике, в Свердловской области в ИКТ-отрасли создано более 10,5 тыс. рабочих мест (шестая позиция в РФ, 2,7% общероссийского показателя). Относительно высокая занятость обусловлена базированием в регионе ряда компаний федерального уровня. Крупнейшие — «СКБ Контур», НАГ, «Юнит», УЦСБ, «Наумен», «Хост» с суммарной выручкой в 2017 году — около 18 млрд рублей. «Контур», заработавший больше 10 млрд рублей, вынашивает грандиозные планы. Фирма собирается создать на территории почти в 17 га ИТ-парк, объединяющий научно-образовательную, исследовательскую, деловую и жилую инфраструктуру. Инвестиции в проект оцениваются в 7,2 млрд рублей.

НеИКТ-бизнес, расположенный на территории региона, демонстрирует высокую готовность к информатизации. По итогам опроса Свердловскстата, проведенного в 2016 году, подавляющее большинство компаний использовало базовые цифровые инструменты (компьютеры, электронную почту, интернет). Облачные сервисы на тот момент внедрили 25% фирм (для сравнения: аналогичный показатель в Эстонии тогда составлял 23%, Италии — 22%, Франции и Германии — 17% и 16% соответственно).

Рассуждая о готовности к цифровизации жителей Свердловской области, стоит обратить внимание на три момента. Во-первых, доступ к интернету в регионе на данный момент есть у 77,3% домохозяйств (средний показатель по России — 75%).

Во-вторых, по данным компании «Мегафон», на Среднем Урале около половины абонентов используют смартфоны (около трети — с поддержкой 4G). Наиболее высок показатель проникновения умных устройств в Екатеринбурге, его городах-спутниках, а также в муниципальных образованиях, находящихся на севере области. Жители административного центра в 2017 году выкачали более 21 петабайта информации (для понимания: это около 4,5 млн фильмов dvd-качества или примерно 2,1 — 2,2 млрд песен). При сравнении данных по проникновению смартфонов (в том числе с поддержкой 4G) с показателями объема мобильного трафика видно, что абоненты северных городов потенциал новейших устройств используют слабо. Отдельно стоит обратить внимание на 350-тысячный Нижний Тагил, где проникновение смартфонов превышает 50%, а объем мобильного трафика всего в полтора раза больше, чем, например, в 70-тысячной Верхней Пышме и в два раза больше, чем в 45-тысячной Верхней Салде.

Третий момент — четверть жителей региона в возрасте 15 — 72 лет совершает покупки или заказывает услуги в интернете. Доля онлайн-продаж в общем объеме оборота розничной торговли в 2016 году составила 1,36%. По данному показателю область отстает только от Москвы и Санкт-Петербурга, где заказы с помощью интернета совершает около трети населения, и Татарстана (28% граждан заказывают товары и услуги в интернете).

Итого: потребители Свердловской области (как в корпоративном, так и в массовом секторе) готовы к внедрению смарт-решений, однако пока полностью не осознают, какие эффекты это может дать. На территории региона фактически сформировался кластер сильных ИТ-компаний, который может стать одной из опор дальнейшего развития цифровой экономики. 

Концепция

В фундамент проекта «Умный регион» легла модель устойчивого развития (sustainable development, SD), считающаяся на данный момент наиболее прогрессивной территориальной политикой. Она предполагает баланс трех составляющих — экономического роста, социального прогресса и ответственности за окружающую среду. Главное, чего хотят добиться идеологи SD, — достижения максимальной эффективности, открытости и равенства. Сделать это без обращения к информтехнологиям решительно невозможно.

Предполагается, что работа будет вестись сразу по трем магистральным направлениям. Первое — превращение Свердловской области в территорию, комфортную для внедрения наиболее передовых отечественных и зарубежных смарт-сервисов. Это означает, что в регионе прежде всего должно быть создано единое пространство данных (ЕПД), которое позволяет системам легко обмениваться информацией (например, осуществлять планирование транспортных маршрутов с учетом уровня загрязнения территории).

Концепция постулирует: внедрение сервисов — не самоцель. Они — всего лишь инструмент повышения качества жизни людей и уровня конкурентоспособности локальной экономики. Поэтому ИТ-решения необходимо четко привязывать к особенностям той или иной территории. Попросту говоря, «умный» набор для Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Екатеринбурга и Тугулыма не может быть одинаковым.    

