ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Однозначная цифра

2018

Сегодня уже никто не спорит о том, нужна ли странам, регионам и городам цифровизация. Вопрос в другом — как сделать так, чтобы она действительно изменила качество жизни

409 млрд рублей — столько будет направлено из федерального бюджета на развитие цифровой экономики в 2019 — 2021 годах. Соответствующий закон в конце ноября подписал Владимир Путин. 

Звучит внушительно. Для сравнения, например, на образование пойдет 362 млрд рублей, на науку — 135, на городскую среду — 318, на дороги — 371. Превзошли диджитал по расходам только статьи «Демография» (1,5 трлн рублей) и «Здравоохранение» (почти 700 млрд рублей).

Чтобы эти 400 миллиардов дали эффект, программа «Цифровая экономика», принятая летом 2017-го, должна быть преобразована в одноименный нацпроект — с ясными (а не обтекаемыми, как раньше) формулировками, паспортом, планом мероприятий, пониманием, как должны проходить согласовательные процедуры. 

Очевидно, что в следующие три-пять лет Россия обречена на цифровую трансформацию. Какой она должна быть и где уже случилась — рассуждали участники конференции «Российские регионы в фокусе перемен», организованной аналитическим центром «Эксперт», журналом «Эксперт-Урал» и УрФУ. 

Шесть вопросов к цифре

Главный вызов трансформации сегодня — однозначно информбезопасность (ИБ). Цифровизация критической инфраструктуры предприятий и городов, внедрение интернета вещей (Internet of Things, IoT) в повседневную жизнь, развитие искусственного интеллекта — все это порождает новые, доселе невиданные угрозы. ИТ-специалисты любят припугнуть публику, описывая последствия взлома, например, системы управления дорожным движением: перевернутые автомобили, искореженный металл, кровь.

— Количество киберугроз в последние несколько лет ощутимо выросло, — констатирует руководитель направления «Информационная безопасность» компании Softline в УрФО Дмитрий Губернатчук. — Готовые решения для хакерских атак с подробной инструкцией сейчас несложно найти в интернете, вредоносное ПО совершенствуется и обзаводится новыми модификациями, используются в том числе искусственный интеллект и машинное обучение. Все чаще взламываются платформы интернета вещей, защита которых в условиях жесткой конкуренции пока не является приоритетом как для производителей, так и для заказчиков. К сожалению, большей части предприятий недостает системности в управлении ИБ. В организациях не налажены процессы классификации информационных активов, оценки актуальности каждой уязвимости, управления инцидентами. В итоге эффективность защитного инструментария не превышает 5 — 10%. Фигурально выражаясь, мы лечим не там, где болит.

С госфинансированием ИБ в стране пока тоже не так гладко. В конце ноября на SOC-форуме руководитель службы кибербезопасности Сбербанка Сергей Лебедь заявил: сегодня до исполнителей проектов в этой сфере доведено ноль рублей, задержка в выполнении программы составляет почти год.

 — Безопасность, безусловно, является одним из столпов диджитализации, — развивает тему директор по экономической политике НИУ ВШЭ Юрий Симачев. — Но чрезвычайно важно, чтобы она не стала поводом для ориентации на изоляционистские решения. Если страна не работает в рамках международных стандартов и подходов, если она не задействована в мировой торговле, она сразу обрубает себе некоторое количество выгод от цифровой трансформации. Баланс должен быть и в политике импортозамещения. Есть сектора, в которых мы, конечно, можем конкурировать с иностранными продуктами (в конце концов у нас самые лучшие программисты в мире). Но также есть вещи, закапывать ресурсы в которые на основании чьих-то страхов не имеет никакого смысла. Я понимаю, что в России есть ряд групп, продвигающих идею «давайте от всего отключимся», но, по-моему, это тупиковый путь. Верное направление — открытость при условии обеспечения безопасности.

Второй идеологический момент диджитализации связан с попытками оцифровать хаос и неэффективные процедуры без погружения в проблематику. Майский указ президента с одной стороны стал сильнейшим стимулом для госорганов и госкомпаний к внедрению цифры, но с другой — породил острое желание у чиновников и директоров отрапортовать о достигнутых результатах и позитивных сдвигах. В итоге — сплошь симулякры.

Третий блок вопросов связан с мораль­но-этическими и социальными последствиями внедрения цифры. Набившая оскомину проблема «что делать с вымирающими профессиями» никуда не исчезла. Ее убедительного решения пока так никто и не предложил. Более того, система образования по-прежнему тысячами выпускает специалистов, которые в перспективе десяти лет почти гарантированно останутся на улице.

