Микрофонная война

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
11 марта 2008, 15:44

Конфликт между Эквадором и Венесуэлой с одной стороны и Колумбией -- с другой благополучно завершился.

Президенты, чьи страны за несколько дней до этого балансировали на грани войны, обнялись на саммите в Доминиканской Республике под аплодисменты собравшихся лидеров стран Латинской Америки. Каждый из них сумел извлечь из конфликта пользу для себя.

Эквадорский вояж

Спецслужбы Колумбии уже давно ведут охоту на членов так называемого «Секретариата» -- органа управления боевиков из Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC), воюющих против колумбийских властей. В феврале колумбийская разведка с помощью своих американских коллег получила данные о том, что Луис Эдгар Девиа находится в лагере повстанцев на территории Эквадора, в двух километрах от колумбийской границы. Этот человек, более известный под именем Рауль Рейес, являлся вторым лицом (после Мануэля Маруланды) в иерархии FARC и совмещал в «Секретариате» функции «министра иностранных дел» и «пресс-секретаря». Учитывая важность ликвидации этой персоны, президент Колумбии лично дал добро на проведение военной операции на территории сопредельного государства.

Операция состояла из двух этапов. Сначала авиация нанесла бомбовый удар по лагерю повстанцев, в результате которого погибли почти две дюжины боевиков. А затем на территорию лагеря высадились колумбийские спецназовцы. Там их ждал двойной приз. Они не только нашли и забрали с собой труп Рауля Рейеса, но и его архив на трех ноутбуках и двух жестких дисках. Данные из этого архива подтверждали связи повстанцев с президентом Эквадора Рафаэлем Корреа (согласно одному электронному письму из ноутбука, в феврале Рейес встречался с министром внутренних дел Эквадора Густаво Ларреа). Однако львиная доля информации в ноутбуках и на дисках касалась отношений между FARC и венесуэльским президентом. В руки колумбийцев попали письма к Чавесу от лидера FARC Мануэля Маруланды, а также других лидеров FARC. Кроме того, на компьютерах были данные о том, что боевики планировали получить 300 млн долларов от Чавеса (повстанцы обсуждали, каким образом организовать операцию по их физическому получению). Но самая фантастическая информация касалась планов боевиков создать «грязную бомбу», приобретя с помощью венесуэльского правительства несколько десятков килограмм урана.

Реакция эквадорских властей последовала незамедлительно. Рафаэль Корреа разорвал дипломатические отношения с Колумбией и выслал к пограничным войскам подкрепление из 3200 солдат. Сам Корреа отправился в турне по южноамериканским странам. С его подачи было созвано экстренное заседание Организации Американских государств.

Венесуэльский интерес

Обострение отношений между Эквадором и Колумбией оказалось на руку и президенту Венесуэлы, который в последнее время стремительно теряет поддержку внутри своей страны. Уго Чавесу необходимо было показать венесуэльцам, что их страна окружена «империалистическими врагами». Кроме того, ему очень хотелось продемонстрировать всему миру единство «боливарианских стран» (к каковым на сегодняшний день относятся Венесуэла, Боливия, Никарагуа, а также, с некоторыми оговорками, Эквадор и Аргентина).

Поэтому он немедленно вмешался в конфликт на стороне Рафаэля Корреа, причем сделал это в привычной для себя театральной манере. «Министр Обороны! -- прокричал он в эфире своей еженедельной передачи "Алло, президент", -- вышлите к границе (с Колумбией – "Эксперт Online") 10 батальонов с танками (в целом около 6 тыс. военнослужащих – "Эксперт Online")».

Чавес объявил в стране частичную мобилизацию и добавил, что любая операция колумбийских властей против лагерей FARC на территории Венесуэлы (где, по некоторым данным, скрывается сам Мануэль Маруланда) будет рассматриваться им как объявление войны. Как всегда, за действиями Колумбии Чавес рассмотрел империалистические планы Соединенных Штатов. «Мы не хотим войны, но не намерены позволить Вашингтону, этому хозяину Колумбии, разделить нас. Это может стать началом войны в Южной Америке», -- заявил венесуэльский лидер. А воевать Чавесу есть чем: благодаря массовым закупкам российского вооружения венесуэльская армия является одной из сильнейших в регионе.

Колумбии не страшно

Но президент Колумбии Альваро Урибе разгадал мотивы поведения своего венесуэльского коллеги. В Боготе отвергают даже теоретическую возможность того, что Чавес начнет войну. Ведь Урибе является самым верным (и, по сути, единственным) идеологическим союзником США в регионе, и Вашингтон в беде его не оставит. К тому же, в отличие от венесуэльской и эквадорской армий, колумбийские вооруженные силы более опытны, поскольку ежедневно участвуют в боевых действиях против боевиков. Это было известно не только Чавесу, но и простым венесуэльцам. Во время активной фазы кризиса 89% из них высказались против  войны с Колумбией.

