Три девицы под окном

Роман Лейбов
2 декабря 2007, 21:57

(Из письма к другу)

1.

А дело было в ноябре.

Ноябрь, если ты забыл, это одиннадцатый месяц года. Практически конец, но еще надо помучаться. С неба летит то мокрое что-то, то нечто белое. В ноябре скучно. Порядочный зверь в этом месяце либо спать ложится, либо развивает нечеловеческую активность. Я предпочел второе, потому что стар стал уже и боюсь не проснуться. А дело в том, что я задумываться начал. Я и раньше, бывало, задумывался, а в этом ноябре просто как накатило, веришь, нет? Просто болит все от мыслей. А тут еще и средства информации: одни пишут, что у Путина есть план; другие сообщают, что Ющенко ест евразийских младенцев; третьи информируют, что Саакашвили сошел с ума. Что же это делается? Вроде приличные все люди, президенты, некоторые даже в органах служили, а творят черт знает что.

И тогда я перестал читать эти средства информации, а начал читать другие открытые источники.

2.

Улей переполнен насекомыми, как коммуналка жильцами. Дверь пестрит заголовками газет, у звонка - надписи.

Петрову Г. Н. - звонить три раза, "Труд".

Галямовой М. Л. - два звонка, "Неделя", "Пионерская правда".

Б. М. Шварцман - восемь с половиной звонков, "За рубежом", "Известия", "Правда", "Гудок", "Литературная газета".

Выхрестюк - стучать.

Внутри - жужжание примусов, рулады бачка в туалете, шарканье шагов, щелканье электрического счетчика, пение радиоточек, сдавленные голоса из кухни (там бранятся, не тешатся); запахи пищи, тел, прелой зимней одежды на вешалках; тусклая лампочка в коммунальных небесах освещает бесконечный и пыльный, как роман Достоевского, коридор.

Советская власть не сумела покончить с этим бытом, зато постсоветская сила вещей справилась быстро. Петров съехал в новый район; Галямова спилась и исчезла, сынок ее, бывший пионер Марат, тоже спился, но где-то жив; жив и Шварцман - смотрит RTVi в Хайфе; а Выхрестюк сгинул еще в перестройку. Расселили, забыли, евроремонт совершили и перегородки снесли, совместили санузел, поставили джакузи и биде, настелили ковры, заменили проводку, подключились к интернету и завели там новую коммуналку.

Страница пестрит баннерами, у входа - надписи.

Петрову Г. Н. - звонить три раза, "Труд".

Галямовой М. Л. - два звонка, "Неделя", "Пионерская правда".

Б. М. Шварцман - восемь с половиной звонков, "За рубежом", "Известия", "Правда", "Гудок", "Литературная газета".

Выхрестюк - стучать.

Внутри - жужжание примусов и пыльный, как роман Достоевского, коридор.

3.

Нет, что ты ни говори, дружище, а теперь вся сила в блоггинге.

Тут тебе и новости, и трехмерные видеоклипы про красивого мужчину топлесс на рыбалке, и дневниковые заметки девушек о месячных циклах, и ссылки на дежурных публицистов, и стихи, и проза, предвыборная ажитация, вопросы о жизни и хроники смерти, забытые цитаты и новые аллюзии, модные гаджеты, голые бабы, мальчишки, лавки, фонари, дворцы, сады, монастыри, мигранты, сани, огороды, купцы, лачужки, мужики, бульвары, башни, казаки, аптеки, магазины моды, балконы, львы на воротах и стаи галок на крестах.

Хотя последнее обстоятельство строго осуждается надзирающими за блогосферой православными иереями.

Так или иначе, а в ноябре порядочный зверь, отчаявшись найти смысл в средствах информации, отправляется в ж... Нет, не оскверним уст своих именем, давно прошла та пора, когда мы легкомысленно ставили ссылки направо, а больше - налево. Отправляется зверь, отчаявшийся найти смысл в речевой деятельности, осуществляемой в обмен на денежные знаки, почитать, что другие звери пишут просто так, потому что лапы чешутся.

Вот, например, студенты из Коломны.

4.

А в Коломне как? Ты-то вот в Коломне, поди, не бывал? То-то! И я не бывал, конечно, тоже.

А там так: студенты грызут в вузе разные гранитные сухари, а за это их время от времени возят на автобусах на митинги и демонстрации. Ты скажешь: ерунда, нас тоже возили, а выросли же вот и даже пока еще живы, как Галямов-фис и предатель-Шварцман.

Это правда. Но есть разница.

Во-первых, фиг нас возили на автобусах. Сами должны были ходить ногами. И талонов на питание не давали, если помнишь, только флажки с шариками. В этом я вижу положительную сторону так называемого прогресса.

Во-вторых, никто тогда особо не следил, пойдем мы или нет. Потому что автобусов-то не подавали - а за пешеходом как проследишь? И в этом, увы, проявляется прискорбное торжество идей Руссо. Женевский мечтатель справедливо заметил, что без теплых автобусов, интернета и мобильных телефонов легче было уклониться от митингов и демонстраций, равно как и от всенародного голосования.

Дверь в общаге запер в день выборов - и привет. Для верности - на два оборота.

Теперь все по-другому, у каждого коломенского студента - биочип в голове и еще три - в других местах. Что немного их, студентов, смущает.

В общем, слушай: написали коломенские студенты жалобу на своих начальников. Мол, гранит гранитом, грызть согласны, а вот насчет других черепно-лицевых операций - не подписывались. Помогите, мол, люди добрые. И послали эту жалобу в разные места.

5.

Журналист - главный герой прошедшего века. Он совмещает в себе несколько старых образов: сыщик, политик, воин, литератор, делец. Он родня разведчику и пирату. Он летает на самолете. Он спасает/губит девиц. Он курит трубку.