Одновременно надо осознавать, что комплексные смарт-проекты стоят очень дорого. По данным Bank of America, инвестиции, например, Сингапура в программу Smart Nation составляют порядка 2 млрд долларов. У Свердловской области (и тем более городов) таких средств нет.

В этих условиях ключевым вопросом становится идентификация приоритетов. Определять их предлагается путем выставления сервисам экспертных и (где это возможно) количественных оценок по четырем параметрам: величина потенциальных эффектов (экономических, социальных, экологических); скорость возникновения эффектов; уровень ресурсозатратности; стадия реализации сервиса.

В теории на первом этапе реализации проекта «Умный регион» (2018 — 2024 годы) со стороны властей наиболее логично было бы вкладываться в сервисы с быстрыми эффектами и низкой ресурсозатратностью, а также в долгие дешевые решения, реализация которых уже когда-то началась. На втором этапе (2025 — 2030) разумно инвестировать, например, в сервисы с низкой скоростью проявления эффектов и высокой ресурсозатратностью, а на третьем (2031 — 2035) — в дорогие сервисы с быстрыми эффектами.

Опрос более 280 экспертов, показал, что топ-5 решений первой пятилетки для областных и муниципальных властей должен выглядеть так: системы удаленной покупки билетов на городской/пригородный/междугородний транспорт; единая система информации о земельных участках; единый портал госуслуг; технологии ведения показателей успеваемости (электронные журналы, электронные дневники); электронный документооборот и платформы межведомственного взаимодействия.

Центры разработки

Следующее магистральное направление проекта — создание в Свердловской области центров разработки умных решений (жить на заимствованных технологиях можно, но это порождает зависимость от внешних поставщиков и вымывает с территории компетенции). Один из них будет научно-технологическим: среди участников — УрО РАН, УрФУ и другие вузы региона. Второй — рыночный — объединит местные компании («СКБ Контур», УЦСБ, «Наумен», «Тринити», НПО «Сапфир», «ДатаКрат», «Хост», УГМК-Телеком, «Экстрим-про», Уралгеоинформ, УОМЗ и т.д.) и спин-оффы международных и российских компаний (НТС, Huawei, Ростелеком, «Галактика», Yandex).

На территории региона планируется сформировать несколько полигонов для тестирования сервисов, принципиально новых технологий, cтандартов и других элементов модельной архитектуры в среде, напоминающей реальные условия. Испытательными площадками могут выступать существующее либо специально построенное здание, участок дороги, университетский кампус, квартал, район и даже город.

В качестве пилотного greenfield-полигона на данный момент рассматривается территория, которую планируется отвести под Экспо-2025 (площадь — 555 га). Здесь будут реализовываться прорывные ИТ-проекты (в том числе в области беспилотного транспорта, телемедицины, «умной» энергетики, онлайн-платежей, дополненной и виртуальной реальности, искусственного интеллекта). 

Кроме того, на территории Экспо предполагается создание «живой лаборатории» (по примеру Барселоны и Амстердама), где разработчики могут с минимальными издержками заниматься апробацией своих решений, получать моментальную обратную связь от пользователей, венчуров, экспертов и, таким образом, ускорять коммерциализацию проектов.

Brownfield-полигонами могут стать районы (вроде Академического или Солнечного в Екатеринбурге), а также «вторые» города (например, Нижний Тагил, Серов, Первоуральск, Каменск-Уральский). В одних можно «заземлять» решения в области строительства и энергосбережения, в других — апробировать типовые смарт-сервисы с целью их дальнейшего тиражирования.

Очевидное узкое место создания центров компетенций — кадры. Только ленивый в последние лет пять не сказал, что нам категорически не хватает программистов, архитекторов и менеджеров ИТ-проектов. Дело усугубляется тем, что направление smart city — особое, для него характерны междисциплинарность, отсутствие достаточного опыта и быстрые изменения. Поэтому классические подходы, связанные с накоплением знаний и их трансляцией студентам, не работают. Не подходят и годами отшлифованные механизмы оценки компетенций и актуальности

учебных проектов. Сотрудники школ и университетов попросту к такому не готовы. Поэтому в образовательном процессе должны появиться новые позиции (куратор, ментор, технический эксперт).

