Прокуроры в тупике

Москва, 10.12.2007
В частном доме, расположенном в садоводческом товариществе "Лесная опушка" поселка Митькино Одинцовского района, найден мертвым управляющий директор корпоративного блока банка ВТБ Олег Жуковский. Труп нашли около шести часов вечера 6 декабря в пустом бассейне его загородного дома, со связанными руками и ногами.

В последний раз признаки жизни банкир подавал около 12 часов того же дня, во всяком случае, по версии следствия. Предварительный вердикт судмедэкспертов говорит о том, что никаких следов насилия на теле погибшего нет. Однако проводившая осмотр коттеджа следственно-оперативная группа обнаружила следы взлома на замках дверей и признаки постороннего присутствия. Рядом с телом найдена предсмертная записка, смысл которой сводится к следующей фразе: «В моей смерти прошу никого не винить». Этот набор фактов и невнятные комментарии прокуратуры стали причиной набирающего обороты скандала.

Итак, в подмосковном коттедже, в бассейне, находят связанный труп. Вроде бы все вполне очевидно – убийство. Однако и в прокуратуре, и в банке звучат одни и те же комментарии: «Информации относительно насильственного характера смерти Жуковского у нас нет». Почему же молчат следственные органы?

Дело в том, что прокурорские следователи просто не знают, по какой статье возбуждать уголовное дело. Авторы детективных фильмов и книг приучили всех: если есть просматриваемая логическая цепочка, значит, доказывать ничего не нужно. Связан, значит, убит. Реальные же оперативники и следователи имеют дело со скучными и жесткими формулировками Уголовного кодекса. Факт убийства неочевиден, точнее, способ.

Версия СМИ первая и, пожалуй, единственная внятная: Олега Жуковского пытали при помощи полиэтиленового пакета и он, не выдержав пыток, умер от сердечного приступа. Однако есть ряд нестыковок. Судебные медики, говоря об отсутствии следов насилия, опровергают ее. Когда человека душат пакетом, остается стрингуляционная борозда (след удушения на шее), поскольку удушаемый, стараясь получить доступ к воздуху, совершает конвульсивные действия. Сила их настолько велика, что удержать его, не причинив повреждений, очень и очень тяжело (кто видел эпилептический припадок, тот знает, о чем идет речь). Зафиксировать удушаемого так, чтобы он не смог дернуться, малореально, а главное, не нужно. Злоумышленник, идущий на грабеж/разбой, мало заботится о целостности жертвы. Тем не менее все покажут результаты вскрытия. Единственное, чего, наверное, не стоит делать, это увязывать произошедшее с работой банкира. В ВТБ 24 он занимался финансированием лесоперерабатывающей промышленности. В таких делах убивают, если это выгодно, но не пытают, поскольку это не принесет никаких дивидендов. Пытки -- это разбой, и цель их -- узнать, где находятся ценности, не более того. Заказной или случайный, это уже другой вопрос, но все-таки разбой.

В сущности, прокурорские следователи ждут результатов вскрытия как манны небесной. Дело резонансное, погибший – VIP-персона, начальство требует результат, а сказать нечего. Больше всего их устроит заключение о том, что Олег Жуковский был задушен, утоплен или находился под действием каких-либо препаратов. Все понятно, возбуждается дело об убийстве, и идет расследование. Хуже всего, если в качестве причины смерти будет фигурировать сердечный приступ. Причем очень вероятно, что именно последняя причина и будет названа медиками.

Тогда вырисовывается следующая картина. Злоумышленники проникают в дом банкира. Под угрозой заставляют написать предсмертную записку, после чего связывают (например, угрожая оружием). Финансист решает не геройствовать и без сопротивления дает себя связать. После чего ему начинают угрожать (разогревать паяльник, утюг и т. д.), происходит сердечный приступ и наступает смерть. Этот сценарий -- кошмар любого следователя. Какую статью Уголовного кодекса применить? Следов убийства нет, то есть эта статья не подходит. Если грабители, испугавшись смерти, ничего не взяли, значит, и грабеж или разбой не подходят. То есть теоретически подходят все статьи, вот только доказать их невозможно, даже если найти тех, кто связал банкира. Аудио-, видеозаписей угроз нет, свидетелей нет. Задержанные могут сказать все что угодно, и опровергнуть их показания будет нечем. Кроме того, нет ни одного признака уголовного преступления. Например, следы взлома могут быть следствием давнишней утери ключей хозяином, после чего дверь вскрывали. Присутствие постороннего? Ну и что, это не уголовно наказуемое деяние. Увидели, что дверь открыта, зашли узнать, все ли в порядке. Увидели труп, испугались и сбежали, поскольку: пугливые/неместные/живем без регистрации/имели нелады с законом, вдруг на нас подумают (нужное подчеркнуть).

Те же судебные медики после первичного осмотра высказали предположение об утоплении. Если это подтвердится по результатам вскрытия, то наиболее вероятной картиной произошедшего будут или пытки на манер американских боевиков, или случайное падение в бассейн.

Еще одной версией является самоубийство. Суть ее заключается в следующем: он сам себя связал и прыгнул в бассейн, так называемое «гарантированное самоубийство». Как прокомментировал эту версию психиатр с двадцатилетним стажем: «Гарантированное самоубийство не характерно для скомпенсированных людей, ведущих нормальный образ жизни. На это способны люди достаточно неадекватные, что невозможно не заметить при постоянном общении с ними. Банкир, постоянно контактирующий с людьми и достаточно адекватный, по мнению окружающих, вряд ли на это способен. Как правило, достаточно вменяемые в обыденной жизни люди выбирают менее мучительный и трудоемкий способ ухода из жизни. Спектр возможностей чрезвычайно широк – от повешения до прыжка с моста». Однако эта версия больше всего устраивает следствие. С точки зрения судебной медицины, картину насильственного утопления и гарантированного самоубийства различить невозможно – они идентичны. При этом найти и изобличить фигурантов почти невозможно. Даже в случае поимки того, кто при этом присутствовал, инкриминировать ему можно только причинение смерти по неосторожности (доказать умысел на грабеж или убийство невозможно). Это в лучшем случае. Однако вероятность раскрытия этого дела стремится к нулю, а вешать «висяк» с VIP-персоной в качестве трупа без шансов раскрыть дело никто не хочет. Поэтому «гарантированное самоубийство» -- это гарантированный спокойный сон всех, начиная с опера и заканчивая руководителем следственного комитета.

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вашингтон занервничал: Россия готова присоединиться к системе платежей Instex
      Европа включилась в борьбу с засильем американского доллара, помочь в этом ей может Москва
    2. На фестивале Усадьба Jazz в Доброграде 27-28 июля выступит Леонид Агутин, Евгений Маргулис, Мариам Мерабова, Billy’s Band и другие!
      27-28 июля фестиваль Усадьба Jazz во второй раз пройдет в Доброграде. В прошлом году фестиваль посетили более 5000 человек, а в этом году гостей будет еще больше, ведь в музыкальной программе фестиваля только самые любимые артисты.
    3. У ипотеки появится альтернатива
      Владимир Путин поручил правительству до 10 октября разработать механизмы обеспечения малоимущих жильем
    Реклама