Подобным же блефом считали колумбийцы и экономические угрозы со стороны Каракаса. Закрытие венесуэльцами трех контрольно-пропускных пунктов на границе с Колумбией и угрозы Чавеса ввести эмбарго не вызвали опасений в Боготе. Ведь реальность такова, что Венесуэла, и так испытывающая недостаток продовольствия, импортирует большинство продуктов питания из Колумбии. Поэтому долгосрочное закрытие границы с западным соседом вполне могло бы вызвать бунт среди голодных жителей самой богатой нефтью республики Южной Америки.

Поэтому Альваро Урибе заявил, что Колумбия не намерена бряцать оружием и отвечать на провокации со стороны соседей. Вместо этого он решил действовать на дипломатическом и правовом поле, пригрозив подать на Чавеса в суд за «финансирование геноцида» на территории Колумбии. Но первая (и единственная) схватка трех лидеров на этом поле окончилась ничьей. Организация Американских государств признала действия колумбийских военных незаконными, однако с учетом обстоятельств этих действий не вынесла резолюции с осуждением. Организация постановила создать специальную комиссию для расследования инцидента.

При этом перспективы войны на дипломатическом фронте складывались явно не в пользу Колумбии. Симпатии абсолютного большинства латиноамериканских лидеров были, безусловно, на стороне Эквадора. С Кубы подал голос и «обычный солдат в битве идей» Фидель Кастро, раскритиковавший действия Боготы.

Разрядка

Но на этом Уго Чавес предпочел остановиться. Как трезвый и опытный политик, он понял, что извлек все возможные плюсы из этой «микрофонной войны», как назвал ее бывший министр обороны Венесуэлы Рауль Салазар. К тому же в трехсторонний междусобойчик стали вмешиваться ненужные государства. Конечно, заявление никарагуанского президента Даниэля Ортеги о разрыве отношений с Колумбией из солидарности с Венесуэлой и Эквадором польстило самолюбию Уго Чавеса. Однако у Колумбии и Никарагуа есть спорные территории (к тому же с колумбийской военной базой на них), и дальнейшая эскалация напряженности могла добавить новые измерения в конфликт.

Поэтому 7 марта на саммите Латиноамериканских стран в Доминиканской Республике лидеры Эквадора, Колумбии и Венесуэлы пожали друг другу руки. Альваро Урибе пообещал больше не нарушать территориальную целостность сопредельных государств, а Уго Чавес отозвал войска от границы. Венесуэльский и никарагуанский МИДы уже заявили о возобновлении дипломатических отношений с Боготой. Эквадор также намерен последовать их примеру, но чуть позже.

В этом кризисе нет проигравших. Рафаэль Корреа, отреагировав очень жестко, смог продемонстрировать всему миру свою дееспособность в качестве президента страны. В первую очередь эквадорским олигархам, с которыми Корреа ведет борьбу не на жизнь, а насмерть.

Уго Чавес доказал «боливарианским странам» и «колеблющимся» государствам, что Венесуэла готова взять на себя обязательства по их защите в обмен на политическую лояльность. Кроме того (что с Чавесом случается исключительно редко), он выступил в качестве поборника норм международного права и принципа государственного суверенитета. Учитывая, что вторгшаяся на территорию Эквадора Колумбия тесно связана с Соединенными Штатами, Корреа и Чавес стали героями в Латинской Америке.

Но больше всего плюсов из этой ситуации извлекли для себя колумбийские власти. Все негативные дипломатические последствия для Колумбии перевешивает ценность информации, найденной в ноутбуках Рейеса. Ведь, без сомнения, они рассказали далеко не обо всем его содержимом. Теперь в руках Альваро Урибе есть эффективный рычаг давления на двух своих чересчур вспыльчивых соседей.

Более того, убийство Рауля Рейеса позволит Альваро Урибе вновь взять под контроль переговоры об освобождении высокопоставленных заложников, находящихся в плену у FARC. Дело в том, что именно Рауль Рейес вел эти переговоры с Уго Чавесом через голову колумбийского президента. В итоге Альваро Урибе не только лишался эффективного инструмента давления на боевиков, но и выглядел посмешищем в глазах латиноамериканцев. 

Колумбия может также беспрепятственно продолжать охоту за членами «Секретариата». 7 марта был ликвидирован очередной член этого органа, Мануэль Муньос Ортис (более известен под прозвищем Иван Риос). А Мануэль Маруланда после «эквадорского прецедента» даже на венесуэльской территории уже не сможет чувствовать себя в безопасности.