Реанимация «прикольного» флота

Али Алиев, Вадим Пономарев
10 августа 2007, 18:49

8 августа Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Федеральной налоговой службы (ФНС) о взыскании с компании «Волготанкер» 3 млрд рублей налоговых доначислений. На предприятии введена процедура наблюдения, а временным управляющим назначен Александр Волжанин.

В течение месяца он должен собрать первое собрание кредиторов, чтобы начать формировать реестр их требований к предприятию. Таким образом, уже в начале сентября выяснится судьба крупнейшего российского речного нефтеперевозчика – либо пароходство сменит собственника и будет сохранено, чтобы продолжать работу и отдавать долги, либо подвергнется процедуре банкротства и будет распродано по частям. Тогда и станет понятно, кому было выгодно, чтобы флот «Волготанкера» более двух лет стоял на приколе.

Неприятности некогда крупнейшего в России пароходства начались в августе 2004 года, когда налоговики обвинили предприятие в том, что в 2001-2004 годах ему как экспортеру нефтепродуктов из госбюджета возмещался НДС, хотя, по мнению чиновников ФНС, пароходство только имитировало экспортную деятельность. В 2005 году председателю совета директоров «Волготанкера» Александру Александровичу, исполнительному директору управляющей компании «Волготанкер-АМС» Андрею Азарову и главе датской компании Volgotanker Marine Services Илье Канцнельсону были предъявлены обвинения еще и в мошенничестве и легализации доходов, а сумма претензий налоговиков к пароходству возросла с 300 млн рублей почти до 4 млрд рублей. В обеспечение иска Самарским арбитражным судом был наложен арест на счета и имущество компании – ей запретили заключать какие-либо сделки, в том числе и на грузоперевозки.

Деятельность пароходства оказалась практически парализованной. До 2005 года флот «Волготанкера», состоящий из 353 судов общим дедвейтом 1,3 млн тонн, вывозил на экспорт свыше 12 млн тонн нефтепродуктов. До 2004 года на долю пароходства приходилось до 90% от объема перевозок нефти и нефтепродуктов в Волго-Камском речном бассейне и около 5% всего нефтяного экспорта. Однако в 2005 году флот «Волготанкера» на воду не вышел. Весну следующего года, когда открылась новая навигация, суда также встретили на приколе, а в мае 2007 года судебные приставы выставили первые пять судов пароходства на торги. Однако распродажа флотского имущества внезапно была отменена, и инспекция ФНС №6 подала иск о признании компании банкротом.

Аналитики отмечали, что введение внешнего управления дало бы возможность «Волготанкеру» снять арест с судов и приступить к перевозкам. Однако неожиданно для большинства участников рынка в июне компания вывела на реку свой флот, не дожидаясь официального разрешения суда. К 8 августа на реке работала почти треть флота «Волготанкера» – 92 судна. За два предыдущих месяца они успели перевезти на экспорт около 600 тыс. тонн нефтепродуктов. Основным грузом, как рассказал «Эксперту Online» генеральный директор ОАО «Волготанкер» Владимир Пермяков, был мазут с уфимских и самарских нефтеперерабатывающих заводов по Волго-Балтийскому водному пути на перевалочные терминалы в район Санкт-Петербурга.

В руководстве компании отказались называть источники и сумму средств, затраченных на возобновление работы, отметив только, что «мы будем рассчитываться с инвесторами за счет средств, полученных от перевозки». По всей видимости, деньги могли быть получены от структур, аффилированных с владельцами транспортируемых «Волготанкером» нефтепродуктов. А это в первую очередь «Роснефть», которой с весны 2007 года принадлежит «нефтеперерабатывающее наследство» ЮКОСа -- Сызранский, Куйбышевский и Новокуйбышевский НПЗ. Получается, что, несмотря на арест счетов и имущества компании, а также незакрытое уголовное дело в отношении ее руководителей, «госзаказ» помог «Волготанкеру» частично реанимироваться.

По мнению аналитика ИК «Финам» Максима Ловцова, именно «Роснефть» является наиболее вероятным кандидатом на роль стратегического инвестора для «Волготанкера». «Вполне логично предположить, что компания, получившая основные активы ЮКОСа, захочет восстановить всю цепочку от добычи до потребителя», -- предположил аналитик. Если это так, то становится понятным, почему корабли не выпускали на реку, – государство стремилось «прибрать под себя» рентабельное предприятие. Длительное же ожидание «Волготанкером» своей участи связано с тем, что первоочередными приобретениями «Роснефти» стали добывающие и перерабатывающие активы ЮКОСа. Пресс-секретарь НК «Роснефть» Николай Манвелов в общении с «Экспертом Online» комментировать эту тему отказался.

С другой стороны, зачем надо было почти на два года останавливать работу рентабельного флота? Ведь, к примеру, НПЗ и добывающие предприятия ЮКОСа никто на такой срок не останавливал, хотя их имущество и акции также служили обеспечением исков ФНС. Возможно, что причина кроется в том, что весной 2003 года тогдашние владельцы пароходства объявили о создании альянса с молодым турецким перевозчиком Palmali Group (PG). Более того, предполагалось, что со временем PG будет поглощен «Волготанкер», что привело бы к установлению им практически полного контроля над перевозками нефтепродуктов в Каспийско-Черноморском бассейне. Однако альянс не состоялся – государство обрушило на пароходство шквал налоговых претензий и фактически заморозило его деятельность.

Поэтому есть еще одна версия происходящего, стоящая на грани фантастики. Возможно, долгая комбинация государственных управленцев с «Волготанкером» затеяна для того, чтобы поменять одного коммерческого перевозчика на другого, например на ту же Palmali Group, образованную в 1997 году. Штаб-квартира этой компании находится в Стамбуле, однако СМИ сообщали со ссылкой на президента PG Мубариза Мансимова, что капитал этой компании – полностью российский. Наиболее бурно в России PG развивается последние три года. По словам президента Ассоциации судоходных компаний Николая Смирнова, за это время она стала самым крупным перевозчиком нефтепродуктов на Средней Волге.

И наконец, примечательно, что сразу после заседания арбитражного суда, который ввел в пароходстве внешнее управление, в прессу просочилась информация о том, что государство – не единственный кредитор компании. Некая «дружественная "Волготанкеру" компания» в 2004 году прокредитовала его на сумму 120 млн долларов. Указывалось также, что кредит был выдан сроком до конца июля 2007 года. Если это действительно так, то введение 8 августа 2007 года на «Волготанкере» внешнего управления позволяет этому таинственному кредитору при определенных обстоятельствах получить решающее право определять дальнейшую судьбу пароходства.

Возможно, это только странное совпадение случайных фактов. Но если они подтвердятся, это будет означать одно – несколько лет назад произошел сговор между государственными чиновниками высокого ранга и некоей коммерческой структурой, направленный на искусственную ликвидацию другой коммерческой структуры. Если это так, то за судьбу «Волготанкера» можно не беспокоиться – его реанимируют быстро и эффективно. И в России вновь появится крупнейшее нефтеналивное пароходство. Правда, видимо, уже под другим названием. А убытки, которые страна понесла от простоя судов «Волготанкера», спишутся на «реформирование отрасли».

Подробнее о судьбе «Волготанкера» читайте в номере «Эксперт-Волга», который выйдет в следующий понедельник.