Мэрские игры

Российские градоначальники, до сих пор не встроенные в "вертикаль власти", все чаще становятся объектами преследования правоохранительных органов. Обвинения мэров в превышении полномочий или коррупции случались и раньше. Но в последние несколько месяцев они проходят на вполне четком идеологическом фоне. В сознании простых обывателей создается стереотип -- все городские чиновники давно заворовались, а система муниципального управления насквозь прогнила. Поэтому ее нужно радикально реформировать.

Первый и по-своему яркий случай "нападения" силовиков на мэра произошел в Волгограде. В конце мая был арестован руководитель этого крупного (почти миллион жителей) города. Бывшего предпринимателя Евгения Ищенко обвинили в злоупотреблении должностными полномочиями, а также незаконном предпринимательстве. В вину волгоградскому мэру ставилось, в частности, покровительство компании "Тамерлан" (местного франчайзи сети супермаркетов "Пятерочка") и незаконные выплаты сотрудникам мэрии вознаграждений помимо зарплаты. Кроме того, Ищенко проходил как свидетель по делу о хищениях в компании "Волгоградские коммунальные системы", на баланс которой была передана городская коммуналка и в которой потерялись долги перед газовиками и энергетиками. Суд над мэром Волгограда стартовал осенью, все время до него Ищенко провел в СИЗО, где остается и по сей день. Кстати, не так давно Евгений Ищенко сложил с себя полномочия мэра.

Крупные города, кроме Волгограда, силовики больше не трогали. Обыски в мэрии Екатеринбурга, прошедшие аккурат перед проведением в этом городе-миллионнике съезда "Единой России" 3 декабря, пока остались только обысками. Хотя о сложных отношениях между мэром города Аркадием Чернецким и свердловским губернатором Эдуардом Росселем ходят легенды.

Зато в небольших муниципалитетах нарушения находят постоянно. Так, в Красноярском крае уголовное дело против мэра третьего по величине города Ачинска Михаила Ачкасова тянулось еще с прошлого года. Но ускорилось именно этой осенью, закончившись судом и приговором. Впрочем, Ачкасов во время следствия покинул пост мэра и перешел (как это ни странно выглядит) на работу в один из департаментов краевой администрации. Уголовное преследование недавно началось против мэра самарского автограда Тольятти Николая Уткина, которого обвиняют также в превышении должностных полномочий, повлекшем ущерб в 15 млн рублей.

Последними жертвами силовой кампании стали два градоначальника: Александр Макаров (Томск) и Александр Донской (Архангельск). Но если случай с последним выглядит двусмысленно (Донской не так давно неожиданно заявил о своем намерении участвовать в выборах президента в 2008 году, чем немало позабавил своих коллег) и, возможно, санкционирован самим мэром (из желания обратить на себя внимание), то томское дело намного сложнее.

Интересно другое: зачем в стране развернулась такая кампания по дискредитации местного самоуправления?

На первый взгляд, все очевидно. Муниципальный уровень власти, особенно управление в крупных городах, давно и основательно оброс коррупционными механизмами. Распределение земельных участков, размещение наружной рекламы, муниципальные заказы и тендеры – все решается с помощью "конвертов", которые нужно занести в определенные кабинеты. Но дело в том, что так происходит в любом городе. И, по идее, если уж начинать реальную борьбу с этим злом, плясать нужно от печки: то есть от законов и правил. От перетасовки руководителей в самом механизме ничего не меняется. Так что антикоррупционный след в "наездах на мэров" хоть и просматривается вполне отчетливо, является скорее ширмой для более важных задач. Борьба с коррупцией всегда выгодна с точки зрения имиджа, но бессмысленна с точки зрения результата и эффективности.

Таким образом, причины силовой атаки на российских градоначальников лежат совсем в другой плоскости.

Во-первых, разбирательства в нескольких муниципалитетах происходят на фоне обсуждения законопроекта о назначении мэров губернаторами. Идея продления "вертикали власти" до муниципалитетов родилась еще в начале года, но реальные черты обрела в октябре, когда три депутата Госдумы от партии "Единая Россия" (Владимир Мокрый, Владимир Жидких и Алексей Огоньков) внесли в нижнюю палату поправки в действующий федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". По сути, депутаты предложили передать главам регионов право снимать и назначать мэров городов. В принципе, идея законотворцев не лишена логики. Ведь сегодня, даже зная о нарушениях, губернатор без помощи прокуратуры не может снять мэра. А если ему это и удается, назначить "своего человека" на управление городом глава региона также не сможет, и там продолжит хозяйничать команда снятого градоначальника. Но очевидно, что о благе городских жителей глава региона будет думать в последнюю очередь. На первый же план выйдут личные отношения мэра и губернатора, их способность работать друг с другом. И там, где глава города не ладит с главой региона, проиграет именно первый.