Коммуникации

Третье направление — развитие системы внутренних и внешних коммуникаций, позволяющей модернизировать общественное сознание, соотносить инновационные ИТ-решения с запросами общества, бизнеса, власти, формировать имидж Свердловской области как сердца цифровой экономики. 

Человек по природе своей боится нового (особенно, если старое его устраивает). Диджитал-трансформация при всех своих плюсах оборачивается для общества большим стрессом. Жители Свердловской области должны научиться уверенно, эффективно, критично и безопасно выбирать и применять информационно-коммуникационные технологии. Иначе ничего хорошего из «Умного региона» не выйдет. Если говорить предельно конкретно, то у жителей региона необходимо развивать компетенции, связанные с хранением и обработкой контента, быстрой идентификацией информационного мусора и фейков, использованием мессенджеров и систем обмена данными, электронного голосования, соблюдением сетевого этикета, созданием и редактированием цифрового контента, защитой устройств.

Одним из главных элементов коммуникации должно стать проведение международных и всероссийских мероприятий по ИКТ-тематике, в том числе форумов разработчиков, конкурсов информбезопасности.

Первым шагом с точки зрения формирования имиджа области станет вступление Екатеринбурга во Всемирную организацию умных и устойчивых городов (WeGO), которая объединяет 120 мегаполисов, регионов и международных организаций (вроде Всемирного банка и ООН).

Деньги на все это

Главным финансовым инструментом реализации проекта должно стать государст­венно-частное партнерство. Бизнес, к слову, этот тезис поддерживает.

— Один из компонентов «Умного региона», экономическая эффективность которых очевидна, — энергосервисный контракт, — говорит руководитель направления по работе с региональными администрациями ГК Softline Владимир Пичугин. — Износ коммунальной инфраструктуры в российских городах оценивается примерно в 65%. Это значит, что сети нуждаются даже не в модернизации, а радикальной реконструкции. Денег на нее у муниципалитетов, как правило, нет. Конечно, энергосервис не панацея. Но финансировать за его счет отдельные проекты (например, модернизацию наружного освещения или водоснабжения в части станций второго подъема воды, перевод котельных с мазута на газ) вполне реально.

На первые два года реализации проекта «Умный регион» в Свердловской области потребуется около 4 млрд рублей (из них 3,35 миллиарда — внебюджетные средства). Примерно 1,5 млрд рублей уйдет на «умные» остановки (их предлагает оборудовать Ростелеком), около 35 миллионов — на системы электронного документооборота и электронных референдумов, 450 млн рублей — на видеонаблюдение в местах массового скопления людей, еще 40 — на системы управления землепользованием и мониторинга земель сельхозназначения.

Да, эти сервисы вряд ли совершат революцию. Но согласитесь, ждать транспорт куда приятнее в павильонах с бесплатным Wi-Fi, зарядными устройствами для телефонов и электронными табло, на котором отражается время прибытия автобуса.  

Цифровизация —  это не только про экономику

Это в первую очередь про изменение разных отраслей на основе внедрения современных технологических решений, убежден заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Евгений Гурарий

 заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Евгений Гурарий  ТЕМА  026_expert_ural_27-1.jpg
заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Евгений Гурарий ТЕМА

— Евгений Михайлович, каковы глобальные цели цифровизации экономики в регионе? Будет ли задействован механизм ГЧП? 

— В Свердловской области правильнее было бы говорить не только об ускорении процессов цифровизации экономики, но и о цифровизации социальной жизни, развитии технологических компетенций в области разработки цифровых технологий и сервисов, формировании культуры цифрового общества. То есть цифровая экономика — это не только про экономику, это в первую очередь про изменение совершенно разных отраслей на основе внедрения современных инновационных технологических решений. И это изменения — не ради изменений, а для упрощения и ускорения получения услуг, для оптимизации государственных и бизнес-процессов, для более комфортной, удобной и качественной жизни людей.

Безусловно, эффективные, полезные и, главное, востребованные изменения дают кумулятивный эффект, который представляет собой экономические выгоды: снижение издержек, повышение рентабельности, расширение производственных и технологических цепочек и так д алее. В этом смысле концепция «Умный регион», разработанная в Свердловской области по поручению губернатора Евгения Куйвашева, раскладывается в трех измерениях: пространство сервисов и технологий (конкретные смарт-сервисы, которые предполагается внедрять в регионе); развитие центров смарт-компетенций (компании, которые обладают компетенциями по разработке и внедрению соответствующих решений, и R&D-центры, где аккумулируются научные и технологические компетенции); пространство коммуникаций (идентификация решений, действительно актуальных для общества, стимулирование спроса на цифровые решения и постоянный контакт с разработчиками и инвесторами).

