Эпидемия токсического вранья

Иван Давыдов
1 ноября 2006, 17:04

Вторую неделю уже редкий выпуск новостей обходится без мрачного зрелища: в убогих интерьерах провинциальных больниц передвигаются неуклюжие желтые тени. «Эпидемия токсического гепатита».

Репортаж с того света, кристально чистый ужас: они сами, возможно, не понимают того, что понимает зритель. А зритель понимает: они либо умрут в ближайшее время, либо останутся инвалидами, впрочем, ненадолго останутся. Их уже нет, но вот они -- ходят, стыдливо прикрывают лица или даже улыбаются в телекамеры.

А потом своими наблюдениями за живой пока еще и неживой уже природой делится с теми же телекамерами Геннадий Онищенко, главный санитарный врач РФ. Позавчера, ближе к ночи, он разоблачил заговор, сообщив, что эпидемия -- «это спланированная акция в двенадцати субъектах РФ против усилий государства вытеснить с рынка производителей алкоголя, которые не хотят платить налоги и производят фальсифицированную продукцию». Но одного заговора оказалось мало -- сегодня под утро главсанитар нашел еще один, обвинив в серийных отравлениях производителей грузинских и молдавских вин, которые в России с некоторых пор не продаются: это они «четко используют полигексометиленгуанедингидрохлорид для выяснения отношений с властью». В том, что лексику сталинских прокуроров использует санитарный врач, есть какая-то историческая ирония, но есть и вещи совсем не смешные.

Во-первых, есть, конечно, реальная проблема алкоголизации населения. С девяносто девятого года из-за алкогольных отравлений мы теряем примерно по сорок тысяч человек в год. Население целого города. И это без учета тех, кто умер, например, в результате сердечного приступа, виной которому все тот же алкоголь. Они в другой графе статистической таблицы.

Есть еще проблема недобросовестных производителей разнообразных спиртсодержащих жидкостей, которые совершенно откровенно работают не только и не столько на тех, кто чистит их продукцией окна или мебель, но и на тех, кто ее употребляет внутрь, -- она ведь вдвое дешевле самой дешевой водки.

Эти проблемы, пытаются внушить нам комментаторы с метровых каналов, решит введение госмонополии на производство спирта. Может, они правы, а может, нет. Это достойно обсуждения, но обсуждение почти невозможно.

Почему? Вот тут начинается «во-вторых», а мы возвращаемся к Геннадию Онищенко. А заодно -- к господам Зурабову и Грызлову, слово в слово повторившим его бредовые доводы.

Они ведь не разговаривают с нами. Они говорят нам, практически прямым текстом: решение уже принято, мы знаем, что делать, а ваше мнение не интересует нас в принципе. Мы его, конечно, прикроем фиговым листиком рассуждений о глобальном заговоре, например, но вы и сами понимаете цену таких аргументов. Делайте, что скажут, и не тратьте времени на избыточные рассуждения.

Причем бредовость аргумента не просто подчеркивает нежелание властного собеседника всерьез обсуждать серьезную проблему. Извращенная логика аргументации -- атака на здравый смысл. А здравый смысл -- штука, склонная к самозащите. Извращенная логика его травмирует и провоцирует на встречные построения: если эпидемия отравлений -- заговор, а выход ищут во введении госмонополии, то не логичнее ли предположить, что это как раз заговор сторонников монополии? И кому нужны такие рассуждения? И идут ли они государству на пользу? И остается ли за всеми этими заговорами место для начала нормальной дискуссии о проблеме, для поиска выхода? Люди тем временем умирают, и ничто не предвещает, что в этом году умрет их меньше, чем в прошлом.

А уж что касается молдавско-грузинского следа -- тут и вовсе возникает законный вопрос: отчего это травиться вражескими винами начали через несколько месяцев после запрета на продажу?

Этот стиль общения с народом, выбранный высшим чиновничеством, изобретен не Онищенко и не позавчера. Просто в данном конкретном случае все очень уж наглядно. Ну и потом -- эти живые желтые трупы в новостях каждый вечер…

В общем, неинтересно, уподобляясь модным ораторам прошлого, вопрошать: что это – глупость или измена? Интересно думать о последствиях. Первое и наиболее явное -- принципиальная невозможность дискуссии, о чем выше сказано достаточно. Нет, ну действительно, какой мне интерес разговаривать с людьми, которые первой же фразой декларируют то ли полное свое слабоумие, то ли полное же нежелание этот разговор начинать, и не исключено, что то и другое вместе? Второе -- менее явное, но более серьезное. Чиновная верхушка, блокируя, таким образом, разговор, топит собственные свои инициативы, включая самые благие. В общем, уже ведь и не важно, спасет, например, госмонополия на спирт Россию от алкоголизации или нет, если введение госмонополии обосновывают наличием заговора желтых человечков. Сперва от любых, повторимся, любых, действий власти отвернется интеллектуальный класс, а затем и основная масса потребителей информации. В конце концов, причин считать жителей России поголовно идиотами нет. У нас нет. Возможно, Грызлов и Онищенко на этот счет более информированы.

Но это даже не простое игнорирование, это аккумуляция раздражения, которое не может копиться вечно и рано или поздно выплеснется наружу. И не требуется пророческого дара, чтобы с точностью до недели обозначить это «рано или поздно». Дата выборов президента РФ, в конце концов, определяется Конституцией РФ и Законом о выборах. Его же.