Экономические стабилизаторы

Москва, 11.12.2007
«Стабильность и преемственность» -- казалось бы, что может быть милее сердцу любого бизнесмена? Однако возможным выдвижением Дмитрия Медведева на пост президента и возможным назначением Владимира Путина на пост премьера российская власть продемонстрировала гораздо более важный для экономики принцип -- свою предсказуемость.

Экономические аналитики, как, впрочем, и политологи, празднуют победу – их базовые прогнозы наконец-то получили более чем веское подтверждение: в России ничего в ближайшем будущем не изменится. Но если политологам все же остается поле для споров, то экономистам все стало ясно окончательно – никаких катаклизмов не предвидится. Им остается только прогнозировать, до каких именно светлых высот дорастет российская экономика. 

Цели и задачи, поставленные перед самим собой Дмитрием Медведевым, возможным будущим главой государства Российского, как и положено, отличаются масштабностью и неконкретной определенностью. По его мнению, несмотря на то что за прошедшие годы сделано очень многое, сделать предстоит еще больше.

«Что главное для нас сегодня? Стабильность, улучшение качества жизни, надежда на длительное, спокойное развитие», -- сказал Медведев на встрече с выдвинувшими его на пост президента представителями политических партий. «Резко снизить бедность, создать современное здравоохранение и образование, решить сложнейшую жилищную проблему, добиться нового качества жизни в деревне», -- считает он. По его словам, необходимо добиться увеличения реальных доходов всех граждан, обеспечения достойной старости зрелым людям, создания необходимых условий для развития молодых, а также дальше возрождать промышленность и сельское хозяйство.

Кто станет спорить с тем, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным? Но главный вопрос не в том, будут ли реализованы эти ритуальные политические заклинания, рассчитанные на ничего уже, по сути,  не решающий «электорат». Для бизнеса важно другое. Грядет ли масштабный передел собственности? Собирается ли государство повторить советский опыт удушения НЭПа? Насколько вырастут или снизятся риски ведения бизнеса в нашей стране? И много-много других, более конкретных вопросов, на которые пока нет ответа.

Дмитрию Медведеву еще предстоит, по всей видимости, объясняться с представителями российских деловых кругов. Правда, «объясняться» -- это, пожалуй, слишком сильно сказано – скорее, как говорили лет 20 назад, «дать установку» и определить правила игры на ближайшую перспективу. Тем более что его прежние высказывания не дают повода для однозначных трактовок.

С одной стороны, он противник огосударствления экономики. В интервью журналу «Эксперт» Дмитрий Медведев заявил, что не является приверженцем этой доктрины: «Если суверенная демократия — это демократия плюс жесткий государственный суверенитет, то это вполне обоснованно. Но если буквально трактовать термин "суверенная экономика", то это государственная экономика. А ни вы, ни я, ни наши коллеги из "Деловой России" не являемся приверженцами идеи огосударствления экономики. Хотя нам периодически это и приписывают». «Я не считаю, что государство вообще не должно быть собственником хозяйствующих субъектов на нынешнем этапе развития. Но я и не считаю, что государство должно увеличивать свое присутствие в экономике. Государство не очень эффективный собственник», -- сказал он.

Правда, очевидно, вспомнив про свою должность председателя совета директоров «Газпрома», все же поправился, что некоторые государственные компании демонстрируют отнюдь не плохие показатели. Поэтому все огосударствлять не надо. Но что-то все же необходимо: «Границы участия государства можно обозначить стратегическими секторами (оборонно-промышленный комплекс, трубопроводный транспорт, электрические сети, атомная энергетика). Это отрасли, в которых необходимы масштабные инвестиции и определение вектора развития на долгие годы. А также отрасли с низкой или отрицательной рентабельностью. Отрасли, теряющие позиции ввиду серьезной конкуренции, но которые необходимо сохранить по стратегическим соображениям (например, авиакосмический сектор)». А стратегия, как ни крути, -- это прерогатива, конечно же, государства, которое всегда лучше знает, что лучше, а что хуже.

Дмитрий Медведев декларирует экономическую открытость и прозрачность, при этом считает, что условия для инвестирования должны быть максимально транспарентными и равными для всех участников. «Прозрачными должны быть и ограничения, необходимые для защиты национальных интересов», -- считает Медведев, но добавляет, что протекционизм должен быть современным и эффективным, иначе он превращается в посмешище. В то же время, как он заявил зимой этого года на последнем Давосском форуме, государство будет создавать все условия для прихода частного капитала, в том числе и иностранного. «Главное условие -- это эффективные рыночные институты. В том числе институты, которые направлены на защиту некоррумпированными судами и некоррумпированными чиновниками, защищающие права собственности и конкурентные условия», -- добавил он.

Российские бизнес-аналитики чуть ли не единодушно одобрили выдвижение Дмитрия Медведева. «Данная новость является позитивной для рынка, т. к. вносит окончательную ясность в структуру российской власти и дает дополнительную гарантию сохранения текущего курса. Владимир Путин уже был премьером в 1999 году. Наступающий год должен быть очень хорошим для экономики России. На фоне мировых проблем Россия смотрится тихой гаванью, куда должны устремиться капиталы», -- искрится оптимизмом Александр Разуваев из Собинбанка.

«Предложение Медведева, даже если Путин его не примет, свидетельствует о сохранении преемственности и продолжении выбранного курса. Это предложение -- заверение Медведева, что прежняя политика будет сохранена», -- уверен главный экономист «Тройки Диалог» Евгений Гавриленков.

Правда, роль Медведева в будущей структуре власти для аналитиков почему-то тоже ясна. «Это свидетельствует о том, что, скорее всего, Путин продолжит играть ключевую роль в политике России после марта 2008 года. Поэтому с точки зрения преемственности курса это позитивный фактор. Вероятность, что Путин согласится, высокая, что снижает политические риски и неопределенность относительно политической структуры в России», -- заявил старший экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик.

«Мы считаем, что Путин сохранит большую часть власти в стране в качестве премьер-министра и будет по-прежнему контролировать политическую жизнь в России после истечения срока его полномочий в начале следующего года. Мы также считаем, что на фоне этих новостей вопрос о том, как именно будет проходить процесс передачи власти после ухода Путина с поста президента, теряет последнюю интригу. Фактически это говорит о том, что будущий политический ландшафт в стране не претерпит принципиальных изменений», -- утверждают аналитики компании «Атон Брокер»

Впрочем, выслушивая мнение аналитиков, стоит помнить, что каждый из них -- это специалист, который завтра будет знать, почему то, что он предсказывал вчера, сегодня не случилось…

 

У партнеров




    РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

    В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

    Люкс для регионов

    Международная гостиничная сеть Radisson Hotel Group считает Россию одним из приоритетных направлений для развития бизнеса. Компания планирует открывать новые отели, в первую очередь в регионах

    «В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

    Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга

    Умная квартира для умного города

    Умные технологии стремительно входят в жизнь. Сегодня искусственный интеллект может управлять не только домом и квартирой, но и целыми городами повышенной комфортности с комплексом инновационных инженерных решений

    Акции ММК сохраняют потенциал роста

    По мнению аналитиков, акции Магнитогорского металлургического комбината остаются недооцененными относительно конкурентов
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Сбить корону с вируса
      Нынешняя эпидемия коронавируса не первая и вряд ли последняя. Нам не удастся ее избежать, но уменьшить масштаб вполне по силам. Одно из решений — массовая установка систем воздухоочистки
    2. Идентификация «Сети»
      Террористы или невинные жертвы системы? За что семь молодых мужчин получили 86 лет тюрьмы
    3. Проблема Сбербанка решена
    Реклама