Внедрение любого технологического решения требует ресурсов. Кроме того, реализация любого смарт-сервиса должна быть разумной и востребованной. Наш ориентир — и это задача, поставленная губернатором, — максимально развивать инвестиционную составляющую при реализации программы «Умный регион». Большая часть планируемых к внедрению решений должна быть реализована инвестором в форме государственно-частного партнерства и концессий, поскольку они экономически окупаемы. Если бизнес заинтересован зайти в тот или иной цифровой проект, значит, в этом проекте появятся результаты и продукты, нужные и актуальные для общества.

— Каких шагов от региональной власти потребует поэтапное развитие цифровой экосистемы? Каких первых эффектов от реализации «Умного региона» вы ждете?

— В программу «Умный регион» должны войти проекты, касающиеся нескольких областей: «умный» образ жизни, «умная» экономика, «умное» управление, «умные» люди, «умная» мобильность, «умная» среда. Эти проекты затрагивают совершенно разные сферы, и это логично: сегодня без современных технологий сложно решать задачу, которая является основной для всех органов власти, — задачу повышения качества жизни людей. Поэтому в рамках программы, которую утвердит губернатор, у органов власти появятся новые, зачастую нестандартные задачи по цифровизации отраслевых процессов и услуг. Цифровые решения не только делают объекты управления более прозрачными, но и приводят к необходимости более быстрого реагирования на проблему, отслеживают эффективность управляющего воздействия. Например, сервисы интеллектуального управления потреблением коммунальных услуг, контроля транспортных потоков, мониторинга чрезвычайных ситуаций и многие другие.

В концепции «Умный регион» заложена методика расчета эффекта от внедрения того или иного смарт-сервиса в зависимости от его экономического, социального и экологического влияния. Каждый проект «Умного региона» будет оцифрован, в том числе для того, чтобы контролировать и оценивать ход его реализации. Каждый проект уникален. К примеру, если строительство «умных» остановок в большей степени направлено на социальный эффект — комфорт, безопасность и информированность жителей, то система вывоза мусора по принципу just-in-time снижает затраты и оптимизирует работу обслуживающих организаций.

— Как трансформировать регион в центр технологических производственных компетенций? С кем ему придется конкурировать в этой сфере?

— Свердловская область богата ИT-компе­тен­циями. В регионе работают компании мирового уровня, готовые разрабатывать и внедрять интереснейшие смарт-решения. Правильный механизм поддержки и развития ИT с одной стороны, создание возможностей для разработки, апробирования и реализации «умных» решений — с другой, сделает регион привлекательным для развития действующих производств и локализации новых стартапов и компаний. Глобальная конкуренция за людей и инвестора уже идет, и мы точно в ней участвуем. Чтобы быть конкурентоспособным, нужно очень быстро реагировать на изменения, предлагать лучшие условия для работы и развития человека и бизнеса. В этом отношении работа ведется активно и динамично. К примеру, в соответствии с распоряжением губернатора строительству Контур-парка компанией СКБ Контур присвоен статус масштабного инвестиционного проекта. Это будет целый ИT-город, в котором расположатся научно-образовательные центры, жилые дома, рекреация. Мы верим в победу Екатеринбурга в конкурсе на право проведения всемирной выставки Экспо-2025 — и это будет глобальное конкурентное преимущество. На площадке Экспо-парка появится современный «умный» город, где будут опробованы и реализованы современные технологии мирового уровня. Мы обретем колоссальные возможности для образовательной и научной деятельности. У нас регулярно проходят мероприятия мирового уровня, в которых участвуют и обмениваются опытом эксперты в области современных технологий. К примеру, на Иннопроме в июле этого года стенд Свердловской области будет полностью посвящен смарт-решениям, готовым для внедрения свердловскими компаниями.

Важнейшее событие 2019 года — проведение Глобального саммита производства и индустриализации (подробнее см. с. 36. — Ред.). Как сказал глава региона: «Свердловская область продолжает планомерно укреплять позиции не только как крупный промышленный и деловой центр России, но и как одна из наиболее действенных международных торговых площадок, центр выработки и принятия решений для ответа глобальным вызовам индустриального и технологического развития».

