Четырбанкирщина

Екатерина Шохина
30 мая 2007, 19:38

ФАС обвинила банки и АЗС в картельных сговорах. Эксперты считают, что она ошибается. Основной причиной повышения цен на бензин являются налоги, а ставки кредитов не снижаются из-за больших рисков, которые принимают на себя банки, и пока еще слабой конкуренции на рынке потребкредитования.

ФАС намерена активизировать борьбу с картельными сговорами на российском рынке, в частности в сферах потребительского кредитования и торговли бензином. Об этом сегодня на пресс-конференции сообщил глава ФАС Игорь Артемьев.

«То, что происходит с картелями, заслуживает особого внимания правительства. Мы считаем, что в различных отраслях российской экономики картелей много, и мы пока не научились эффективно бороться с ними», -- сказал Артемьев. «Это я бы обозначил как приоритет в числе серьезных шагов, которые предстоит сделать в ближайшем будущем», -- добавил он.

Артемьев отметил, что до сих пор система выявления картельных сговоров и борьбы с ними в России действует неэффективно, за последние несколько лет не было выявлено крупных картелей, однако это не означает их отсутствия. «У нас прежде всего есть бензиновый картель», -- сказал глава ФАС. По его словам, в нескольких регионах антимонопольным органам удалось доказать факт картельного сговора, но в масштабах страны подобный картель пока выявить не удалось.

Артемьев отметил, что ситуация в сфере потребительского кредитования в России также напоминает картель. «Речь идет о согласованных действиях, которые по новому антимонопольному законодательству караются так же, как картель», -- сказал Артемьев. «Мы хотели бы обратить на это внимание банкиров», -- добавил он, отметив, что среди банков укоренилась практика проведения консультаций по вопросам условий потребительского кредитования и «их поведение находится на грани того, что подпадает под действие законодательства».

Однако эксперты считают, что ни в той ни в другой сфере картельного сговора нет.

Для крупных нефтедобывающих компаний розничный рынок нефтепродуктов настолько незначителен с точки зрения финансовых результатов, что сговора на нем не может быть в принципе», — сообщал в интервью «Эксперту» глава управления инвестиционного анализа и отношений с инвесторами нефтяной компании «ЛУКойл» Андрей Гайдамака. По его мнению, цены на высокооктановые бензины растут потому, что спрос превышает предложение. Эксперты также считают, что картельный сговор если и имеет место, то скорее это исключение, чем правило.«Около 60% на российском рынке занимают независимые операторы», — говорит аналитик информационного центра «Кортэс» Людмила Лурье. Она полагает, что основной причиной повышения цен на бензин являются налоги. «НДПИ, который платят компании, привязан к экспорту нефти – и это оказывает влияние на повышение цены, если растет мировая цена на нефть. Цена на внутреннем рынке однозначно реагирует на это», — говорит Лурье. Растет оптовая цена — растет и розничная.

По подсчетам специалистов, в России в стоимости бензина доля налогов составляет примерно половину — в два с половиной раза больше, чем в США. Вот и ответ на вопрос, почему цена на бензин высокая, если страна изобилует нефтью. Если к этому прибавить то, что в России крупных нефтеперерабатывающих заводов не более 28, а работают они в три раза менее эффективно, чем в США, и при этом опережающими темпами растет автопарк, то получится, что при прочих причинах рост цен вполне закономерен.

Что же касается банков, то тут эксперты отмечают некую согласованность их действий по определению тарифной политики. «Вряд ли имеет смысл говорить о картельном сговоре -- доказать его существование практически невозможно, -- говорит эксперт ИК "Финам" Екатерина Заведенская. – В то же время банки при определении своей тарифной политики не перешли на уровень ценовой конкуренции, со стороны их действия в плане изменения стоимости услуг выглядят согласованными». «В сегменте потребкредитов рынок контролируют четыре банка – "Русский стандарт", "Хоум кредит", Росбанк и Инвестсбербанк, которые держат процентов 80 рынка, -- отмечает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. -- И действительно это правда – для того чтобы понимать динамику рынка, имеют место консультации между банками». Когда есть только четыре игрока, легко мониторить процентные ставки конкурентов и устанавливать похожие, отмечает Орлова. Она, правда, считает, что банки не всегда координируют между собой свои действия. Например, на рынке кредитных карт «Русский стандарт» вышел с существенным понижением стоимости этих продуктов (снизив ставку кредита с 30-35% до 18%), что не было никак согласовано с рынком и для многих явилось неприятной неожиданностью.

Гендиректор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников полагает, что картельного сговора между банками нет. «На рынке серьезная конкуренция, и вряд ли имеет место сговор. Олигополия, которую мы наблюдаем, – это самая жесткая конкуренция. По мнению эксперта, высокие ставки банки удерживают не по причине сговора, а из-за высоких рисков невозврата кредитов (хотя огромная ликвидность и дешевые кредиты, которые берут банки за рубежом, должны были бы сыграть на понижение). «"Хоум кредит" едва не обанкротился из-за этого. В нишу потребкредитования в свое время ломанулись практически все банки, но потом пулей оттуда вылетели – настолько тяжел этот бизнес», -- напоминает он. У кого 25% кредитов просрочено, у кого еще больше, отмечает Матовников. «Играет свою роль и фактор растущего рынка. На рынок приходят все новые и новые клиенты, реальной конкуренции за них пока нет, в результате чего банки удерживают высокие цены, получая сверхприбыли», -- отмечает Заведенская.