Все это и привело к тому, что мэры горой встали против законопроекта. И под давлением муниципального лобби Госдума поправки отклонила. А спикер нижней палаты парламента и лидер "Единой России" Борис Грызлов даже заметил, что мэры должны избираться народом и этот порядок депутаты менять не будут. Тем не менее вряд ли законодательная инициатива трех депутатов была неожиданным и самостоятельным шагом. Скорее, это был пробный шар, который показал, что силовым наскоком вопрос решить не удастся. И в ход пошли старые методы из области политических технологий: антикоррупционные атаки на градоначальников. Впрочем, мы далеки от мысли, что все уголовные дела, заведенные против мэров городов России, исключительно направлены на решение именно задач укрепления "вертикали власти". Наверняка в них есть и реальные нарушения закона. Но совершенно очевидно, что на уровне центра они служат главной цели – показать, насколько прогнил уровень управления городами и насколько необходимой является его радикальная перестройка.

Эту версию поддерживает Алексей Макаркин, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий. По мнению политолога, участившиеся случаи преследования мэров – обходной путь к законопроекту об отмене выборов градоначальников. Потому как ввести такой закон напрямую очень сложно, против восстанут многие, в том числе и европейское сообщество. "Безусловно, всех не пересажаешь, и мэры и дальше будут ругаться с губернаторами, однако уже осторожнее, с оглядкой", -- добавил Макаркин.

Во-вторых, параллельно с федеральной антикоррупционной кампанией в каждом конкретном случае можно найти и местную специфику уголовных дел. Такова политика: депутаты Госдумы преследуют одни интересы, региональные чиновники – другие. Но поскольку они следуют в одном русле, никто друг другу не мешает.

Например, в "деле Макарова" местный след совершенно очевиден. Мэр Томска открыто заявлял о своих планах занять пост спикера в новом составе областной Думы, выборы которого пройдут весной. Такое намерение вряд ли нравилось нынешнему руководителю томского парламента Борису Мальцеву. Да и губернатора Виктора Кресса спикер Макаров вряд ли бы устроил: у них не слишком теплые отношения. А ситуация в мэрии областного центра давно требовала хирургического вмешательства (уголовные дела были заведены против нескольких чиновников и первого вице-мэра Сергея Лазарева). В общем, сошлись интересы всех сторон, и Макаров оказался в СИЗО. А на его место встал недавно назначенный ставленник губернатора Игорь Шатурный, что также свидетельствует о том, что атака на томского мэра была спланирована заранее.

Местный колорит отчетливо прослеживается и в "деле Ищенко". Во-первых, арест мэра состоялся за полтора года до новых выборов, на которых Ищенко имел неплохие шансы на победу. Кроме того, некоторые политологи подчеркивали, что мэр сильно насолил областной прокуратуре, отправив в отставку одного из своих заместителей, который совместно с прокурорскими чиновниками участвовал в теневом распределении земельных участков.

В местные подоплеки уголовных дел верит глава Центра политической информации Алексей Мухин. "Каждый из случаев надо рассматривать отдельно, -- сообщил он корреспонденту "Эксперта Online". – "Дело Ищенко" тянется очень давно, история с мэром Томска тоже чисто уголовная. А вот в "деле Донского" имеет место политический конфликт, но это конфликт между мэром и полпредом". По мнению Мухина, целая вереница конфликтов с мэрами "просто совпала" с законопроектом об отмене их выборов. ""Единая Россия" вначале "развела", припугнула мэров этим законопроектом, а потом "построила", чтобы они не думали даже вступать в "Справедливую Россию"", -- уверен Мухин.

А аналитик Института региональной политики Алексей Титков считает, что кампания против мэров – часть предвыборных интриг нового выборного цикла, в который вступает Россия. Особенно это заметно на примере "дела Макарова". "К тому же существует заказ федеральных властей на борьбу с коррупцией и привлечение к уголовной ответственности недобросовестных начальников, -- добавил Титков, -- а по статье "нецелевое использование бюджетных средств" сейчас, увы, можно привлечь любого государственного деятеля".

Резюмируя, можно отметить, что в последних наездах на мэров российских городов чрезвычайно мало федеральной политики и чрезвычайно много местных разборок. Федеральный центр решает одни задачи, доводя ситуацию до того момента, когда поправки о назначении мэров не будут вызывать ничего кроме восторга в среде самих градоначальников. А местные власти на этом фоне проводят частные пертурбации, перестраивая систему и прекрасно осознавая, что на данном политическом этапе эти процессы санкционированы сверху. Итог будет один – система останется прежней, просто в шестеренках ее механизма будут крутиться другие люди и другие деньги.