Большая головная боль — приватность. Уже всем понятно, что в цифровой век она станет одним из элементов роскоши. Но необходимо выстроить систему, при которой люди будут понимать, кто и какие данные о них собирает (например, из перечня на площадке Госуслуг). Кроме того, очевидно, пришла пора определиться, каким путем идти — условно американским, при котором человек фактом своего рождения дает согласие на сбор сведений о себе, или европейским, когда люди должны осознанно ткнуть кнопку «Принимаю» в конце лицензионного соглашения.

Вопрос четвертый — регулирование.

— Сейчас все, в том числе и законодатели, пребывают в таком радостном оживлении, что велика опасность напридумывать кучу нормативных актов, которые потом станут колом в горле цифровизации, — опасается Юрий Симачев. — Надо понимать три вещи. Во-первых, в новых областях законы устаревают в момент их написания. Во-вторых, пока никто не знает, как и в какую сторону пойдет диджитал. В-третьих, в нормотворчестве, как и в любой сфере госуправления, сталкивается масса интересов, и есть риск перегибов. Поэтому, с моей точки зрения, регулирование в сфере цифровизации должно быть рамочным, мягким, настраиваемым.

Пятый идеологический момент: почему цифровая только экономика?

— С нашей точки зрения, диджитализация не может осуществляться только ради экономического результата, — говорит Сергей Кортов. — Она должна затрагивать все сферы жизни. Поэтому в проекте «Умный регион» мы предложили опираться на концепцию устойчивого развития ООН, которая предполагает, что любое действие должно оцениваться с трех точек зрения — социальной, экономической и экологической. 

И, наконец, последний большой вопрос — нужно ли покрывать цифрой все и вся. Большинство экспертов сходится в том, что «съесть слона целиком» вряд ли удастся. Позитивные эффекты в первую очередь проявятся в больших агломерациях, где плотность взаимодействия, темп жизни, конкуренция высоки, где временны?е издержки являются определяющими. 

Что делать с малыми городами? Сосредоточиться на их инфраструктурном развитии.

— Когда мы разрабатывали концепцию «Умный регион» для Свердловской области, то обнаружили, что уровень цифрового неравенства даже в границах одного субъекта очень велик, — комментирует первый проректор УрФУ Сергей Кортов. — Екатеринбург в разных рейтингах уверенно занимает места в первой десятке. Область не менее уверенно — в пятой-шестой. Этот разрыв — очень большая социальная и экономическая угроза.

Запрос на справедливость

Умные города — к обсуждению этого феномена рано или поздно сводится любая дискуссия о цифровой трансформации. Причина проста — люди живут не в отраслях, не в сферах, а на территориях. Потому тема smart city имеет самую высокую общественную значимость и ценность. На федеральном уровне сегодня за нее взялись крепко. На любой крупной урбанистической конференции только и говорят о том, как стимулировать муниципалитеты к внедрению цифровых технологий, как понять, кто из них готов к трансформации, а кто еще нет. 

— Мы в этом направлении работаем достаточно давно и в 2018 году сформулировали очень четкий ответ на вопрос, какой город может стать умным, — замечет директор проектов макрорегионального филиала «Урал» компании «Ростелеком» Владислав Сюркаев. — Тот, в котором есть заинтересованное лицо, готовое драйвить проекты в цифровой сфере и делать все, чтобы достичь максимального эффекта с помощью технологий. Именно в эти города мы идем с пилотами и решаем любые проблемы, в том числе финансовые и регуляторные. Размер территории значения практически не имеет. Простой пример — нашим «флагом» в Челябинской области является город Сатка с населением 42 тыс. человек.

Отрасли, где сегодня реализуется подавляющее большинство городских smart-проектов, — ЖКХ и управление домами. Объяснить перекос довольно просто. Во-первых, в коммуналке можно добиться быстрого и видимого эффекта. В той же Сатке в одном из домов за счет внедрения цифры до нуля была сведена неучтенка по воде, на 40% сократился объем электричества, расходующегося на общие нужды, суммарный платеж за коммунальные услуги снизился на 10%. Во-вторых, у россиян сформировался сумасшедший запрос на справедливость и примерно того же уровня раздражение по поводу постоянного роста стоимости жизни. Инновации в ЖКХ позволяют убить обоих зайцев. 

Следующее по популярности направление — проекты, в той или иной мере, связанные с транспортом (умные остановки, парковки и светофоры, каршеринги, беспилотники и т.д.).

Ярким подтверждением такой расстановки приоритетов является челябинская «Интерсвязь». Пару лет назад этот оператор с базой в 1,5 млн абонентов, понял, что в телекоме больше расти некуда, и переформатировался в ИТ-компанию. Приоритетными направлениями развития были выбраны интернет вещей и умные города. Челябинцы установили более 70 тыс. точек бесплатного Wi-Fi-доступа и развернули во всех городах присутствия IoT-сеть.

