Афганский капкан для Буша

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
23 июля 2007, 15:27

Во второй половине июля движение "Талибан" вновь оказалось в центре внимания мировых СМИ. 19 и 20 июля талибы похитили двадцать три южнокорейца (в основном сотрудниц христианской гуманитарной организации) и двух граждан Германии. Они потребовали в обмен на освобождение заложников выпустить из тюрем стольких же членов своего движения, а также вывести из Афганистана немецкий и южнокорейский контингенты (на сегодняшний день в Афганистане находятся около двухсот южнокорейских и три тысячи немецких военнослужащих).

22 июля Мухаммад Хевас Мазлум, начальник полиции провинции Вардак, сообщил об обнаружении тела одного из немцев, захваченных за три дня до этого талибами. По словам представителя талибов Кари Мухаммед Юсуфа, мертвы оба немецких заложника. Казнь южнокорейских заложников отсрочена на сутки, до вечера понедельника.

Тактика "Талибана" по похищению граждан иностранных государств не только ставит под сомнения возможности Хамида Карзая по обеспечению безопасности в стране, но и отпугивает иностранных специалистов от работ в удаленных провинциях Афганистана. Более того, талибы демонстрируют свою власть и усилившееся влияние. Еще пару лет назад они частично контролировали лишь несколько южных провинций Афганистана (Гельманд, Забуль, Кандагар), а сейчас нацеливаются на Кабул. Еще пару лет назад они ограничивались терактами против афганских полицейских и солдат коалиции, а теперь проводят масштабные военные операции. Одним из косвенных свидетельств усиления влияния "Талибана" можно считать появившиеся слухи о том, что бывший премьер-министр Афганистана и лидер т. н. "Исламской партии" Гульбеддин Хекматияр, воюющий против правительства Карзая, объявляет перемирие Кабулу. Скорее всего, Хекматияр, привыкший быть вольной птицей, увидел усиление "Талибана" и решил «уравновесить силы», дабы не допустить победы одной из сторон.

А возглавляемая американцами коалиция в это же время испытывает серьезные сложности: европейцы (в частности немцы, итальянцы, французы) не хотят посылать своих солдат, дислоцированных на относительно спокойном севере страны, в опасные южные провинции, отчего вся сложность боевых действий с "Талибаном" ложится на плечи американцев, британцев, голландцев и канадцев; на просьбу к европейским союзникам по НАТО о расширении своего контингента в Афганистане отвечает лишь услужливая Варшава – причем это «да» вызвало кризис в правительственной коалиции. В апреле Пентагон был вынужден увеличить срок службы военнослужащих в Ираке и Афганистане с 12 до 15 месяцев.

Одна из основных задач американцев в Афганистане на сегодняшний момент – посадить на «затылок» талибам осу – пакистанскую армию. Не секрет, что базы "Талибана" находятся в северо-западных районах Пакистана, в неконтролируемой Исламабадом «зоне племен». С 2004-го по сентябрь 2006 года пакистанская армия уже вела активные боевые действия в «зоне племен» против подразделений талибов. Сложность для Пакистана заключалась в том, что местные племенные старейшины, недовольные усилением присутствия пакистанских сил безопасности на их земле, фактически воевали на стороне радикальных исламистов. Удачные боевые действия племенных ополчений против пакистанской армии вынудили Первеза Мушаррафа в сентябре 2006 года заключить мир с вождями племен. В обмен на прекращение боевых действий со стороны Исламабада старейшины обязались сотрудничать с Мушаррафом в его борьбе против "Талибана" и "Аль-Каиды". Пакистанский диктатор намеревался стравить племенную знать и командиров связанных с "Аль-Каидой" группировок.

