В тихом омуте

Дмитрий Верхотуров
12 марта 2007, 14:45

Вчера в двух регионах Сибири -- Читинской области и Агинском Бурятском автономном округе (АБАО) -- прошел референдум по вопросу объединения двух регионов в Забайкальский край. По имеющимся предварительным данным, в Читинской области проголосовало 79% избирателей (90,35% -- за, 8,83% -- против), в АБАО проголосовало 87,02% (94% -- за, 5,16% -- против).

В отличие от предыдущего референдума по слиянию Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Иркутской области (который состоялся 16 апреля 2006 года), этот был очень тихим и спокойным. Из руководства области и округа никто не сомневался в исходе голосования. «В ходе многочисленных встреч я, не заглядывая в результаты социологических исследований, почувствовал, что в отношении избирателей к объединению что-то изменилось в лучшую сторону. К тому же была проделана огромная организационная работа, и чувствовалось, что количество на определенном этапе перейдет в качество», -- заявил утром 12 марта губернатор Читинской области Равиль Гениатулин.

Правда, оказалось, что губернатор более осторожно оценивал возможные итоги голосования: «Я предполагал, что "против" проголосует процентов 15. В принципе, в Чите такой процент и получился. Селяне в этом плане отработали лучше», -- подчеркнул Гениатулин.

Явка на референдум была очень высокой и достигла своего максимума в Тунгиро-Олекминском районе Читинской области, где проголосовало 98,38% избирателей. Как отмечают местные СМИ, при формировании столь высокой явки активно использовался административный ресурс. В частности, работникам бюджетной сферы и госпредприятий необходимо было в избирательных участках получить так называемые «Благодарственные письма», которые затем предъявлялись на работе. Что ждет тех представителей электората, кто не получил такого письма, неизвестно.

В отличие от иркутского референдума, в Чите и Агинском не было скандалов, связанных с агитацией против объединения регионов. В Усть-Орде несколько активистов бурятской правозащитной организации «Эрхэ» были задержаны, и у них изъяли тиражи агитационных материалов. Наученное горьким опытом, «Эрхе» даже не пыталось вести агитацию в АБАО. «Если мы пересечем границу, нас задержат», -- заявила активистка движения Раджана Дугарова. Поэтому «Эрхе» ограничилось пикетами в Улан-Удэ, Москве и Улан-Баторе, а также одиночными акциями протеста в Санкт-Петербурге. Наиболее многочисленным был пикет в Улан-Удэ, в котором приняло участие около 150 человек, митинговавших в плотном кольце милиции. В митинге в Москве приняло участие около 50 бурятских студентов. Примечательной особенностью этого митинга был лозунг на китайском языке, который содержал протест от имени бурят, живущих в Автономном районе Внутренняя Монголия КНР.

Пикет в Чите, который собирался провести Читинский правозащитный центр под лозунгом «За честный референдум – без обмана, подкупа и вранья», был запрещен читинской мэрией под предлогом проведения спецоперации «в отношении лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», как заявил в официальном ответе заместитель мэра города Александр Глущенко. «Что ж, поимка преступников – мероприятие куда важнее пикета. Поражает другое! Не знаю, умышленно или по халатности, но мэрия обнародовала явно секретную информацию. Вместо того чтобы ответить как обычно: площадь закрыта на ремонт или досрочное празднование Первого мая», -- заявил руководитель Читинского правозащитного центра Виталий Черкасов.

Сразу после голосования в Усть-Ордынском округе прошли заявления активистов «Эрхэ» о массовом нарушении прав человека, о подтасовке результатов голосования. В Чите и Агинском скорее всего таких заявлений со стороны активистов будет гораздо меньше.

Если смотреть со стороны, то процесс объединения Читинской области и АБАО можно считать удавшимся. Получено согласие подавляющей части населения области и округа. Президент России Владимир Путин поручил правительству России предусмотреть в федеральном бюджете на 2008--2010 годы субсидии двум регионам в размере 2,5 млрд рублей на развитие транспортной и социальной инфраструктуры. Правительство также должно оказать помощь в геологическом изучении территории нового края, в строительстве и реконструкции автодорог. Заранее, 15 февраля, округ и область подписали соглашение об особом статусе Агинского округа в составе Забайкальского края. По этому соглашению округ сохранит территорию, систему организации местного самоуправления и получит 1/3 мест в законодательном органе Забайкальского края.

Однако тишина скрывает сложные процессы, протекающие среди политической элиты и общественности укрупняемых регионов.

Во-первых, объединение Усть-Ордынского Бурятского округа с Иркутской областью обернулось крупным коррупционным скандалом, в рамках которого был осужден депутат Думы УОБАО от «Единой России» Валентин Назаров за растрату в должности генерального директора ОАО «Усть-Ордынская продовольственная компания». Кроме того, в феврале первый заместитель главы округа Олег Каньков (который изначально планировался на должность заместителя иркутского губернатора по УОБАО) подал в отставку, освободив место для генерал-майора запаса Владимира Ребрикова. Вполне возможно, что подобные чистки рядов затронут и Агинский округ.

Во-вторых, противники объединения, которые фактически не получили возможности открыто высказать свою позицию и провести соответствующую агитацию, накапливают глухое недовольство. Буквально накануне референдума в АБАО в Республике Алтай вспыхнуло очередное недовольство агитацией по телеканалу РТР за слияние региона с Алтайским краем. Телеканал показал карту Сибири, на которой республика была показана в составе края. Сторонники самостоятельности Алтая после этого пообещали организовать многочисленные митинги протеста, а также предложили организовать координирующий орган для коренных народов Сибири: бурят, тувинцев, якутов, хакасов, алтайцев и других, специально для борьбы с теми, кто хочет лишить коренные народы земли и родины.

Иными словами, тихий референдум по объединению Агинского округа и Читинской области нельзя рассматривать как достижение. Напротив, тишина, полученная ценой зажима противников объединения, может привести в будущем к широкому и более организованному сопротивлению федеральной политики в Сибири и, соответственно, обострению политической обстановки.