Импресарио Буш

Анна Немзер
12 февраля 2007, 20:04

11 февраля состоялась очередная, 49-я по счету, церемония вручения премии «Грэмми». Традиционно спокойная и посвященная только музыке, в этом году «Грэмми» оказалась изрядно политизирована.

Начнем издалека: в 2003 году начало военной кампании в Ираке вызвало ожесточенную реакцию американских просвещенных граждан. Огромное количество знаменитых актеров отказались принимать участие в церемонии вручения премии «Оскар». Дастин Хоффман, Сельма Хайек, Джулиан Мур, Бен Аффлек, Джим Керри и многие другие на церемонию пришли, но прикрепили к одежде значки Artists United Against the War. Режиссер-документалист Майкл Мур, получив статуэтку за фильм Bowling for Columbine, предал президента США анафеме: «Мы, документалисты, любим невымышленные истории. Хотя живем в вымышленное время, при вымышленном президенте, который придумывает вымышленные поводы для войны. Мистер Буш, стыдитесь». И тогда же в 2003 году (правда, уже не в связи с «Оскаром», а независимо) Натали Мэйнс, одна из участниц кантри-группы Dixie Chicks, сказала, что ей стыдно быть землячкой Джорджа Буша. А вчера на церемонии вручения премии «Грэмми» группа Dixie Chicks была представлена в пяти номинациях – и в пяти же номинациях победила.

До звезд были тернии, и трио Dixie Chicks столкнулось с многочисленными радостями вполне диссидентского существования: им объявили бойкот некоторые радиостанции и телеканалы, участницы получали письма с угрозами. Агрессивные анонимы (видимо, фанаты президента) обещали девушек убить. В тяжелых условиях группа прожила несколько лет, записала альбом Taking The Long Way и на вчерашней церемонии обрела справедливость, воплотившуюся в виде пяти граммофончиков. «Мы не смогли бы сделать этот альбом, если бы не пережили того, что мы пережили, так что мы ни о чем не жалеем», -- сказала вторая участница ансамбля, Эмили Робисон. Это довольно метко: сейчас уже трудно понять, что стало главной составляющей успеха Dixie Chicks -- собственные ли таланты или политический (анти)пиар. Далеко не факт, что добротная, но не блестящая кантри-группа получила бы такое количество наград без громкого скандала четырехлетней давности.

Премиальные подмостки давно стали самым подходящим местом для громкого выражения протеста. Однако «Грэмми» до последнего момента стояла в этом ряду особняком. Если «Оскар» был политизирован всегда, то «Грэмми», напротив, отличалась аполитичностью. В этом году все традиции были сломлены: участники церемонии как с цепи сорвались и стали кто впрямую, кто исподволь выяснять отношения с президентом Бушем.

Второе после Dixie Chicks место по количеству наград заняла рок-группа Red Hot Chili Peppers: двух наград удостоилась песня Dani California, плюс еще двух – альбом Stadium Arcadium. Вроде бы никакой политики, но объявлять номинацию «Лучший рок-альбом года» на сцену под гром оваций вышел Альберт Гор, бывший вице-президент США, извечный соперник Буша.

Группа Slayer получила награду за песню «Глаза безумия», повествующую о погибшем в Багдаде американском солдате. Два граммофончика увез легендарный фолк-музыкант Боб Дилан, за свой последний альбом Modern Times – тут можно вспомнить, что песни Дилана становились гимнами оппозиционной молодежи еще со времен Вьетнама. Кстати, конкурентом Дилана и RHCP в рок-номинациях был Нил Янг, чей альбом Living With War содержит более чем резкие нападки на Буша. Следующий пример кажется уж совсем абсурдным: "Грэмми" за лучшую аудиокнигу получил не кто-нибудь, а бывший президент США Джимми Картер за аудиоверсию своей книги "Наши ценности под угрозой: нравственный кризис в Америке". И опять-таки: книга Картера может быть сколь угодно прекрасна во всех отношениях, однако возникает странное ощущение: кажется, что Картер в данном случае мог быть избран для того, чтобы незаметно поддерживать градус политизированности церемонии. И наконец – фолк-гитаристка, исполнительница баллад Джоан Баэз, неоднократно выступавшая с гневными антибушевскими речами, под занавес церемонии едко поблагодарила президента, сказав, что «лучшего агента у нее не было никогда».

"Грэмми" с политподтекстом оказалась вполне удачным экспериментом. Наезд на Буша с некоторой поры стал хорошим тоном и частым аттракционом крупных культурных мероприятий. (Тем более если они транслируются в прямом эфире CBS. Жесткое рабочее слово Джоан Баэз не вырубишь топором и не вырежешь из эфира, как речь Мамонова на вручении «Золотых орлов»). Ну и, в общем, все идет своим чередом. К Бушу то обращаются с гневными отповедями, то целенаправленно творят из него шутовскую фигуру (организаторы «Всемирной премии за тупость» даже выделили для американского президента спецприз). Девушкам из Dixie Chicks «сделали биографию». Замечательные музыканты вроде Баэз или Дилана получили свои награды. Крайне спокойная по традиции «Грэмми» пробудила внимание заскучавшей публики. И в итоге на вопрос «кому выгодно?» напрашивается ответ: всем. Из сполохов американского диссидентства шоу-бизнес умело извлекает пользу.

P.S. Но вообще-то «Грэмми» – музыкальная премия, поэтому переключимся с вопросов политических на вопросы культурные. Главным событием церемонии было единодушно признано выступление группы Police -- музыканты сыграли вместе после 23-летнего перерыва и вроде бы обещают возобновить совместную деятельность. Не ушли без наград Кристина Агилера, Мадонна, Джастин Тимберлейк. А вот все российские номинанты оказались обделены вниманием жюри, хотя получить статуэтку могли и «Солисты Москвы» во главе с альтистом и дирижером Юрием Башметом, и дирижер Валерий Гергиев, и оперная певица Анна Нетребко, и скрипач Гидон Кремер. Зато Камерный хор Эстонской филармонии, уже восемь раз номинировавшийся на "Грэмми", наконец-то получил заслуженную награду. Граммофончика удостоилась запись произведения Арво Пярта Da Pacem, сделанная в Таллинской церкви Нигулисте.