Системный заказ

Александр Зимний
20 декабря 2007, 15:48

Сегодня в Омске завершил работу координационный совет Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС), в ходе которого представители регионов приняли инновационную программу «Сибирское машиностроение» («СибВПКмаш»).

Этот документ был разработан по решению МАСС, а его инициатором стало министерство промышленности Омской области, в которой на сектор ОПК приходится весомая доля промпроизводства. Непосредственным разработчиком программы стал научно-технический центр «Омсксибавтоматика», который был наделен функциями исполнительной дирекции. Этот НТЦ координировал областные программы «СибВПКнефтегаз» и «СибВПКнефтегаз-ТЭК», поэтому имел опыт в подобной работе.

В общих чертах суть программы состоит в том, чтобы уйти от излишней конкуренции между предприятиями ОПК, разбросанными по регионам Сибири. Например, Омская область будет сосредоточена на производстве оборудования для ТЭК, Алтайский край – для агропрома, а Красноярский – на обслуживании металлургических предприятий. Новосибирск же по традиции будет обеспечивать всех кроме прочего инновационными разработками. Но все вместе, объединив усилия в разных отраслях, предприятия ОПК смогут создавать новую продукцию для крупнейших российских и зарубежных потребителей оборудования, потеснив американских, европейских и китайских поставщиков. «Миссия этой программы – импортозамещение, конкуренты дышат в спину, – сказал заместитель председателя исполкома МАСС Геннадий Гусельников. – ВТО – вопрос нескольких месяцев, что в принципе ставит под угрозу сибирский военно-промышленный комплекс. Чтобы быть конкурентоспособными, нужна кооперация». Для координации работы участников программы и распределения заказов системообразующих предприятий вчера было решено учредить некоммерческое партнерство «Сибирское машиностроение». Оно будет, по планам, контактировать с поставщиками, находить исполнителей и кооперировать их друг с другом.

Проблемы ВПК Сибири те же, что и в России: износ основных фондов – 70%. Чтобы при росте производства в 15-20% обновить их, потребуется, по расчетам Гусельникова, более 15 лет. «В рамках программы „Сибирское машиностроение” мы ставим задачу ускорить этот процесс и обновить фонды за счет лизинга и аутсорсинга по принципу: оставляю себе только то, что делаю лучше других, остальное размещаю специалистам», – говорит зампред исполкома МАСС. Целевые индикаторы, заложенные в новой программе: задействовать все предприятия ВПК Сибири, дать всем задания, увеличить в три-восемь раз объем выпуска наукоемкой продукции, добиться 33-процентного роста загрузки мощностей. Импортозамещение должно составить до 75%, а увеличение доли гражданской продукции в серийном производстве – до 40%.

Программа «СибВПКмаш», рассчитанная до 2012 года, должна будет объединить десятки сибирских оборонных предприятий, а ее объем финансирования на пятилетку может составить 48 млрд рублей. 20 млрд рублей планируется получить из бюджетных источников, еще 27 млрд рублей – от частных заказчиков. Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы составят 30%. На техперевооружение под реализацию заданий подпрограмм и капвложения уйдет 60% объема финансирования, на прочие расходы – 10%. Бюджетные источники финансирования программы «СибВПКмаш» многоканальны. Это программы Минпромэнерго по созданию высокотехнологичного оборудования и предоставления услуг для ТЭК (уже есть протокольное решение на этот счет военно-промышленной комиссии при правительстве России). Это и профильные целевые программы на конкурсной основе, промышленно-инновационные парки и зоны научно-промышленного инновационного развития в СФО, это средства отраслевых заказчиков (через планы НИОКР на конкурсной основе). Рассчитывают разработчики и на господдержку сибирских регионов, которые должны вложиться в закрепленные за ними подпрограммы.

Правда, пока даже сами оборонщики затрудняются сказать, как конкретно все будет работать. Многие высказывали опасения, что госфинансирование – это игрушка для чиновников. Собравшись вместе, промышленники жаловались, что ни купить материалы для производства, ни продать оборудование не удается без откатов чиновникам и переплаты посредникам. «Вот попробуйте сейчас на омском НПЗ купить бензин, – говорит президент Ассоциации промышленников и производителей Омской области Александр Грезин (гендиректор ОАО „Сибкриотехника”). – И вас отправят в Москву, где разговор пойдет уже не только о цене, но и о некоей надбавке, которая все мы знаем как называется. Или, к примеру, наша „Сибкриотехника” не может элементарно купить металл на челябинском заводе – нас отправляют к какому-то посреднику, у которого уже совсем другие цели, которому никакая кооперация ни с кем не нужна».

Поэтому многие промышленники «СибВПКмаша» рассматривают в качестве одного из способов поиск конкретных заказчиков. Но они уверены – практическое назначение программа получит лишь в том случае, если системообразующие предприятия выстроят новую, более прозрачную схему взаимодействия с поставщиками оборудования: будут продавать им материалы и энергию на простых рыночных условиях и покупать продукцию с учетом интересов своих предприятий, а не чиновников и ненужных посредников.

