Ливийское гостеприимство

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
19 июля 2007, 14:13

17 июля Высшим законодательным советом Ливии была окончательно решена судьба пятерых болгарских медсестер и палестинского врача, также получившего к тому времени болгарское гражданство. Смертный приговор, вынесенный им ранее, был заменен на пожизненное заключение. Однако точка в этом деле еще не поставлена.

История началась в 1999 году, когда палестинский врач Ашраф аль-Хаджадж и пятеро болгарских медсестер (Кристиана Вулчева, Снежана Димитрова, Нася Ненова, Валентина Сиропуло, Валя Червеняшка) были арестованы по обвинению в том, что во время инъекций заразили СПИДом 426 ливийских детей в больнице «Аль-Фатих» города Бенгази.

Муамар Каддафи сразу же политизировал это дело и использовал его в своей пропагандистской кампании против Запада. Обвиняемым была инкриминирована связь с ЦРУ и «Моссадом»: якобы врачи проводили эксперименты над ливийскими детьми для этих организаций. Затем в 2003 году Саиф аль-Ислам, сын Муамара Каддафи, требовал от Болгарии (которая на тот момент была непостоянным членом Совета Безопасности ООН) не голосовать за американский вариант резолюции по Ираку в обмен на решение «дела врачей». Болгария отказалась подчиниться, ввела свой контингент в состав возглавляемых американцами коалиционных сил, и в 2004 году обвиняемые были приговорены к смертной казни.

Вина медиков, по сути, так и не была доказана. Защита врачей делала упор на антисанитарные условия в больнице города Бенгази, отсутствие медикаментов, приводя в качестве экспертного мнения выводы группы западных врачей во главе с Люком Монтанье – одним из первооткрывателей вируса СПИДа. По словам Монтанье и его коллег, эпидемия СПИДа в Бенгази началась еще до прибытия болгарских врачей. Таким образом, болгарские медсестры и палестинский врач стали фактически козлами отпущения за всю систему здравоохранения Ливии.

Тем временем международное давление на Ливию в связи с «делом врачей» все нарастало, и исполнение вынесенного смертного приговора врачам грозило ливийским властям все большими и большими неприятностями. Муамар Каддафи в свое время предпринял ряд шагов, чтобы улучшить отношения с Западом и не стать следующей за Ираком целью американского «глобального крестового похода против международного терроризма». Ливия выплатила по 10 млн долларов за каждую из 270 жертв взорванного ливийскими агентами пассажирского самолета над шотландским Локерби, отказалась от запасов биологического и химического оружия и от развития ядерной программы, взяла на себя обязательства больше не поддерживать террористические организации. Взамен США сняли санкции с этой страны и восстановили с Триполи дипломатические отношения. Казнь врачей могла свести на нет все эти жертвы и нанести серьезный удар по репутации ливийского лидера.

С другой стороны, Каддафи находился под колоссальным внутриполитическим прессингом. Если в Триполи люди относились к «делу врачей» сравнительно индифферентно, то в Бенгази, который никогда особо не отличался лояльностью к центральной власти, шли многотысячные демонстрации к ливийскому диктатору «не поддаваться давлению Запада».

В результате дело отправили на доследование, однако в конце 2006 года вновь был вынесен смертный приговор. Каддафи намеренно тянул время, пытаясь выяснить, что готов заплатить Запад ради освобождения медиков. Более того, ливийские власти даже смогли заменить в данном случае неприятное и порочащее репутацию Триполи слово «выкуп» на соответствующее традиционным ливийским нормам «дию» (налог на кровь), которую убийца платит семье погибшего. Через месяц после вынесения второго смертного приговора Сеиф аль-Ислам, который был главным переговорщиком с ливийской стороны, назвал цену: 10 млн евро за каждого зараженного ребенка (итого размер «налога на кровь» должен был составить 4 260 млн евро). Болгария сначала платить отказывалась, поскольку выплатой «налога на кровь» она фактически признавала вину своих врачей. Однако когда стало очевидно, что в ином случае люди будут казнены, позиция Софии поменялась.

11 июля 2007 года ливийский суд вновь подтвердил смертный приговор болгарам (к тому времени палестинский врач успел получить болгарское подданство), однако переговоры о выплате компенсации уже шли полным ходом. Европейскому союзу удалось снизить размеры компенсации до 1 млн долларов за одного зараженного ребенка. Одновременно с этим число пострадавших увеличилось до 460 (в некоторых случаях СПИД передался от зараженных детей их матерям). К вечеру 17 июля все выплаты родственникам были завершены, и они отказались от требования смертной казни для болгарских медиков. Эксперты до сих пор гадают, откуда появились эти деньги. Министр иностранных дел Ливии Абд аль-Рахман Шальгам заявил, что средства поступили от «определенных европейских государств и благотворительных фондов, а также от ливийского правительства». Идрис Лагха, представитель семей зараженных детей, говорит, что средства предоставил Международный фонд Бенгази, созданный в 2005 году Болгарией и Ливией под патронажем ЕС.

17 июля Болгария также заявила, что готова списать Триполи часть его долга, составляющего 400 млн долларов, и в тот же день высшая судебная инстанция Ливии решила заменить врачам смертный приговор на пожизненное заключение.

Теперь болгарские граждане в соответствии с заключенным в 1984 году между Софией и Триполи договором об экстрадиции могут быть высланы для отбывания наказания на родину. «Кошмар закончится только тогда, когда осужденные ступят на европейскую землю», -- говорит адвокат врачей Эммануэль Алти. Неудивительно – в Болгарии эти врачи являются национальными героями, и, скорее всего, они получат президентское помилование по истечении небольшого промежутка времени после прибытия в Софию.

Возможно, Муамару Каддафи не хотелось бы, чтобы медики, уже многие годы томящиеся в ливийской тюрьме, вообще прибыли в Софию. Во-первых, потому, что сейчас Каддафи наслаждается всеобщим вниманием. На днях Триполи посетила Сесилия Саркози, жена французского президента, где она встречалась с Каддафи, болгарскими медсестрами и зараженными детьми. Весьма вероятно, что за мадам Саркози последует месье Саркози – по крайней мере, он высказал это желание, а Каддафи дал «добро». И это будет далеко не последнее посещение высоким европейским официальным лицом Ливии -- так, итальянцы не захотят, чтобы французы усиливали свое влияние на Ливию. Во-вторых, по прибытии на родину врачи непременно расскажут о тех пытках, которыми у них выбивали признания в намеренном заражении детей, обо всех тех ужасах, которые медики претерпели в ливийской тюрьме.

Однако Муамар Каддафи не заинтересован в дополнительных осложнениях отношений с Брюсселем или Вашингтоном, и поэтому Триполи фактически уже дал согласие на экстрадицию, однако обставил ее одним условием. «В обмен (на экстрадицию -- Г.М.) необходимо улучшить условия проживания зараженных детей и их семей», -- заявил Абд аль-Рахман Шальгам. Улучшить, естественно, не за счет правительства Ливии.

Таким образом, врачи смогут в скором времени прибыть в Болгарию, и их восьмилетний ливийский вояж наконец-то закончится.