Правосудие выше предела

Сегодня в Басманном суде Москвы закончилось трехдневное оглашение приговора бывшему главе компании «Ратибор» Владимиру Малаховскому и бывшему заместителю директора внешнего долга компании ЮКОС Владимиру Переверзину, обвиняемых в хищении 13 млрд долларов. Государственный обвинитель просил суд назначить им обоим наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет. Судья внял доводам прокурора и даже назначил Малаховскому наказание на один год более строгое, чем его просили, -- 12 лет.

Суд удовлетворил иски к подсудимым от компаний «Самаранефтегаз» в размере 77 млрд рублей, «Юганскнефтегаз» -- в размере 160 млрд рублей и «Томскнефть» ВНК -- в размере 93 млрд рублей. Общая сумма заявленных по делу и удовлетворенных судом исков составила 340 млрд рублей. Эту сумму Малаховский и Переверзев должны будут возместить за то, что, как установил суд, они, являясь активными участниками организованной преступной группы, совершали хищения, присвоение чужого имущества и другие незаконные махинации, а также  систематически занимались легализацией присвоенных денежных средств.

Как утверждается в приговоре, «подсудимые в составе преступной группы через подконтрольные ЮКОСу фирмы, выступая фиктивными собственниками, по искусственно заниженным ценам скупали сырую нефть, после чего продавали ее по завышенным (цена превосходила реальную в 3,5 раза)». Хотя заседания суда проходили в закрытом режиме, схема, по которой действовали руководители подконтрольных ЮКОСу компаний, достаточно подробно описана на враждебном Михаилу Ходорковскому сайте prigovor.ru.

Там утверждается, что в 2001--2002 годах гендиректор «Ратибора» Владимир Малаховский подписал ряд фиктивных договоров с ООО «Юганскнефтегаз» и ООО  «Томскнефть» ВНК о приобретении нефти. При этом цена сырой нефти была искусственно занижена до 35--40 долларов за тонну, в то время как на международном рынке ее стоимость достигала 140 долларов. Кроме того, продукция никогда не поступала ООО «Ратибор», а отгружалась сразу покупателям. «Движение» нефти осуществлялось по нескольким цепочкам. Сырье поставлялось юкосовским "дочкам" – кипрским компаниям Routhenhold Holdings Limited и Pronet Holdings Limited, возглавляемым Владимиром Переверзиным. Нефть реализовывалась по рыночным ценам, и таким образом через «Ратибор» было похищено нефти на общую сумму 2 млрд 497 млн долларов.

Автор статьи на сайте, ссылаясь на данные следствия, приводит даже конкретные суммы, которые получили менеджеры ЮКОСа. Так, под видом консультационных и исследовательских услуг «отмытые деньги получали в виде зарплаты и бонусов Шахновский (более 1 млн долларов), Брудно (3 млн 112 тыс. долларов), Симановский (380 тыс. долларов), Шестопалов (1 млн 135 тыс. долларов), Бахмина (более 1 млн долларов), Трушин (1 млн 691 тыс. долларов), Бейлин (2 млн 150 тыс. долларов), Алексанян (360 тыс. долларов), Гололобов (179 тыс. долларов), а также многочисленные посредники и обслуживающие вышеперечисленные операции лица. Всего на сумму более 37 млн долларов».

Приговор Владимиру Малаховскому и Владимиру Переверзеву, дело которых являлось лишь частью «дела № 2» против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, станет для прокуратуры неплохим аргументом, когда придет время для второго суда над руководителями ЮКОСа. Однако следствию, по всей видимости, будет непросто обосновать общую сумму похищенного. Ведь если сложить 13 млрд долларов, которые похитили юкосовские менеджеры, с 23--25 млрд долларов, в хищении которых обвиняют Ходорковского и Лебедева, то полученные 36--38 млрд долларов – это больше федерального бюджета России в 2000 году (его размер был «всего» 30 млрд долларов). Да и выручка ЮКОСа за 2000--2003 годы составила суммарно около 43,3 млрд долларов.

Скорее всего именно поэтому адвокат Владимира Малаховского Павел Силков заявил «Эксперту Online»: «Я не понимаю, в каких преступлениях их обвиняют, а этот абсурд я комментировать не могу, и желания такого нет». Напомним, что схожая реакция была и у адвокатов Ходорковского и Лебедева, которые заявили, что предъявленные их подзащитным обвинения «даже не абсурд, а безумие», поскольку «украсть такие деньги просто невозможно».

Но больше всего юристов настораживает избирательность, с которой российские правоохранительные органы применяют законы, перед которыми, как известно, должны быть равны все. Так, еще в мае 2003 года аудитор Счетной палаты Владимир Пансков, проводивший проверку «Роснефти» и «Сибнефти», познакомил членов Совета Федерации со схемами ухода от налогов, применяемыми этими нефтяными компаниями. Та же «Роснефть» не стеснялась в те годы использовать низкие внутрикорпоративные цены на нефть, а «всю добываемую дочерними предприятиями "Сибнефти" нефть покупали общества, более половины сотрудников которых были инвалидами, по цене 1 300 рублей за тонну, продавая ее за 2 200--3 800 рублей». И хотя, как отметил тогда Пансков, все это было в рамках налогового законодательства, тем не менее потери бюджета составляли около 2--4 млрд долларов в год.

То, что за прошедшие годы ситуация изменилась не так уж и сильно, свидетельствует адвокат Павел Ивлев, ранее представлявший интересы ЮКОСа. В интервью газете «Коммерсант» неделю назад он заявил, что схему налоговой оптимизации, идентичную той, за которую Генпрокуратура преследует акционеров и топ-менеджеров ЮКОСа, в том числе и самого господина Ивлева (он объявлен в международный розыск), использовали и другие компании. Так, согласно консолидированному отчету «Роснефти» за первый квартал 2006 года и аналогичному отчету ОАО «Юганскнефтегаз» (ЮНГ) за 2005 год, «Роснефть» и ее дочернее предприятие ООО «РН-Трейд» в 2005 году покупали нефть у ЮНГ по 3,7 тыс. рублей за тонну, а перепродавали ее за 5,8 тыс. рублей за тонну. Таким образом, «Роснефть» заработала на перепродаже каждой тонны, произведенной ЮНГ, более 2 тыс. рублей, то есть в совокупности за год около 100 млрд рублей. При этом прибыль до уплаты налогов самого ЮНГ составила 36,3 млрд рублей. Впрочем, в ответ начальник управления информации «Роснефти» Николай Манвелов заявил газете: «Мы всегда работали и работаем в соответствии с российским законодательством».