Один из самых динамично развивающихся проектов «Интерсвязи» сегодня — домофоны, которыми можно управлять с сотового, в том числе голосом (ими сегодня оборудовано 30 тыс. подъездов, услугой пользуются более 1 млн человек). Среди мужчин, замечают в компании, одной из самых популярных команд почему-то является «открыть бомболюк».

Другой перспективный проект челябинцев — умные парковки. Сегодня система может определить, есть ли на них свободные места. План на ближайшее будущее — сообщать автовладельцу, если к его машине подъезжает эвакуатор или кто-то близко подходит.

— Управление всеми имеющимися и будущими сервисами умного города мы объединили в одном мобильном приложении, — рассказывает председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев. — Две его самые популярные функции сегодня — бесплатный Wi-Fi и мгновенная оплата коммунальных услуг. Приложение установлено более 700 тысяч раз.

Роды партнерства

Большинство пилотов в сфере smart city ИКТ-компании сегодня выполняют за свой счет. Застройщики и тем более местные администрации без историй успеха и доказанного эффекта вкладываться в цифровизацию не спешат.

Однако есть все основания полагать, что диджитал свое возьмет, и сейчас самое время задуматься о механизмах финансирования решений, охватывающих кварталы, районы и целый город.

На федеральном уровне первые шаги в этом направлении уже сделаны. В конце октября правительство включило установку «умных» счетчиков коммунальных и энергоресурсов в перечень случаев заключения контрактов жизненного цикла.

— Механизм, который для smart city жизненно необходим, — это госу­дарст­венно-частное партнерство, — уверен доцент университета Турина Альберто Феррарис. — Мы совместно с коллегами из УрФУ только что закончили исследование в этой сфере. Оно было основано на опросе представителей частных европейских компаний-провайдеров проектов в сфере умных городов и рассматривало ГЧП в трех измерениях — совместимость, взаимодополняемость, заинтересованность сторон. Что мы выяснили. Одной из главных проблем партнерства является отсутствие у чиновников технических и проектных компетенций. Они не могут разговаривать с частным бизнесом на одном языке. И эта проблема актуальна даже для крупных городов вроде Милана. Поэтому в большинстве случаев между двумя сторонами должен быть интегратор (например, университет или другая исследовательская организация). Другая глобальная проблема — отсутствие у властей (не важно, местных или региональных) видения будущего. Третий камень преткновения — разность целей. Фирмы, как правило, хотят протестировать технологии и заработать, чиновники — улучшить качество жизни (в идеале) или просто отчитаться. И последний барьер — менталитет власти. Она привыкла к реализации любых программ и проектов по модели «сверху вниз». Но главными выгодоприобретателями умного города являются жители. Соответственно, инициатива должна исходить от них, поэтому нужно активно внедрять методики вовлечения населения.

Директор по бизнес-решениям и инновациям Orange Business Services Робин де Кейзер уверен: главное, что требуется от публичного партнера, — долгосрочная стратегия, в которой описаны цели, задачи, подходы, принципы и единые стандарты цифровизации.

— Опыт Ближнего Востока показывает, что довольно эффективной является модель, при которой государство обеспечивает строительство открытых платформ, а отдельные сервисы отдаются на откуп частным фирмам, — добавляет де Кейзер. — Таким образом даже в экономике с превалирующим присутствием государства можно обеспечить конкуренцию.  

Теперь непосредственно о контрактах. Исследование Феррариса показало: они должны быть гибкими и незабюрократизированными и способствовать внедрению инноваций. Требование выглядит вполне оправданным, учитывая, что в проектах smart city ведущую роль играют отнюдь не чиновники.   

Проблем с ГЧП масса. Отрицать это глупо. Но одно нас радует безусловно — власть готова к изменениям (как минимум на словах). 

— Да, компетенций в проектном управлении не хватает на всех уровнях, — согласен замруководителя администрации губернатора Свердловской области Евгений Гурарий. — Но в последние два года ситуация в этой сфере значительно улучшилась. И сегодня, по крайней мере, в нашем регионе, появляются полноценные менеджеры, способные вести сложные проекты. С инертностью мышления, я уверен, мы тоже постепенно справимся. Для этого нужны две вещи. Первая — переобучение, вторая — успешные кейсы в различных отраслях. 

Что еще обнадеживает — вызревшее со стороны ряда чиновников понимание специфики момента. Глобальная конкуренция между городами с каждым годом будет все возрастать. Никакая изоляционистская политика помешать этому не сможет. И те, кто не придумает, как удержать людей на территории, рано или поздно погибнет. Это понимание, мы надеемся, станет важнейшим стимулом для местных руководителей к тому, чтобы ломать инертность мышления подчиненных, пробовать, рисковать, ошибаться, снова пробовать и в конце концов находить эффективные решения.