С "лейкой" и блокнотом, а чаще с пулеметом проходит он триумфально через искусство ХХ столетия. То у Хичкока мелькает, то у Эренбурга, то у Антониони. И стреляет, и снимает, и записывает, как сказал бы Чуковский.

Конечно, коломенские студенты обратились, в частности, в ж... Чуть опять не занесло в смысле ссылок! В некоторое сообщество в электрическом интернете, которое поддерживают и наполняют содержанием их московские сверстники - студенты журфака МГУ, который до совсем недавнего времени возглавлял легендарный Ясен Засурский.

Но в Коломне нету журфака, наверное. На всех Ясена не хватило.

Поэтому коломенцы не прочувствовали, как генетически модифицировался журналист в новые времена. Из лейки поливает рейтинги, в блокнот заносит контакты. Пулемет же изъят согласно постановлению о незаконном хранении и употреблении, равно как и о пропаганде экстермизма.

Поэтому и вышло у коломенских нехорошо со столичными.

6.

И пришли там к коломенским студентам две девушки с журфака МГУ. И обе сказали им, что это - черный пиар и неправда, нету автобусов, нету митингов, никто не обижал коломенцев. Потому что новая журналистика - это вам не старая. Пулемет изъят.

И тут, конечно, появился я.

Я, как ты помнишь, мучался бессонницей и думал, как мне свойственно, о России. И вижу: две девушки (уже интересно!), и обе говорят, что им врут в лицо. Прикинь: мы с тобой в 1982 году приходим к НН, там тусовка, ты говоришь, как это тебе свойственно:"А у меня, кстати, с собой новые стихи Бродского", и тут две девушки тебе в один голос говорят: "Нету у тебя никаких стихов, а если есть - так не Бродоского, и говно твой Бродский, и не пишет он стихов вообще, а что пишет, то все списал у Евтушенко, а мы с подругой предпочитаем Эдуарда Асадова".

Спрашивается, зачем мы к этому НН пришли?

Ты бы обиделся, конечно, и ушел бы в ночную мглу, и потом бы мы тебя искали по всему городу, и не обнаружили бы у Валентины, не нашли бы у Наталии, не обрели бы у Елены. Но предварительно мы бы двух этих девушек покрыли позором, наверное, и может быть, даже перестали бы с ними дальше общаться, хотя кто знает, кто знает?..

Вот и тут я поддался. Написал обеим девушкам одинаковые записки: мол, то есть врут коломенцы? Кинул в дупло, как Дубровский, и стал ждать ответов.

Дальше, между прочим, и начинается развитие сюжета.

7.

Одна девушка оказалась нормальная. Она, хоть и с журфака сама, но симпатичная. Написала мне посредством дупла, что у нее есть друг, который на всех предвыборных кампаниях работал, и он авторитетно утверждает, что на свете нет ничего, кроме черного пиара, а что прочее - то от лукавого. То есть просто откат.

Нормальная девушка, говорю. С другом не повезло. Бывает.

Другая девушка оказалась просто дура. Она написала, что она живет по эту сторону МКАД и очень не уважает коломенских студентов, потому что они - говно и живут по ту сторону. Поэтому делать с ними можно что угодно, они сами виноваты, что позволяют с собой так поступать. И еще она оказалась модератором того поганого сообщества и стерла из дупла все мои записки. А вскоре и Ясена Засурского еще уволили. Нет в жизни счастья.

Третья девушка, которой я и вовсе не писал в дупло, была по имени Антон. Тоже журналистка. Она оказалась главным специалистом по пиару нефти и газа. В своем блоге этот девушка цитировала свои же аналитические статьи. Запомнилось такое: "В то время как мировые трейдерские рынки пафосно реагируют на вызовы и риски падением голубых фишек, враги России..."

И дальше в том же духе. Этот странный девушка написала в том смысле, что моя атака на Россию скоординирована кем-то из-за рубежа.

Как будто, блин, я сам не за рубежом и координировать не могу! Обидно. Написал ей, чтобы сформулировала точнее обвинения. Мол, встретимся в суде, как говорил один сын покойного сотрудника администрации президента.

Не откликнулась, то ли проигнорировала, то ли пошла голубые свои фишки считать. Нам, животным, недоступно.

8.

Собственно, третья девушка Антон, пожалуй, и сподвигла меня на написание этого письма. Точнее - легкость, с которой она перешел к обсуждению скоординированности кампании против коломенских организаторов досуга студентов. Еще точнее - формулы, в которую это обсуждение отливается. Мы ведь помним эти формулы. Недавно ты говорил, что нынешние риторика и стилистика - это всего лишь имитация тех давних форм, что-то вроде профилактической прививки коровьей оспы. Пожалуй, так, покуда они транслируются из электроприборов. Но в головах девушек эта инфекция сложным образом накладывается на микрофлору, созданнную новыми обстоятельствами жизни, - фактор, который ты, дорогой доктор Хауз, упустил. В этой ситуации, когда все антитела поголовно работают на тех или иных бактерий, красные кровяные шарики качают кислород на экспорт, а уровень лейкоцитов определяется единолично левой ногой, исход прививки для конкретного организма может быть и летальным. Короче, мы ее теряем, как сказал Раскольников, вытирая топор.

Дупло, кстати, дуплом, а студентов из Коломны все же жалко. Лучше бы им просто учиться, без митингов. Хотя там шарики дают и флажки.

9.

Впрочем, ноябрь закончился. На повестке дня декабрь. Белое устилает землю, лезет в уши и глаза, забивает ноздри.

У тебя есть план, как дожить до весны? У меня нет.

У Марата Галямова, говорят, есть, но он съехал, а я его телефон потерял.