Щит для Мушаррафа

Москва, 05.10.2007
Накануне президентских выборов в Пакистане глава страны генерал Первез Мушарраф договорился об альянсе с экс-премьером Беназир Бхутто. Таким образом он обеспечил себе легитимную победу на выборах и значительно уменьшил груз проблем с оппозицией, недовольной внутренней и внешней политикой. Беназир прикроет.

Генерал и президент Первез Мушарраф выполнил требования экс-премьера Беназир Бхутто, живущей в изгнании. В обмен на поддержку кандидатуры Мушаррафа депутатами от Пакистанской народной партии на завтрашних выборах Бхутто получает возможность вернуться на родину и участвовать в парламентских выборах. С нее снимают обвинения в коррупции. Кроме того, ей обещан премьерский пост. А еще, что немаловажно не только для Бхутто, но и для всей оппозиции в целом, – Мушарраф пообещал снять погоны после того, как станет президентом. И даже назначил преемника на пост главнокомандующего. Это, конечно, не чужой человек, а генерал-лейтенант Ашфак Кияни, прежде возглавлявший межведомственную разведку.

Согласно Конституции, президент Пакистана выбирается членами нижней палаты парламента Пакистана — Национальной ассамблеей и верхней палатой парламента — сенатом, а также четырьмя действующими провинциальными ассамблеями — Пенджаба, Синда, Белуджистана и Северо-Западной пограничной провинции.

Федеральное правительство Пакистана на специальной сессии под председательством премьер-министра Шауката Азиза 12 сентября единогласно поддержало переизбрание президента: «Он будет переизбран в любом случае — в военной форме или как гражданское лицо». Его поддержала, разумеется, правящая партия Мусульманская лига. В оппозиции Альянс за восстановление демократии, объявивший, что «все попытки переизбрания генерала Первеза Мушаррафа будут блокированы».

Если бы договоренность Мушарраф—Бхутто достигнута не была, экс-премьер выполнила бы обещание вывести из парламента депутатов от своей партии. Это для президента крайне нежелательно. Ведь накануне ряды этого законодательного органа и так поредели: его покинули 84 депутата от оппозиции. Мушарраф победит без сомнения, поскольку его партия имеет большинство в парламенте. Но, несмотря на кворум, доверие к итогам голосования злые языки подвергли бы сомнению: какие же выборы без оппозиции?

Итак, Беназир Бхутто приедет в Пакистан 18 октября, как и собиралась. Амнистия касается, как стало известно газете The Times, всех чиновников и политических деятелей, осуществлявших полномочия в период с 1988 по октябрь 1999 года. Это не только Бхутто, но и ее муж Азиф Зардари. Другой экс-премьер Наваз Шариф остался вне рамок данного документа. Он недавно внезапно явился в Исламабад, нарушив договоренности с президентом, и был выслан из страны.

Как рассказала Беназир Бхутто газете «Время новостей», она желает, чтобы в ее стране установилась демократия, а не диктатура. Прежде всего, она за независимый суд, подотчетность его парламенту, утверждение военного бюджета законодательным органом страны и решение проблем с соседями – Индией и Пакистаном. Первая в мусульманском мире дама-премьер требует ликвидировать запрет на третий срок для премьер-министра и лишить президента права распускать парламент. Кроме того, она намерена бороться с талибами, «остановить талибанизацию Пакистана», причем если не удастся своими силами, то допустить к решению этой проблемы армию США. Отметим, последнее противоречит  политике Мушаррафа – он до сих про не позволял американским войскам проводить силовые акции на территории своей страны.

У Бхутто и Мушаррафа довольно много расхождений во взглядах, однако эти темы не станут причиной конфликта. По словам Георгия Энгельгардта, эксперта по политическому исламу, Мушарраф и сам заинтересован в демократизации страны, только не «обвальной», а постепенной. «Президент заинтересован в длительной процессуальной демократизации. Это позволит ему в конце концов уйти, обеспечив себе будущее и сохранив лицо», – рассказал он «Эксперту Online».