И действительно, план Мушаррафа удался. Талибы и другие экстремисты, нашедшие приют в "зоне племен", повели себя неподобающим для гостей образом: внесли раскол в племена, злоупотребляли гостеприимством, строили собственные укрепления, непочтительно относились к решениям племенных собраний. «Они начали кусать руки, кормящие их», -- говорит Камаль Матинуддин, генерал-лейтенант пакистанской армии в отставке и специалист по афганским делам. Весной 2007 года появились сообщения о столкновениях между местными ополчениями и иностранными боевиками, в частности членами Исламского движения Узбекистана, бандитами из Чечни.

Тем не менее для американцев это соглашение было как бельмо в глазу. Их не особо заботило, что оно облегчало и без того сложную жизнь пакистанских властей – американцы делали упор на то, что старейшины не могут справиться с талибами, и уговаривали Мушаррафа аннулировать соглашение. Вашингтон считал, что пакистанская армия должна нанести удар по тыловым базам талибов и ослабить их активность в самом Афганистане. Американцев не устраивали слова пакистанского диктатора о том, что это соглашение принесет плоды в долгосрочной перспективе. Некоторые консервативные эксперты и политики даже обвиняли Мушаррафа в предательстве, говоря, что он заключил сепаратный договор с "Талибаном" в ущерб отношениям с США.

Впрочем, пакистанскому диктатору не пришлось долго оправдываться, ибо договор был разорван – но не им, а командирами террористических группировок в "зоне племен" после штурма пакистанским спецназом Красной мечети. В ответ исламисты Пакистана объявили войну Мушаррафу. В этой связи американское правительство снова уговаривает его ввести войска в "зону племен", поскольку деятельность талибов в Афганистане активизировалась. Однако сам Мушарраф не горит желанием таскать за американцев каштаны из огня и настраивать тем самым против себя лидеров пуштунских племен.

В то же время Джордж Буш сталкивается с растущей антивоенной оппозицией в Соединенных Штатах. И есть из-за чего. По официальным данным на 22 июля 2007 года, за время операции в Афганистане погибло 419 военнослужащих армии США. Вашингтон тратит на операцию в Афганистане около 1,5--2 млрд долларов в месяц. А «демократического Афганистана» до сих пор нет. Именно поэтому в Соединенных Штатах все больше и больше говорят о необходимости вывода войск. Некоторые «эксперты» при этом утверждают, что поражение и уход американцев из Афганистана будет иметь гораздо меньше негативных последствий по сравнению с их поражением в Ираке. Но это не так.

Приход к власти талибов в Афганистане, скорее всего, будет означать и «талибанизацию» Пакистана – сомнительно, что у Мушаррафа хватит ресурсов, чтобы противостоять этому (не стоит забывать, что на территории Пакистана находится несколько миллионов нищих афганских беженцев – идеальный «материал» для вербовщиков и радикальных мулл). Если до вторжения американцев в Афганистан талибы и Исламабад были пусть и непрочными, но союзниками, что гарантировало Пакистану некую безопасность, то после вторжения Мушарраф, оказавший помощь Вашингтону, стал предателем в глазах лидеров движения. К тому же всегда особенно обидно, когда предает тот, кто фактически тебя создал. В этом плане события вокруг Красной мечети были своего рода «пробным камнем», показавшим, насколько глубоко "Талибан" стал общей проблемой Кабула и Исламабада.  «Талибанизация» Пакистана, в свою очередь, грозит серьезными проблемами не только Мушаррафу, но и американцам. Хотя бы потому, что Исламабад обладает ядерным оружием.

Кроме того, у неудачи США в Афганистане есть еще одна грань – психологическая, и она будет гораздо серьезнее, нежели при выводе войск из Ирака. В последнем случае американцы могут оправдаться, что они вели войну против суннитских и шиитских группировок, Сирии, Ирана, "Аль-Каиды", международного терроризма. А в Афганистане лучшей армии мира противостоят лишь неграмотные крестьяне, прошедшие обучение в лагерях для боевиков.

Не стоит ожидать от Буша каких-либо радикальных действий по выходу их «капкана». Скорее всего, он переложит этот вопрос на плечи следующей администрации.