— Как проект «Умный регион» повлияет на цифровое развитие свердловских муниципалитетов? Готовы они к этим изменениям? Как преодолеть цифровое неравенство между большими и малыми городами?

— «Умный регион» готовится именно как межмуниципальная и региональная программа. Одним из принципов, которым должны соответствовать проекты программы, является индивидуальность траекторий цифрового развития муниципалитетов, территориальная связанность и доступность смарт-сервисов. Каждый муниципалитет вне зависимости от численности населения, экономической силы и удаленности от центра должен найти свое место в «Умном регионе». Мы приглашаем глав городов к сотрудничеству, обсуждаем и представляем решения, уже готовые к внедрению, смотрим, как оптимально распределить участие региона и муниципалитета.

Конечно, важен принцип разумности: каждый город и населенный пункт обладает своей спецификой. То, что актуально в Екатеринбурге, может быть неактуально в Серове, и наоборот. Поэтому, как мы говорили, важная задача — повышение цифровой культуры и грамотности граждан, разъяснение преимуществ и возможностей цифровизации, понимание запросов и потребностей людей. Выполнение этой задачи сделает изменения не только возможными, но и желаемыми. Уже сегодня доступ в интернет в Свердловской области имеет почти 100% населения, острые углы цифрового неравенства между большими и малыми городами постепенного сглаживаются. Мы рассчитываем, что региональная программа «Умный регион» позволит зафиксировать шаги по постепенному, но динамичному цифровому развитию каждого города и населенного пункта.

Обгоняя столицу

У Свердловской области есть все шансы стать глобальным игроком на рынке цифровых технологий, считает первый проректор УрФУ Сергей Кортов. Регион аккумулировал умные решения, которые будут представлены уже в этом году

первый проректор УрФУ Сергей Кортов 024_expert_ural_27-1.jpg
первый проректор УрФУ Сергей Кортов

— Сергей Всеволодович, Свердловская область может стать центром разработки «умных» решений? На мировом рынке идет жесткая конкуренция за эту нишу. Увы, без сюрпризов: выигрывают те, кому удается привлечь лучшие кадры.

— Конечно, пока мы проигрываем индийскому Бангалору или американской Силиконовой долине по количеству программистов на один квадратный километр. Но если говорить о России, Екатеринбург имеет достаточное количество специалистов в сфере информационных технологий, чтобы претендовать на позиции лидера. Их нужно еще больше. И это определенный вызов системе образования. 

— ИТ-рынок сетует на дефицит программистов?

— Это связано с темпами роста бизнеса. Сравните, экономика страны в целом растет на 1,5 — 2% в год, а бизнес в ИТ-сфере на 15 — 20%. «СКБ Контур» сделал специальный расчет для УрФУ, спрогнозировав собственный рост и потребность в программистах и руководителях ИТ-проектов. По расчетам компании, если мы не увеличим прием и выпуск ИТ-специалистов, то через два-три года не обеспечим потребности даже «СКБ Контура». Если прибавить запросы других игроков рынка, расположенных в Екатеринбурге, цифра вырастет в два раза. Такие специалисты должны быть в каждой крупной компании. Тем более если мы говорим о переходе разных секторов экономики на цифровую платформу. Реализация проекта «Умный регион» даст взрывную потребность в специалистах, которые будут разрабатывать и сопровождать smart-сервисы.

— Что мешает активному внедрению «умных» решений кроме нехватки программистов?

— Основной проблемой внедрения новейших технологий, в том числе цифровых, является отсутствие нормативно-правовой и нормативно-технической документации, позволяющей использовать технологии в производственных и бизнес-процессах. Это накладывает ограничения на продукты, созданные с их применением. Например, весь мир уже признал, что аддитивные технологии займут ключевую роль в промышленном производстве будущего. Крупнейшие западные компании перешли на выпуск с применением 3D-принтеров сложных изделий — двигателей, элементов космической техники и т.д. В России пока нет системы технических стандартов, чтобы активно внедрять аддитивные технологии в производство. Чтобы новые решения внедрялись, нужны специальные режимы. Я не говорю только о новейшем оборудовании и квалифицированных специалистах. Должно быть еще и место, где есть специальные условия, чтобы выходить за границы действующих технических норм и правил. Без такого места либо ничего не получается, либо получается очень медленно. Мы пытаемся эту проблему решить с помощью формата полигонов. Естественно, там должны быть специальный правовой режим, специальный статус и необходимое техническое оснащение. Второй проблемой является необходимость консолидации компетенций и ресурсов множества участников для реализации проектов создания и внедрения новых технологий. Просто организовать исследовательский институт и поручить ему создать новую технологию уже не получится — это дорого и долго. Необходимо формирование научно-технологических платформ в виде проектных офисов для взаимодействия участников на основе принципов открытых инноваций. Для решения этой проблемы в Свердловской области с участием УрФУ и правительства области создана некоммерческая организация Агентство инновационно-технологического развития. Оно является проектным офисом, управляющим портфелем проектов в сфере инновационно-технологического развития региона.