Один из перспективных потребителей продукции сибирского ОПК нашелся прямо на презентации программы. Протокол о сотрудничестве был подписан с ОАО «Газпром». Национальное достояние в данном случае выступало в качестве символа государства, за счет которого, как уже было сказано, должно финансироваться до половины всех затрат. Его также представили как образец прозрачности снабженческой структуры, без которой все усилия оборонщиков сойдут на нет. Снабжающее «Газпром» предприятие «Газкомплектимпэкс» с 2002 года поставляет монополии 80-85% всего оборудования. «К 2020 году в два раза планируется увеличить добычу газа, – обрисовал участникам заседания перспективу начальник управления сопровождения проектных работ ООО „Газкомплектимпэкс” Сергей Русачков. – Это связано и с ростом импорта, и с ростом внутреннего потребления за счет программы газификации. А экспорт имеет еще и политическое, и стратегическое значение. Сейчас кроме проектов по модернизации „Газпром” ведет проект по освоению месторождений Ямала, строительство „Северного потока” и „Южного потока” (через Болгарию – в Италию), осваивает месторождения северных морей, Сахалина. Все это требует новых комплектующих, оборудования».

Оказалось, правда, что попасть в список поставщиков оборудования для «Газпрома» не так-то просто. Руководители оборонных предприятий жаловались на жесткие требования заказчика, которые заключаются в обязательной сертификации самого предприятия (газовая монополия допускает к участию в конкурсах только те предприятия, которые сертифицированы его собственным управлением контроля качества. Причем не только сама продукция предприятий проходит испытания, но сертифицируется и менеджмент компаний в части контроля за качеством своего оборудования. А все это стоит немалых денег. Например, за сертификацию предприятия с численностью сотрудников около 250 человек придется выложить 1,5 млн рублей. Но это совсем не гарантирует победу в конкурсе). Некоторые промышленники с удивлением для себя поняли, что прежде чем что-то «Газпрому» продать, ему надо за это заплатить. «Мы всегда ищем новые подходы, – пояснил Сергей Русачков. – Мы вчера руководителям предприятий рассказали о специфике наших требований. Сейчас у нас 90% закупок идет через конкурсы, хотя еще в 2004 году было проведено всего четыре конкурса. У нас есть регламент „Газпрома” на испытания оборудования и допуск его к производству. Это настоящий орган сертификации, и кто хочет с нами работать, взаимодействует с ним. Это повысит качество работы самих предприятий. Это целое управление, которое доводит требования до производителей».

Впрочем, некоторые промышленники напомнили коллегам, что на газовой монополии свет клином не сошелся. Так, президент Союза производителей нефтегазового оборудования России Александр Романихин предложил вообще отказаться от 40-процентного объема госфинансирования. «В программе заложено финансирование предприятий, например, производящих оборудование для ТЭК в размере 300 млн долларов, – сказал Романихин. – Вот пример: „Транснефть” недавно купила за рубежом насосы на 1 млрд долларов. Вот где деньги надо брать. Деньги – они не у государства, а у компаний. То, что идет за рубеж, можно и направить на „СибВПКмаш”. „Газпром” – не единственный заказчик, надо работать с другими». Он напомнил, что сегодня у российских системообразующих предприятий поставщиками выступают Китай, Россия, Европа и США. У российских предприятий, по его мнению, есть большое преимущество в логистике. До сих пор тяжелое оборудование возят, скажем, на Дальний Восток из Европы. Он считает, что крупные компании будут заинтересованы вложиться в разработки отечественных предприятий ВПК с расчетом сэкономить на доставке в будущем. При этом он привел пример Китая, где государство стимулирует не самих производителей оборудования, а их потребителей – нефтяников, газовиков, энергетиков и прочих. В результате они начали стимулировать своих поставщиков вкладываться в их разработки – и в итоге Китай занимает сейчас одно из ведущих мест в мире по импорту оборудования. Романихин уверен, что «Роснефть», «ЛУКойл» и ТНК-BP способны сейчас поднять отечественный ВПК, если тот начнет выпускать новое оборудование. К примеру, недавно ТНК-ВР и Тюменский металлургический комбинат подписали трехлетнее соглашение на поставку труб объемом финансирования 300 млн долларов. Он считает, что при сотрудничестве с нефтяниками можно увеличить и импорт – за счет поставки оборудования в страны их присутствия. «У нас импорт „грохнулся” из-за того, что перестали бурить, ушли из стран третьего мира, – говорит Романихин. – Сейчас туда вновь возвращаются и „ЛУКойл”, и „Газпром”, и надо, чтобы они шли туда с нашим оборудованием».

Но коллеги не поддержали Романихина. «Нельзя рассматривать участие государства как способ умыкнуть финансы, – заявил Александр Грезин. – Здесь речь идет о перераспределении финансирования. Романихин предлагает подтянуть средства заказчиков, которые будут следить за своими вложениями, а участие государства может разбаловать некоторых промышленников. Если государство будет участвовать в финансировании наряду с заказчиками, тогда оно получит отдачу за свои вложения».

Помощник полномочного представителя президента РФ в СФО Вадим Гончаров согласился с промышленниками, которые не собираются рассчитывать лишь на государство. По его мнению, даже гособоронзаказ не спасет предприятия. Хотя в последний год объем финансирования по этому направлению, например только для НАПО им. Чкалова в Новосибирске, превысил аналогичные объемы за последние 15 лет, ситуацию это вряд ли спасет, потому что новые разработки при этом не стимулируются. А кооперация с ориентиром на системообразующие предприятия поможет сибирскому ВПК диверсифицировать производство и быть конкурентоспособными в будущем. Программу «СибВПКмаша» приняли вчера с незначительными поправками. Конечно, схему финансирования – 40% от государства – менять никто не стал. При этом был подписан и протокол о намерениях со снабженцами «Газпрома», который, по общему мнению сибирских промышленников, действительно стал менее коррумпирован в последние годы.