Миронов. Его идеология

Виктор Ионов
23 ноября 2006, 17:17

До последнего времени оставалось только гадать, на что, кроме собственного административного веса и возможности консолидировать региональных бизнесменов, недовольных деятельностью «Единой России», рассчитывает лидер «Справедливой России» Сергей Миронов

В течение этой недели, однако, было сделано два сильных хода, в которых при желании, можно увидеть намек на идеологию новой партии. Тем более что в немногочисленных программных документах таковой намек, да и вообще смысл, пока, увы, отсутствует.

Во вторник Сергей Миронов заявил, что свежие поправки в избирательное законодательство, отменяющие порог явки на выборах всех уровней, а также запрещающие прямую критику кандидатов-оппонентов в телеэфире, ему активно не нравятся и поддерживать их при прохождении через Совет Федерации он, соответственно, не будет.

Миронов, конечно, глава Совфеда, но подавляющее большинство членов верхней палаты (109 человек) -- "единороссы", и потопить одобренный партией власти закон Миронов все равно не сможет. И, в общем, не собирается, он просто обозначает собственную площадку для борьбы и наглядно объясняет, с кем именно намерен бороться в ходе выборов в Госдуму.

Недовольство Миронова понятно: отмена явки и запрет на критику начальства бьет по всем партиям, кроме ЕР. Значит, едва ли не в первую голову -- по «Справедливой России». Представители «Единой России» даже на слухи о появлении новой партии реагировали крайне болезненно, а на региональных выборах попытались создать конкурентам максимум проблем, и, надо сказать, преуспели. И вот теперь Миронов переносит конфликт уже на федеральный уровень, делая громкое политическое заявление, которое метит не столько даже в сами поправки (повторимся: никаких шансов остановить их принятие у Миронова нет), сколько в саму правящую партию, которая эти поправки инициировала.

Но это во вторник, а в среду появилась информация, что «Справедливая Россия» сделала предложение Сергею Глазьеву, причем такое, от которого полузабытый ныне отец -- основатель «Родины», скорее всего, не сможет отказаться. Сам Глазьев рассказал «Эксперту Online», что он готов помочь "эсэрам" с разработкой идеологической программы и вообще не против «самого тесного сотрудничества». Обе стороны пока осторожничают. Глазьев говорит: ""Справедливая Россия" только что появилась, и нам (глазьевскому движению "За достойную жизнь". -- «Эксперт Online») нужно выяснить, насколько их политическая позиция согласуется с нашей". "Нужно уточнить вопрос и о положении фракции "Родина", которую СР считает своей думской платформой. Не все члены фракции состоят в партии, которая влилась в мироновскую коалицию, у фракции существует договор с избирателями, который она должна выполнять, и насколько он согласуется с позицией СР, мы должны уяснить», -- подчеркнул Глазьев.

Лидер движения «За достойную жизнь» отметил, что его соратники готовы сотрудничать со всеми, чьи взгляды им близки, -- и с «Патриотами России», и с КПРФ, а по вопросам, касающимся реформы избирательного законодательства, -- даже с «Другой Россией». Однако от вхождения в ее политсовет Глазьев устранился. Довольно холодно высказался он и о КРО своего коллеги по фракции Дмитрия Рогозина, сказав, что КРО -- их общий проект, однако давать оценку нынешним союзникам Рогозина (вроде того же Белова) он «не готов».

В "Справедливой России" о возможном привлечении Глазьева к работе партии (напомним, на объединительный съезд его не пригласили) тоже высказываются осторожно. Николай Левичев, секретарь политбюро СР, ничего сенсационного в том, что Сергей Глазьев собирается сотрудничать со "Справедливой Россией", не увидел. "Он ведь входит во фракцию "Родина", которая сейчас является фактически нашей думской площадкой, однако при этом он не член партии "Родина", а значит, и не член СР, поэтому не был приглашен на съезд", -- сообщил Левичев «Эксперту Online». Никаких «предложений» и «обещаний» Глазьеву в СР пока не давали, но в рамках фракции и по другим вопросам, где у Глазьева и мироновской партии есть взаимопонимание, сотрудничество спокойно осуществляется. «Сергей Юрьевич не предпринимал никаких действий, не делал никаких заявлений, которые могли бы противоречить его сотрудничеству с нами», -- отметил Левичев. С удовлетворением напомнил Левичев и об отказе Глазьева сотрудничать с касьяновско-каспаровской «Другой Россией».

Выгодным для обеих сторон назвал возможный союз Сергея Глазьева и «Справедливой России» Марат Гельман, политтехнолог, который, как многие утверждают, изобрел «Родину» аккурат к предыдущим думским выборам: "Глазьев всегда стоял у мироновцев на повестке дня. У "Справедливой России" есть проблемы с обретением собственного лица, причем не столько личного, сколько идеологического, без Глазьева они не смогут позиционировать себя как настоящих левых", -- рассказал «Эксперту Online» Гельман. По его мнению, другого выхода нет и у самого Глазьева: он хочет в Думу, а варианты вроде семигинской коалиции ему гарантированного депутатского кресла не обещают. «Нежелание, чтобы Глазьев участвовавал в мироновском проекте, может появиться только у Путина, -- отметил Гельман, -- это была давняя история, связанная с тем, что Глазьев выдвинулся в президенты в 2004 году, однако если Путин ее забыл, то никаких проблем возникнуть не должно». Марат Гельман, правда, добавил, что в случае вступления в СР Глазьев потеряет часть своего электората -- людей, категорически настроенных против сотрудничества с властью, однако это вряд ли его остановит. Камнем преткновения может стать и тот факт, что, конечно, никто не позволит ему возглавить список новой партии на выборах в 2007 году.

Впрочем, выгоды Глазьева понятны. Но и Миронову он нужен не просто в качестве узнаваемого лица в первой, предположим, десятке избирательного списка (с узнаваемыми лицами у новой партии явные проблемы, не считать же кумиром миллионов Бабакова из «Родины»). Миронов, еще три года назад на думских выборах обещавший Путину поддержку, а на президентских называвший себя его дублером, рискует, выстраивая союз с одним из наиболее последовательных критиков нынешнего режима. Глазьев в этой схеме не «портрет», а «знак». Во-первых, он, в отличие от нынешних лидеров «новых левых», действительно левый. Во-вторых, он давний и непримиримый враг «Единой России» и, полагаем, именно в этом качестве Миронову наиболее интересен.

И, вытягивая Глазьева из политического небытия, Миронов дает знак своим будущим оппонентам: несмотря на несхожесть риторики и мнимую «непересекаемость электоратов», спокойной жизни в ходе предстоящей кампании ждать не стоит. Правда, пока непонятно, согласится ли амбициозный борец с олигархами на вторые роли. Впрочем, выбора у него нет, а выборы уже скоро.