Олимпийское беспокойство

Марк Завадский
17 марта 2008, 16:41

Беспорядки в Тибете не приведут к бойкоту Олимпиады со стороны Запада, вряд ли серьезно улучшат положение тибетцев, но испортят имидж Китаю в преддверии Игр.

Народные волнения в Тибете стали полной неожиданностью как для иностранных наблюдателей, так и для китайских чиновников. Со стороны Тибет  последние годы выглядел стабильным регионом, особенно на фоне возросшей активности уйгурских сепаратистов в Синьцзяне и общего ухудшения социальной обстановки в Китае. В прошлом году заработала железнодорожная линия, соединившая Лхасу с другими районами КНР, что привело к резкому росту числа туристов в регион, до сих пор один из самых бедных в Китае. Казалось, что тибетцы ускоренными темпами вливаются в «дружную семью китайских народов», но внезапно пропагандистская сказка дала сбой. «Неблагодарные» тибетцы при первой же возможности выплеснули накопившееся недовольство на своих китайских «благодетелей». Итогом всей этой истории, скорее всего, станет еще большее ужесточение порядков в Тибете и ухудшение экономической ситуации в крае, что неминуемо приведет к углублению существующих противоречий и новым акциям протеста в ближайшие годы.  

Осада монастырей

На прошлой неделе в нескольких крупных монастырях Тибета прошли акции протеста, связанные с 49-й годовщиной «оккупации Тибета» (по версии тибетцев в изгнании) или подавления восстания в Лхасе (официальная точка зрения КНР). По некоторым данным, монахи также требовали отменить введенные недавно курсы политпросвещения, в ходе которых им читали историю КПК и заставляли осуждать духовного лидера тибетцев далай-ламу. Первые акции протеста прошли без стычек с полицией, но в четверг группа монахов развернула тибетский флаг прямо в центре Лхасы, после чего была арестована. В ответ на это на следующий день на улицы тибетской столицы вышло около 1000 человек, которые потребовали освободить задержанных. На пути демонстрантов встала полиция, после чего ситуация вышла из-под контроля – тибетцы начали громить магазины китайских торговцев, переворачивать машины и сжигать китайские флаги. О количестве жертв поступает противоречивая информация – агентство "Синьхуа" сообщает о 16 погибших, правозащитники и тибетцы в изгнании говорят о десятках жертв. В эти выходные схожие выступления начались в зонах компактного поселения тибетцев в трех других китайских провинциях – Ганьсу, Цинхай и Сычуань. В общей сложности в акциях протеста приняли участие около 10 тысяч человек. Везде демонстранты были остановлены полицией, которая применяла слезоточивый газ и, как утверждают некоторые очевидцы, огнестрельное оружие. Китайские власти факт применения оружия отрицают. Сообщается, что в некоторых случаях тибетцы бросали в полицейские кордоны самодельные бомбы. Любопытно, что в интервью AWSJ некоторые монахи признавались, что примером для них послужила прошлогодняя неудачная попытка «буддийской революции» в Бирме.

Независимой информации из Тибета почти не поступает – район сейчас полностью закрыт для иностранцев, разрешения на посещение не выдаются уже с начала прошлой недели. Китайские власти приказали всем участникам акций протеста сдаться к полуночи понедельника, обещав проявить снисхождение. Не явившихся с повинной будут преследовать по всей строгости закона. Сейчас в Лхасе относительно спокойно, начали работать магазины и школы, но к городу подтянуты подразделения регулярной армии, которые блокируют монахов внутри монастырей.