Другой вопрос, насколько заинтересованы различные группировки Пакистана в демократизации. Учитывая специфику этой восточной страны, 60 лет живущей в состоянии диктатуры и военных переворотов, найти однозначный ответ непросто. Отметим лишь два очевидных момента: демократизация общества неизбежно снижает политический вес армии, которая здесь исторически является столпом государства. И демократические преобразования могут быть не слишком приятны военным. Что касается исламистов, стоящих против американизации страны, то они получат от развития демократии плюсы: она приведет к вытеснению чужеродцев из политической жизни Пакистана. Таким образом, на почве усилий Бхутто по установлению демократических институтов в стране президент и экс-премьер не поссорятся.

Конфликт и развал альянса возможен, только если одна из сторон не выполнит взятых на себя обязательств. Но, скорее всего, Мушарраф сделает то, что обещал. И вот почему. Наличие Беназир Бхутто чрезвычайно выгодно ему как в национальном, так и международном формате. Проведшую дни и годы изгнания в Лондоне и Арабских Эмиратах Бхутто активно лоббировали США, призывая Мушаррафа договориться с ней. Теперь он может смело отмести все претензии оппозиции в проамериканских настроениях. Бхутто более «проамериканка», чем Мушарраф. Семья Беназир считается в Пакистане «пострадавшей от исламистов», на этом фоне глубина конфликта исламистов с президентом, расстрелявшим Красную мечеть, может уменьшиться. По мнению Энгельгардта, «роль громоотвода переходит к Бхутто. Для Мушаррафа ситуация более чем идеальная – это позволит ему отдохнуть и восстановить позиции в армии». Тем более что руководить военными, в среде которых позиции президента значительно пошатнулись, будет верный товарищ Кияни.  

«Мушарраф заинтересован в том, чтобы Бхутто сыграла роль камикадзе», – уверен эксперт. Это полезно также и перед парламентскими выборами, назначенными на предстоящую зиму. Дело в том, что оппозиция – Альянс за восстановление демократии и партия Наваза Шарифа – постарается объединиться против альянса Мушарраф—Бхутто. В этом случае президент может потерять большинство в парламенте. Но на то и существуют «административный ресурс» и «электоральные технологии», чтобы этого не произошло. «Выпуская Бхутто "перед собой", Мушарраф сможет выстроить обновленные отношения с исламистскими партиями. Конечно, расстрел Красной мечети существенно ограничивает его возможности, но не полностью их отменяет. Ну а с Шарифом отношения, скорее всего, не сложатся», – полагает Георгий Энгельгардт.

Интересный штрих политической картины Пакистана накануне выборов: сегодня Верховный суд, который здесь активно участвует в политике и отнюдь не на стороне власти, а сам по себе, принял решение не оглашать результаты завтрашних выборов сразу по завершении подсчета голосов. Такого решения добилась оппозиция. Суд ранее не дерзнул снять Мушаррафа с выборов, опасаясь военного переворота, на который мог пойти загнанный в угол президент. Но обозначить свою роль в стране он не преминул.

Когда будут объявлены результаты – пакистанские СМИ не сообщают.

Неведение по поводу важнейшего для страны вопроса неизбежно приводит к дестабилизации. Возможно, оживятся талибы, не исключено, воспрянут духом экстремисты на границе с Индией. Зато все будут понимать, что стабильность – в руках Верховного суда. И это, похоже, не единственный сюрприз оппозиции, который получит Мушарраф в отместку за победу.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Баланс ФРС сокращается рекордным темпами с 2009 года
    После трех месяцев беспрецедентного роста баланс Федеральной резервной системы «тает» рекордными с 2009 года темпами. Что это, изъятие долларов или отказ от стимулов, и какие последствия могут быть для рынков?
  2. Renault Kaptur как зеркало «турбо революции»
    Турбомоторы осваивают массовый сегмент авторынка: до России добрался обновлённая модель Renault Kaptur, которая выделяется турбированным двигателем, разработанной французской маркой совместно с германским концерном Daimler.
  3. Инвесторы поставили на Байдена
    Предвыборные настроения в США изменились буквально в последние недели. Аналитик обращает внимание на новые риски для России
Реклама