У страха глаза велики

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
8 февраля 2007, 17:09

Российские органы банковского и страхового надзора в состоянии выстроить эффективную систему защиты национальных интересов даже в условиях открытия доступа на наш рынок филиалов иностранных банков и страховых компаний. Приход иностранцев -- лучший катализатор роста зрелости и качества рынка финансовых услуг. Необходимо лишь тщательно отбирать "варягов" и максимально интегрировать их в российскую экономику, подталкивая к переносу в Россию максимально возможного числа новых технологий и цепочек создания стоимости.

Россия взяла на себя обязательство вернуться к вопросу об открытии филиалов иностранных банков в рамках будущих переговоров по присоединению к Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), сообщил глава Минэкономразвития РФ Герман Греф на встрече с журналистами 7 февраля в Москве. Это заявление означает заметную корректировку позиции российской стороны на переговорах с международными экономическими организациями. Ведь раньше наши переговорщики категорически настаивали на сохранении запрета на работу прямых филиалов иностранных банков на нашей территории. Такой запрет, в частности, был зафиксирован в протоколе о завершении российско-американских переговоров о присоединении к ВТО, подписанном в ноябре прошлого года Германом Грефом и торгпредом США Сьюзен Шваб. Правда, взамен Россия пошла на увеличение с 25% до 50% квоты иностранного участия в банковской и страховой системах страны. Кроме того, мы согласились на открытие рынка для филиалов иностранных страховых компаний, но лишь через девять лет после присоединения к ВТО.

Глава российской делегации на переговорах по присоединению к ВТО Максим Медведков попытался смягчить слова Грефа, пояснив, что обязательство вернуться к рассмотрению вопроса о предоставлении доступа филиалов иностранных банков вовсе не означает, что Россия непременно должна будет открыть свой рынок для филиалов. Данное обязательство, по Медведкову, лишь означает, что Россия еще раз изучит этот вопрос и примет решение, которое будет удовлетворять ее интересам.

Однако г-н Медведков не смог успокоить ни банкиров, ни аналитиков. Уже на следующий день газета "Коммерсант" вынесла на первую полосу материал, содержащий апокалиптические прогнозы ряда банкиров о функционировании банковской системы с иностранными филиалами. Они договорились до того, что сотни "отмывочных" российских банков предпочтут изменить гражданство на офшорное, чтобы, вернувшись в Россию уже в качестве "беспризорных" иностранных филиалов, избежать сурового ока Банка России и правоохранительных органов.

Вряд ли сии плоды болезненной фантазии стоило бы подробно обсуждать, если бы не острота дискуссии вокруг допуска филиалов иностранных финансовых институтов на наш рынок, которая не спадает на протяжении последних как минимум полутора лет.

Прежде всего, не имеет под собой никаких оснований тезис о безнадзорности филиалов иностранных финансовых институтов в стране пребывания. Тот факт, что российские законодатели и регуляторы не разработали пока норм такого надзора, вовсе не означает, что их не может быть в принципе. Напротив, зарубежный опыт свидетельствует о том, что зачастую эти нормы бывают даже более жесткими, чем в отношении дочерних банков (напомним, дочерние банки являются российскими юрлицами с национальным режимом надзора, отчетности и регулирования; на сегодняшний день в России работают 65 дочерних иностранных банков, в том числе полсотни стопроцентных "дочек").

В частности, никто не мешает России ввести ограничения по кругу стран происхождения банков, чьи филиалы смогут работать в России, установить проходные лимиты по размеру капитала и/или активов, а также договориться с регуляторами стран происхождения материнских банков о транспарентности для нашего ЦБ операций филиалов и оговорить его доступ к информации о собственниках и бенефициарах материнских банков.

В качестве ориентира можно внимательнее присмотреться к опыту Китая, несмотря на свое уже шестилетнее членство в ВТО продолжающего тщательно фильтровать иностранных игроков, желающих работать на местном рынке. В частности, потенциальный кандидат должен получить в КНР статус квалифицированного иностранного институционального инвестора (Qualified Foreign Institutional Investor, QFII). Для этого финансовый институт должен иметь опыт работы не менее пяти лет, активы под управлением не менее 10 млрд долларов, в случае банка -- входить в сотню крупнейших банков мира. Еще более тщательная, четырехступенчатая процедура отбора существует в Китае для иностранных страховых компаний, желающих открыть дочерние фирмы, СП либо филиалы в Китае. В частности, в случае заявки на открытие филиала китайские власти требуют официального ходатайства надзорного органа страны происхождения материнской компании, а от последней -- письменной гарантии ответственности за уплату налогов и долгов филиала в Китае. Обеспечением такой гарантии служит обязательный депозит материнской компании в китайском банке, безотзывной на весь срок работы филиала.

Вполне реально разработать и систему регулирования работы филиалов иностранных банков. Известный банковский специалист, экс-зампред Банка России Дмитрий Тулин на страницах аналитического ежемесячника "Деньги и кредит" предложил расчитывать для банковских филиалов разницу между стоимостью их российских активов и размером их долговых обязательств. Этот показатель, аналогичный по смыслу капиталу дочерних банков, можно было бы, по мнению г-на Тулина, положить в основу системы нормативных показателей, обязательных к исполнению для иностранных филиалов.

Разумной политикой, таким образом, является не поддержание жестких запретов на те или иные формы присутствия иностранных игроков на российском рынке финансовых услуг, а тщательный отбор контрагентов и выстраивание нормативной базы их работы в стране. Нужно стремиться к перемещению в Россию или удержанию в ней максимального количества маркетинговых, управленческих и контрольных функций и технологий иностранных банков. Дочерние банки и филиалы иностранных гигантов должны быть российскими насколько, насколько это возможно.

Вряд ли такая позиция отпугнет иностранцев от России. Наши рынки банковских и особенно страховых услуг до сих пор остаются ненасыщенными даже в сравнении со странами с аналогичным уровнем доходов и потому продолжают бумировать. За один прошлый год иностранные финансовые институты выложили 2,4 млрд долларов за доли или контроль над российскими банками -- и это только по крупнейшим сделкам (Импэксбанк-Raiffeisen, Росбанк-Societe Generale, Инвестсбербанк-OTP, Оргрэсбанк-Nordea и "Атон"-Unicredit). Доля капитала и активов, контролируемых иностранными банками в России, выросла за прошлый год с 9% до 15-17%. По мнению ряда банкиров, в ближайшие два-три года она может достичь 20-25%, однако восточноевропейский сценарий утраты национального контроля над банковской системой нам не грозит -- по целому ряду политических, рыночных и институциональных причин .