Тихая китаизация

Тибетцы в изгнании вот уже много лет отмечают годовщину событий 1959 года митингами и демонстрациями около китайских дипмиссий за рубежом, однако столь крупные акции протеста в самом Тибете происходят впервые с 1989 года. Китайские власти утверждают, что за акциями протеста стоит далай-лама, который отрицает эти обвинения. В любом случае внимание к тибетскому вопросу было привлечено в самый удачный момент – перед Олимпиадой, когда китайские власти наиболее чувствительны к реакции Запада. Однако даже если первые, мирные выступления монахов и происходили с ведома правительства Тибета в изгнании, последующие беспорядки, очевидно, носили стихийный характер. Это свидетельствует о глубокой неприязни, которую испытывают многие коренные жители Тибета к китайцам, приехавшим сюда в рамках программ освоения западных регионов КНР. Китаизация национальных окраин считается одним из главных инструментов китайских властей в борьбе с сепаратизмом в Тибете и Синьцзяне – за последние 20 лет доля китайцев здесь увеличилась на десятки процентов. При этом именно китайцы выигрывают от улучшения экономической ситуации – они держат в своих руках торговые связи с «большой землей», без хорошего знания китайского невозможно получить нормальную работу, что закрывает путь наверх для значительного числа тибетцев. Складывается парадоксальная ситуация – общий уровень жизни в регионе растет, а реальные доходы коренного населения уменьшаются из-за роста цен на продукты питания. Цена капусты в Тибете за последний год выросла в четыре раза, говядины – в полтора раза.

Реинкарнация под контролем

Обострение ситуации в Тибете происходит в контексте полного паралича переговорного процесса между представителями далай-ламы и китайских властей. С 2000 года прошло уже несколько раундов встреч, которые закончились ничем, несмотря на смягчение позиции со стороны тибетского лидера, – о независимости Тибета речь больше не идет, в лучшем случае лишь о широкой автономии в составе Китая (наподобие Гонконга и Макао).

Сегодня очевидно, что китайские власти не настроены на поиск компромисса – нынешнему далай-ламе уже 72 года, и в Пекине решили дождаться естественного ухода главного, по их мнению, возмутителя спокойствия. Осенью прошлого года в Китае вступили в силу официальные «Правила реинкарнации в тибетском буддизме», согласно которым все перерождения должны утверждаться местными органами власти. Очевидно, что в Пекине намереваются самостоятельно найти следующего далай-ламу и воспитать его в патриотическом ключе, как это уже произошло с панчен-ламой – вторым лицом в тибетской духовной иерархии. Признание будущего далай-ламы со стороны самих тибетцев китайские власти пока не волнует – в Пекине надеются внести раскол в ряды верующих, разделив ламаизм на две части (как это сегодня происходит с католичеством в Китае).

В таком контексте Олимпиада становится едва ли не последним шансом как-то развернуть этот тренд с помощью западного давления (известно, что далай-лама неоднократно просил западных лидеров донести его концепцию широкой автономии до высшего китайского руководства).

Ху и Олимпиада

Возможности для этого весьма ограничены. Бойкот Олимпиады со стороны крупных западных стран из-за Тибета практически невозможен даже в случае самых жестких действий китайских властей (показательно, что даже далай-лама публично выступил против бойкота Игр). Внутри Китая любые меры по наведению порядка встретят горячую поддержку общественности – китайские интернет-форумы полны националистическими и антитибетскими сообщениями. Для нынешнего председателя КНР «зачистка» Тибета становится вопросом первостепенной важности – именно после подавления беспорядков в Тибете в 1989 году тогдашний секретарь парткома Ху Цзиньтао был выбран в качестве основного кандидата на пост будущего лидера КНР. Новые проблемы в Тибете ударяют по его положению внутри партии – сегодня во главе всех проблемных регионов стоят его протеже, неудача которых может отразиться на бюрократическом весе всей «фракции Ху». В этой ситуации Ху Цзиньтао просто не может позволить себе проявить слабость и пойти на уступки. Порядок будет восстановлен, но регион останется закрытым для иностранных и, возможно, китайских туристов на неопределенное время, что негативно скажется на экономической ситуации в крае. Винить в этом тибетцы будут китайские власти, а крайними вновь окажутся переселенцы -- по данным гонконгских СМИ, местные китайцы уже запасаются средствами самообороны, опасаясь повторения беспорядков.