Умные проекты в действии

Председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев:

Председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев 009_expert_ural_50-1.jpg
Председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев

— Нам стало ясно, что за цифровизацией будущее, еще три года назад. Начав с себя, мы автоматизировали практически все собственные бизнес-процессы. За это время мы создали цифровую платформу «умного города» и теперь активно масштабируем «умные технологии» на город и регион. Также накоплен большой опыт реализации инновационных решений за пределами городов присутствия «Интерсвязь». Сейчас нашими «умными разработками» пользуются свыше миллиона людей. В сегменте промышленного интернета в портфолио компании числятся десятки успешно реализованных проектов с крупнейшими предприятиями региона. Промышленники мгновенно ощущают выгоду, она измеряется миллионами рублей в месяц.

Мы разделяем понятие smart city на две большие части. Ту, что видна жителям города, и ту, что касается промышленного интернета. Первый сегмент «умного города» предстает перед пользователями в виде одного из самых популярных на Южном Урале мобильных приложений —

«Интерсвязь», которым бесплатно пользуется каждый второй житель области. В него интегрированы все наши технические решения в этой сфере. Самые популярные функции — это «умные парковки», «обратиться в ЖЭК», «открытие теледомофонов», оплата коммунальных услуг онлайн. Подобных масштабных кейсов в регионе нет.

В следующем году мы планируем инвестировать в разработку «умных проектов» миллиард рублей (половина — в Челябинскую область).     

Философия пониженного риска

Как сделать образ жизни горожан умным? Ответ на этот вопрос сегодня ищут не только местные власти, но и глобальные корпорации, констатирует управляющий по корпоративным вопросам региона «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова

управляющий по корпоративным вопросам региона «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова 010_expert_ural_50-1.jpg
управляющий по корпоративным вопросам региона «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова

— Мы живем в мире постоянных трансформаций, интенсивность взаимодействия человека и окружающей его урбанизированной среды растет. Город — сложная динамическая система. Одним из крупнейших городских сообществ были и остаются курильщики. По данным ВОЗ, в ближайшее десятилетие их численность в мире будет колебаться в районе миллиарда. В России на том же горизонте от табака не планируют отказываться около четверти трудоспособного населения. Эти цифры означают одно — умному городу необходимо думать о том, как снизить вред от курения и разрешить конфликт между курильщиками и их оппонентами.

Для Philip Morris International (PMI) данная задача еще десять лет назад конвертировалась в новую философию и бизнес-стратегию. В попытках создать продукт, который бы снижал вред здоровью курильщика, но при этом удовлетворял бы его потребности, мы прошли очень долгий путь, превратились в наукоемкую компанию, в штате которой работает 430 ученых и инженеров. Суммарные инвестиции PMI в новые технологии превысили 4,8 млрд долларов, на счету компании 3400 зарегистрированных патентов, еще около 5 тыс. заявок находятся на рассмотрении.

Нам удалось разработать целый портфель альтернативных бездымных продуктов, флагманом которого стала электрическая система нагревания табака IQOS. При ее использовании отсутствует процесс горения. Это значит, курильщик вдыхает не дым, а аэрозоль, уровень содержания вредных веществ в котором на 90 — 95% ниже. Благодаря результатам первых долгосрочных исследований сейчас я однозначно могу сказать: полный переход на инновационную систему нагревания табака менее вреден для здоровья, нежели курение сигарет. Другой аспект, который важно учитывать, — отсутствие негативного воздействия на качество воздуха в помещении. Из-за этого число конфликтных ситуаций с некурящими существенно снижается.

Но мы прекрасно понимаем, что создание инновационного продукта — это только начало. Важно, чтобы он был принят нашей целевой аудиторией — совершеннолетними курильщиками, которые не планируют отказываться от своей привычки. Именно поэтому вместе с доклинической и клинической физико-химической оценкой (в том числе независимой) мы проводим глубокие маркетинговые исследования.   

Для достижения глобальной цели не менее важно, чтобы законодательное регулирование осуществлялось с учетом потенциала таких продуктов к снижению вреда для здоровья. Я говорю о переходе от запретительного к риск-ориентированному, дифференцированному подходу к инновационным разработкам, появляющимся в табачной отрасли.

Такие города, как Токио и Сеул, уже реализуют стратегию постепенного отказа от курения за счет перехода на продукты с пониженным риском. Возможно, стоит воспользоваться их практикой и включить схожую цель в программу развития региона.

«Эксперт Урал» №50 (784)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама