На всякий случай

Евгения Новикова
26 февраля 2008, 18:54

Норвежцы создали Всемирный генный банк семян растений на случай глобальных катаклизмов или атомной войны. Он расположен на архипелаге Шпицберген на высоте 130 метров над уровнем моря в условиях вечной мерзлоты. Уникальному хранилищу не грозит затопление или подтопление даже в том случае, если арктические льды начнут интенсивно таять. Открытие объекта состоялось вчера. Теперь все страны мира, имеющие национальные коллекции семян, привозят туда наиболее ценные образцы.

Образцы семян поместят в одну из трех больших комнат 27 на 10 метров каждая. С поверхности земли к хранилищу ведет длинный коридор, защищенный от возможных землетрясений специальным рукавом. Между коридором и самим хранилищем -- тамбур с системой дверей, обеспечивающий герметичность. Кроме того, все защищено от террористов. А если температура на Северном полюсе резко поднимется, то особенности бункера еще несколько десятков лет позволят сохранять внутри низкую температуру. Постоянного присутствующего штата сотрудников не будет – полнейшая автоматика.

Идея формирования Арктического генобанка возникла в начале 80-х годов, был даже создан международный проект, но дело затормозилось: не было правовых основ для реализации идеи, было непонятно, какие страны и каким образом получат доступ к мировому фонду семян, кто будет управлять новой международной организацией. Все прояснилось со вступлением в силу 29 июня 2004 года Международного договора о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства. Теперь есть законодательная основа.

Строительство велось Норвегией полтора года. Весь проект -- Noah's Ark ("Ноев Ковчег") -- обошелся королевству в 9,6 млн долларов. Итоговая сумма расходов более чем в три раза превысила первоначально запланированную. Все оплатила норвежская сторона.

Арктический генобанк принадлежит Норвегии, но руководить им станет Совет: представитель короля Норвегии, губернатор Свальбаарда, директор Нордического генобанка в Швеции, представитель продовольственной организации ООН, гендиректор Международного института по генетическим ресурсам растений, председатель руководящего комитета Международного договора о генетических ресурсах растений для продовольствия и сельского хозяйства, исполнительный директор Доверительного фонда. Содержание генобанка обойдется в 200 тыс. долларов в год. После первых трех лет эксплуатации планируется снижение затрат до 100 тыс. долларов.

Россия в лице Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства им. Н. И. Вавилова отвезла образцы 900 растений, причем абсолютно уникальных – таковы условия участия в проекте. Об этом «Эксперту Online» рассказала замдиректора института по научной работе Елена Гаевская. По ее словам, образцы отбирались по принципу ценности – взяты 900 наиболее важных для человечества: главным образом зерновые (ячмень, овес), а также зернобобовые и  технические культуры. «Это староместные сорта, сорта отечественной селекции, которые уже вышли из производства, но представляют огромную ценность, потому что имеют очень разнообразный генетический материал. Современные сорта имеют обедненную генетическую основу: для их селекции использовали малое разнообразие исходного материала. Это плохо. Ведь если генетическая основа однородная, то при возникновении  патогена поражается весь вид или сорт. И возникает эпифитотия, в результате которой вид или сорт уничтожается полностью», -- пояснила она. В Норвегию отвезены дубликаты старых образцов, имеющие множество полезных свойств, рассказала Гаевская. По ее словам, эти виды и сорта «времен Вавилова, времен первых сборов». Причем храниться они будут совершенно бесплатно.

Привезенные образцы, собранные и упакованные особым образом -- по 500 штук семян 90-процентной всхожести в пакетиках из фольги, разложенные по коробкам, со  специальными сопроводительными документами, будут храниться  в норвежском бункере на Шпицбергене при температуре минус 18 градусов. Ну а если охлаждающая аппаратура даст сбой, то теплее минус 3,5 градуса здесь все равно не будет – Заполярье! «Это идеальные условия для сохранения семян, потому что в обычных условиях они быстро теряют всхожесть, их нужно все время пересевать. При минус 18 всхожесть сохраняется лет на 50», -- уверена Елена Гаевская.

Наряду с Россией свои сокровища (их дубли, конечно же) в Международный банк заложат Нордический генобанк, расположенный в Швеции (в нем сейчас хранятся национальные генофонды Дании, Швеции, Финляндии, Норвегии и Исландии -- около 30 тысяч образцов), Европейский генобанк,  банки США, Индии, Китая и Эфиопии. «Африка, как утверждают ученые, наиболее подвержена рискам в связи с изменением климата. Поэтому для Африки чрезвычайно важно сохранить семена и иметь их запас на случай необходимости», -- отметила Уангари Маатхаи, лауреат Нобелевской премии мира, вице-председатель Фонда Global Crop Diversity, управляющего проектом бункера на Шпицбергене.

На сегодняшний день в мире зарегистрированы более 1600 генобанков. Там находятся около 7 млн образцов, но они зачастую дублированы. Арктический рассчитан на 3 млн уникальных образцов, которыми сможет пользоваться любая страна мира. Уже сейчас, по некоторым данным, в него помещены семена около 250 тысяч видов растений со всего земного шара.

«Основная цель создания Арктического генобанка – обезопасить человечество от возможных глобальных катастроф. Если вдруг произойдет катаклизм, велика вероятность, что на Шпицбергене семена сохранятся», -- отмечает Гаевская. Кроме того, и безо всяких катастроф виды растений и животных гибнут из-за нещадного использования человечеством генетических и земельных ресурсов. «Все изменения ведут к уничтожению генофонда», -- подтверждает эксперт.

Если вид исчез, то его не восстановишь. В природе уже нет этих образцов, но они есть в генобанке. Виды и сорта с хозяйственно полезными признаками вовлекаются в селекцию, генетики в результате получают новые сорта с теми полезными признаками, которые имелись у давно исчезнувших сортов. «Неизвестно, как у нас будет изменяться климат, неизвестно, какие новые возбудители могут возникнуть. В таком большом разнообразии, которое мы сохраняем, всегда можно найти образцы, устойчивые к какому-либо неблагоприятному фактору», -- поясняет Елена Гаевская.