Компромат на конфискат

В Госдуму внесен законопроект, направленный на совершенствование законодательства, касающегося конфиската. Если верить депутатам, после принятия закона громкие дела наподобие дел «Евросети» и «Техносилы» полностью уйдут в прошлое. Однако закон может не улучшить, а еще и ухудшить положение бизнесменов. Ведь обойти закон можно всегда.

Депутаты Виктор Плескачевский, Владимир Плигин и Елена Панина внесли в Госдуму проект закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Как уточнил председатель комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Евгений Федоров, законопроект направлен на совершенствование норм законодательства, регулирующих процедуры изъятия, хранения, оценки и реализации вещественных доказательств по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики. Таким образом, совершенствовать собираются те самые нормы, которые некоторое время назад сильно повредили, например, таким компаниям, как «Евросеть» и «Техносила».

Законопроектом предлагается внести изменения в статьи 202 и 312 Уголовного кодекса, статьи 8 и 9 закона «Об оценочной деятельности в РФ» и в статьи 29, 81 и 82 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В частности, в законе предусмотрены четыре направления совершенствования закона:

1. введение уголовной ответственности оценщика;

2. УК дополняется новым составом преступления -- растратой, отчуждением, сокрытием или незаконной передачей имущества, признанного вещественным доказательством и переданного на ответственное хранение, совершенными лицом, которому это имущество вверено;

3.в закон «Об оценочной деятельности в РФ» вводится норма об обязательности проведения оценки объектов, являющихся вещественными доказательствами, которые передаются для реализации в соответствии с УПК;

4. в УПК вводится норма о том, что только суд вправе принять решение о реализации вещественных доказательств, которые в силу объективных причин -- громоздкость, большие партии товаров, скоропортящаяся продукция, быстрое моральное старение, сопоставимость издержек по хранению со стоимостью товаров -- не могут храниться.

«Никогда не думал, что это случится, -- радуется законопроекту представитель "Евросети". – Это изменит ситуацию с рэкетом правоохранительных органов. При таком раскладе срубить деньги им будет гораздо сложнее. Конечно же, придумают новую схему,  но по старой уже точно ничего не заработают».

Действительно, как рассказал Евгений Федоров «Эксперту Online», минусы законодательства, затрагивающего вопросы конфиската, на данный момент очевидны. По его словам, на сегодняшний день существует около 30 норм административного и уголовного законодательства, являющихся основанием для конфискации, ареста или изъятия имущества в качестве вещдоков. Вместе с тем сама процедура изъятия, хранения и реализации конфиската прописана в законодательстве настолько нечетко, что позволяет сотрудникам госорганов не всегда добросовестно относиться к сохранности изъятого ими имущества и, зачастую, неэффективно им распоряжаться.

«В частности, действующий механизм досудебной конфискации в рамках сбора вещественных доказательств позволяет уполномоченным органам распоряжаться имуществом обвиняемого еще до признания его судом виновным и, соответственно, до принятия судебного решения о конфискации, что противоречит статье 35 Конституции России», -- рассказывает депутат.

Таким образом, поясняет Федоров, существующие правовые пробелы, во-первых, ставят под угрозу защиту законных интересов собственников изъятого имущества, во-вторых, создают благоприятную почву для возникновения отдельных элементов коррупции в исполнительных органах власти. «А если смотреть еще масштабнее, риски утери имущества, изъятого в качестве вещественных доказательств в ходе расследования уголовных дел, стали не только проблемой отдельных компаний и предпринимателей, но и существенным негативным фактором, влияющим на деловой климат в России», -- резюмирует Федоров.

Что касается коррупции, то, по информации Федеральной таможенной службы в России, за 2005 год против сотрудников таможенных органов было возбуждено 252 дела коррупционной направленности.

Как рассказала «Эксперту Online» эксперт ИК «Финам» Екатерина Заведенская, на данный момент конфискат передается на реализацию в порядке, установленном специальным правительственным положением. «С 2002 года продажу осуществляет РФФИ (Российский фонд федерального имущества), оценка при этом проводится далеко не всегда -- обязательного порядка оценки ранее просто не существовало. Соответственно, никаких санкций также не было предусмотрено», -- объясняет юрист.

К тому же при отсутствии обязанности проводить рыночную оценку полученного имущества оно обычно реализуется по минимальным ценам. «Как показывает практика, суммы средств от подобной реализации имущества способны компенсировать лишь расходы по его хранению. В случае же признания судом невиновности обвиняемого (собственника имущества), он получает вырученные от реализации денежные средства, несоизмеримые с материальной ценностью ранее принадлежавшего ему имущества», -- говорит Федоров.

Поддерживает нововведение и руководитель службы общественных связей Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники Антон Гуськов. По его словам, внесение законопроекта очень важно и поможет наконец закрыть проблему с незаконным конфискатом: «Это уже сложившаяся негативная практика на рынке в течение последних трех-четырех лет. Помимо нашумевших, всем известных дел с "Евросетью" и "Техносилой", было большое количество случаев с небольшими компаниями, отдельным из которых в результате таких действий пришлось полностью закрыться. Причем часто под эту практику попадают компании, ничего не нарушавшие». Если же компания действительно нарушила закон, тогда другое дело. Помимо всего прочего, надо четко контролировать процесс, чтобы имущество оценивалось адекватно рыночной стоимости, а деньги от продажи шли в бюджет.

Вместе с тем не все так уверены в действенности предлагаемых мер. По словам Заведенской, они, конечно, должны способствовать улучшению ситуации, однако оценочная деятельность в России редко является независимой – даже лицензированный оценщик может обосновать практически любую цифру в интересах своего клиента. Как результат, возникает еще одно поле для злоупотреблений, хотя они вряд ли станут столь массовыми, прогнозирует юрист. Между тем в большинстве стран независимая оценка является обязательной.

Наиболее вопиющим случаем из нынешней практики изъятия вещественных доказательств адвокат, управляющий партнер компании «Добронравов и партнеры» Юрий Добронравов называет изъятие прошлым летом крупной партии телефонов у «Евросети», которые очень дешево оценили и быстренько распродали. «Тогда был использован пункт в законодательстве, согласно которому до конфискации реализуются скоропортящиеся и быстро теряющие свою ценность вещественные доказательства. А решать это должен был следователь», -- говорит адвокат.

С введением же нормы закона, согласно которой только суд может разрешить реализацию вещественного доказательства, принципиально ничего не изменится. По практике всех уголовных мероприятий, никакого судебного контроля по уголовным делам нет. «Судьи работают рука об руку с органами прокуратуры. Большинство ходатайств прокуратуры удовлетворяется. Новая норма может даже еще ухудшить положение собственника вещдоков. Оспорить постановление суда будет нереально», -- уверен Добронравов.

Бессмысленным Добронравов считает и введение уголовной ответственности оценщика за умышленно неадекватную оценку вещественных доказательств: «Доказать, что действия оценщика умышленны, что он умышленно занизил стоимость вещественных доказательств, чтобы извлечь выгоду для себя, невозможно».

Достаточно было бы обязать оценщика возместить убытки, если потом в суде будет доказано, что цена существенно отличалась от рыночной. К тому же, напоминает Добронравов, за рубежом давно предусмотрена страховка имущественной ответственности оценщика.