Курдская дилемма

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
6 августа 2007, 19:55

С избранием курдских депутатов в турецкий парламент курды получили еще одно средство борьбы за свои права. Однако это не значит, что они отказываются от других методов.

На сегодняшний день из 550 мест турецкого парламента 23 занимают курды. Это первый подобный успех курдского меньшинства с 1994 года, достигнутый благодаря тому, что эти депутаты были избраны как независимые делегаты, – курдские партии, намеревавшиеся пробиться в парламент, либо сразу закрывались, либо не могли преодолеть необходимый десятипроцентный барьер. Поэтому перед выборами депутаты вышли из состава курдской Партии демократического общества, а сразу же после избрания в парламент вновь возобновили свое членство в партии.

23 депутата -- не так уж и много, ведь курды составляют 20% всего населения Турции. Однако у них более 20 мандатов, что дает право сформировать фракцию – а соответственно, получить свои офисы в парламенте и дотации со стороны государства. Чем они уже и воспользовались, подав заявку на формирования фракции Партии демократического общества.

Для курдов это, безусловно, успех. Как в личном плане (Себахат Тунчел смогла выйти из тюрьмы, где она сидела в течение 9 месяцев за участие в деятельности курдских боевиков), так и в более широком. Собственная фракция в парламенте дает курдскому меньшинству значительно больше возможностей для реализации своих идей – как минимум парламентскую трибуну для публичных заявлений, а также некую иллюзию «глобальности» курдского вопроса.

Но это же беспокоит и турецкое правительство, которое видит в усилении возможностей курдского сепаратистского движения угрозу национальной безопасности страны. Именно поэтому представители остальных парламентских фракций достаточно прохладно отнеслись к своим курдским коллегам и пока не желают с ними конструктивно сотрудничать. В качестве основного условия для возможной совместной работы турецкие депутаты требуют от курдских парламентариев публично осудить действия запрещенной в Турции сепаратистской Рабочей партии Курдистана, которая с 1984 года ведет вооруженную борьбу с центральным правительством. На сегодняшний день курдская фракция отказалась это сделать. А для снятия всех опасений в отношении курдских депутатов туркам явно недостаточно слов лидера Партии демократического общества Ахмета Тюрка о том, что «мы хотим, чтобы этот (Курдский – Г. М.) вопрос решался мирными и демократическими методами».

Проблема в том, что Партия демократического общества и турецкое правительство по-разному понимают «решение» вопроса: для курдов это независимость, для Анкары – сохранение территориальной целостности Турции. Причем турецкие власти рассматривают переговоры с курдскими националистами как фактически «игру с нулевой суммой» и поэтому не желают идти ни на какие уступки – ни в плане ограничения применения военной силы в юго-восточных районах страны (где  в основном и проживают курды), ни в повышении статуса курдского языка. Более того, после выборов турецкое министерство юстиции внесло специальные изменения в законы, которые до этого позволяли парламентариям навещать любого заключенного в стране, и все ради того, чтобы не позволить курдским депутатам контактировать с находящимся в тюрьме лидером Рабочей партии Курдистана Абдуллой Оджаланом.

Тем не менее Анкара считает, что для предотвращения курдской угрозы нужно действовать не только на территории самой Турции, но и проводить военные операции в Ираке. Премьер-министру Турции Реджепу Эрдогану не по душе тот хаос, который сейчас творится в бывшей вотчине Саддама Хусейна – хотя бы потому, что оружие, которым американцы снабжают иракских полицейских, почему-то оказывается в руках курдских боевиков. Сами курдские боевики, действующие на юго-востоке Турции, совершают свои вылазки именно с баз в иракском Курдистане. Кроме того, дальнейшие центробежные тенденции в Ираке с каждым днем приближают иракских курдов к объявлению независимости – а если они еще и получат нефтяные поля Киркука, которые могут приносить колоссальный доход, то иракский Курдистан станет центром притяжения для всех курдских земель – и тогда Анкаре придется иметь дело уже не с террористическими вылазками боевиков, а, возможно, с полномасштабным вторжением.

Турки и не надеются, что центральное иракское правительство сможет не то чтобы предотвратить отделение иракского Курдистана, а хотя бы навести там элементарный порядок. «Мы сейчас ведем бои недалеко от Багдада. Мы не можем послать иракских солдат в курдские горы», -- оправдывался в июне министр иностранных дел Ирака Хошияр Зебари (между прочим, курд по национальности). Именно поэтому Турция хочет взять решение проблемы в свои руки. Сейчас турецкие войска производят обстрел территории иракского Курдистана силами артиллерии, а также проводят операции силами спецподразделений (так, в начале июня группа турецкого спецназа была обнаружена в иракском городе Сулеймания). Однако Анкаре этого уже мало. Турция постоянно давит на американцев, требуя от Вашингтона санкционировать полномасштабное вторжение турецких войск в иракский Курдистан. В случае получения добра от американцев туркам не нужно будет много времени на подготовку – на сегодняшний день в юго-восточных районах страны, преимущественно у границы с Ираком, сосредоточено 250 тыс. турецких солдат для противодействия примерно 4 тыс. боевиков Курдской рабочей партии.

Белый дом со своей стороны всячески противился возможности турецкого вторжения в Ирак, ведь на сегодняшний день иракский Курдистан – самая спокойная часть Ирака, разрываемого гражданской войной, а иракские курды – единственные, по сути, союзники американцев в этой стране. С другой стороны, в США понимали, что безопасность их старых, проверенных временем и холодной войной турецких союзников действительно под угрозой и что Турция, в конце концов, может устать просить Вашингтон о поддержке и действовать самостоятельно, и это, по словам бывшего американского посла в Турции Марка Пэрриса, «добавит еще одну сложную деталь в и так запутанную картину». Как Соединенным Штатам решать эту дилемму?

На секретном брифинге в конгрессе Эрик Эдельман, бывший помощник вице-президента Дика Чейни, занимающий ныне пост заместителя министра обороны по политическим вопросам, дал ответ на этот вопрос. По его словам, США не позволят Турции вторгнуться в Ирак, однако силами собственных специальных подразделений помогут турецким военным нейтрализовать Рабочую партию Курдистана, уничтожив ее лидеров. Сомнительный план, как минимум потому, что его будет очень сложно реализовать. Кроме того, иракские курды, столько раз предаваемые Вашингтоном, могут подумать о том, что американцы их снова продали, на этот раз туркам. В итоге американцы рискуют не только потерять свою единственную на сегодняшний день настоящую опору в Ираке, но и спровоцировать сближение иракского Курдистана и Тегерана.

С другой стороны, курдская проблема требует решения, причем незамедлительного. Государство Курдистан, которым они грезят, должно включать в себя все ближневосточные земли, населенные курдами, – а это части территорий не только Ирака и Турции, но и Ирана с Сирией. Только на территории Турции с 1984 года в столкновениях с курдами, по официальным данным, погибло 40 000 человек. Если турецкие, иракские, сирийские и иранские курды всерьез поведут борьбу за его создание, имея в качестве ядра независимый иракский Курдистан, крови прольется гораздо больше.