«Тишина» в Исламабаде

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
13 июля 2007, 20:04

В центре Исламабада прошла настоящая воинская операция против исламских экстремистов. Теперь Мушарраф вынужден сражаться с драконом, которого сам воспитал.

До последнего времени пакистанские власти не только толерантно относились к множащимся исламистским движениям, но и до некоторой степени поощряли их. Исламабад постоянно использовал фундаменталистов в качестве пушечного мяса в конфликтах с Индией и операциях в Афганистане (например, абсолютное большинство руководителей "Талибана" были выпускниками именно пакистанских религиозных школ – медресе). В обмен фундаменталисты получали деньги, оружие, доступ к власти (во время выборов в 2002 года Первез Мушарраф позволил альянсу из шести фундаменталистских партий получить 11% голосов и войти в парламент) и свободу для религиозных школ. Причем рамки этой свободы постоянно расширялись.

Вскоре лидеры Красной мечети в Исламабаде настолько почувствовали свою силу, что осмелились войти в открытую оппозицию пакистанским властям. «Ни один солдат, погибший в ходе операций против талибов, не может быть похоронен по мусульманскому обряду», -- заявили братья Абдул Рашид Гази и Мухаммад Абдул Азиз, имамы  Красной мечети во время операций пакистанской армии в Зоне племен, – и количество дезертиров из армии резко выросло.

Мушарраф же долго терпел, опасаясь еще больше обострить ситуацию. Кроме того, у него была еще одна цель: перед предстоящими президентскими выборами в Пакистане показать Западу во всей красе возможную альтернативу его правлению.

Однако когда лидеры Красной мечети стали открыто призывать к свержению существующего режима и ратовать за установление шариата в Пакистане, когда студенты находящихся при мечети мужского медресе «Джамия Фаридия» и женского «Джамия Хафса» начали вершить в столице самосуд, похищать и убивать людей, брать в заложники полицейских, захватывать больницы, видеосалоны и библиотеки, называя эти заведения источниками разврата и борделями, взяли в плен семерых китайцев, работающих в массажном салоне (напомним, что отношения с Пекином жизненно важны для Исламабада), терпение Мушаррафа лопнуло. После перестрелки полицейских и студентов 3 июля мечеть была окружена.

Исламисты по главе с имамами мечети, забаррикадировались в здании, взяв в заложники женщин и детей. В ответ на призывы полиции сдаться и отпустить заложников они требовали установления законов шариата в Пакистане, добавляя, что все, кто присутствует в мечети, находятся там добровольно. Во время противостояния Абдул Рашид Гази не раз заявлял, что он и его последователи готовы умереть, чтобы «разжечь огонь исламской революции» в Пакистане. Его брат, Мухаммад Абдул Азиз, оказался более прагматичным человеком. Он одел «бурку» (женский черный балахон, скрывающий лицо и фигуру) и попытался выйти из мечети вместе с группой девушек, добровольно покинувших ее в самом начале осады. Однако он был схвачен пакистанскими силами безопасности – всех девушек, перед тем как отпустить, обыскивали женщины-полицейские на предмет наличия взрывчатых веществ или  оружия.

После недельных безрезультатных переговоров пакистанская армия провела операцию «Тишина» и взяла Красную мечеть штурмом. Были ликвидированы более семи десятков боевиков, а также сам Абдул Рашид Гази. Пакистанские власти сообщают об освобождении 85 заложников и гибели 11 военных во время штурма. О точном количестве жертв среди заложников не сообщают, но очевидцы говорят, что видели «много тел». В мечети был обнаружен целый арсенал оружия, включая тяжелые пулеметы, ракеты, противотанковые мины.

События вокруг Красной мечети могут радикализировать исламистов в Пакистане. Безусловно, фундаменталисты не простят пакистанскому президенту столь жестких действий против Абдул Рашида Гази и его последователей. Так, к примеру, еще во время осады Красной мечети неизвестными была обстреляна правительственная авиабаза Чаклала, находящаяся недалеко от Исламабада. В тот момент с базы как раз совершал взлет президентский самолет, на котором Первез Мушарраф направлялся в провинцию Белуджистан. «Теперь у Мушаррафа нет выбора, -- говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. -- Либо он уничтожит исламистов, либо они уничтожат его».

Впрочем, в кампании по противодействию «талибанизации» Пакистана у Мушаррафа могут появиться неожиданные союзники. Старейшины Зоны племен (находящейся на границе с Афганистаном северо-западной провинции Пакистана, фактически неподконтрольной Исламабаду), опасаясь потерять власть, объявили войну находящимся на их территории радикальным исламским группировкам, связанным с "Аль-Каидой". Если Мушаррафу удастся с ними договориться, то проникновению экстремистов в Пакистан через афгано-пакистанскую границу может быть поставлен заслон.

Впрочем, для эффективной борьбы против исламистов Мушаррафу нужно предпринимать серьезные действия внутри Пакистана, прежде всего вернуть контроль над всей системой религиозного образования в стране. Красная мечеть повержена. Теперь президенту Пакистана осталась самая малость – взять под контроль остальные медресе Пакистана. По официальным данным, их 13,5 тыс., по неофициальным данным – 40 тыс. И каждая из них может стать новой Красной мечетью.