— Обеспечить условия для создания новых продуктов — задача государства?

— Да. И без организации таких условий невозможна активизация технологического предпринимательства. Тот же малый и средний бизнес ищет новые способы разработать технологии и на этом заработать. Создать новый продукт — это чаще всего очень дорогое и непростое дело. Малый и средний бизнес не может закупать испытательное оборудование, то есть он должен им где-то пользоваться. Следовательно, с моей точки зрения, эти полигоны должны иметь некий статус центров коллективного пользования и обладать определенным правовым режимом. Не всегда этот вопрос можно решить на региональном уровне. Но его надо решать, иначе у нас не будет никаких опытных производств с новейшими технологиями.

— Каких эффектов от реализации «Умного региона» в ближайшие два-три года могут ожидать люди?

— Любые ИТ-технологии — это повышение эффективности действующих процессов. Начнем со здравоохранения. Например, вам не надо рано вставать и занимать очередь в поликлинику, не надо отпрашиваться с работы, чтобы получить паспорт. То есть огромное количество действий для любого жителя становится проще и менее затратно по времени. Мне кажется, тема автоматизации рутинной посреднической деятельности между жителями и властью будет реализована в ближайшие два-три года. И это будет заметно. Многие проекты уже начаты, вопрос только в масштабировании. Сейчас поликлиника без регистратуры, в которой внедрены цифровые сервисы и методы бережливого производства, только одна. Надо, чтобы их было двести, тысяча. Тогда мы получим результаты.

Вторая область, в которой заметно бурное развитие цифровых технологий, — образование. Тема цифровой школы и университета — это очень актуально, хотя всеми признается, что образование — наиболее консервативная сфера с точки зрения внедрения новых технологий. Но сопротивляться сильному запросу рынка на цифровизацию процессов коммуникации очень сложно. Кроме того, стоимость цифрового формата обучения меньше, чем традиционного. А целевая группа, которая хочет

обучаться, в силу разных причин резко расширяется, ее запросы обеспечить имеющимися ресурсами уже просто технологически невозможно.

Третья сфера — городское пространство, его оптимизация. Екатеринбург — один из самых тесных городов-миллионников. Расширять его очень дорого. Давайте попробуем оптимизировать передвижение, энергетическое пространство, жилое пространство и т.д. Если мы станем местом проведения Экспо-2025, осуществить оптимизацию можно будет быстрее: потребность в передовых решениях вырастет в разы. Это возможность достаточно быстро попасть в элиту цифровой экономики мира. Мы все равно станем цифровым городом, но Экспо-2025 существенно ускорит этот процесс.

— Ощущение такое, что максимум преимуществ от цифровизации получит Екатеринбург. А небольшие муниципалитеты?

— Цифровые технологии убирают расстояние. Коммуникации могут быть цифровыми, работа — в удаленном доступе. Даже оперу можно слушать в цифровом формате, не теряя в качестве. Уже есть люди, которые не стремятся жить в большом городе, потому что их социальная потребность будет удовлетворена с помощью цифровых технологий, нивелирующих неравенство больших и малых городов. Вы можете реализоваться как профессионал, учиться и развиваться вдали от мегаполисов. Мировая статистика показывает, что растет доля фрилансеров, которые с помощью цифровых технологий могут продавать свой труд или оказывать услуги, локализуясь в любой точке земли. Это дизайнеры, программисты, конструкторы. Думаю, инфраструктура, которая предоставит нам возможности развивать этот сектор экономики, появится достаточно быстро, в течение ближайших 5 — 7 лет.

«Эксперт Урал» №27 (769)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама