Успеть до полуночи

Вадим Пономарев
31 марта 2008, 17:07

Татарстанские власти интенсифицируют процесс переговоров с ведущими мировыми нефтяными компаниями по поводу освоения месторождения вязких нефтей (битумов) на территории республики. Времени на раздумья остается немного -- через три-четыре года добыча нефти в Татарстане начнет стремительно падать.

В минувшую пятницу премьер-министр Татарстана Рустам Минниханов сообщил о том, что республика рассматривает возможность привлечения к разработке битумных месторождений, расположенных на ее территории, американскую корпорацию Chevron. О том, что Chevron Neftegaz Inc. (CN) готова участвовать в этой работе, президент компании Йен Макдональд заявлял еще осенью прошлого года. Однако в тот момент республиканские власти заявили, что никаких переговоров на этот счет с CN не ведется. Сейчас же, по словам Минниханова, презентация технологий  Chevron прошла на самом высоком уровне — в ходе встречи представителей этой корпорации с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым.

Пикантность происходящему придает тот факт, что у главного нефтедобытчика республики — ОАО «Татнефть» (ТН) -- уже есть соглашение о намерениях совместно осваивать битумные месторождения с конкурентом CN -- нидерландской нефтяной компанией Shell Exploration Company (RF) BV. Оно было заключено 27 сентября прошлого года, и, очевидно, угождая хозяевам, председатель концерна Shell в России Крис Финлейсон подчеркнул при его подписании, что с помощью нидерландских нефтяников «Татнефть» займет лидирующие позиции в области разработки сверхвязких нефтей в России.

Сейчас "Татнефть" и Shell находятся в процессе создания совместного предприятия по добыче и переработке республиканских битумов. Появление на этой сцене Chevron вовсе не означает, что «Татнефть» разругалась с Shell. Скорее, это попытка республиканских властей выжать максимально возможный результат из «стратегического резерва», которым оказались залежи битума в Татарстане. Добыча нефти здесь ведется с середины прошлого века, поэтому большинство крупных месторождений находятся на последней стадии выработки. При этом компенсировать их нечем. В прошлом году в Татарстане добыли почти 32 млн тонн нефти, однако, даже про прогнозам официальных властей, этот уровень удастся удержать в течение не более трех-четырех лет. Далее он начнет неудержимо падать, и даже активная экспансия республиканских малых нефтяных компаний, большинство из которых аффилированы с "Татнефтью", за пределы республики — в Самарскую, Саратовскую, Ульяновскую и Оренбургскую области, Республики Удмуртию и Башкирию, а также в Пермский край, -- не сможет остановить этот процесс.

Разработка же битумных месторождений позволит Татарстану не только удержать уровень среднегодовой добычи нефти на уровне 30 млн тонн, но и создаст основу для сырьевой безопасности республиканских нефтехимических проектов, которые сейчас активно развиваются в регионе. Только на территории Татарстана запасы битума оцениваются в 1,4--7 млрд тонн. Геологи советских времен называли еще большую цифру — до 21 млрд тонн. Кроме того, запасы сверхвязкой нефти есть практически на всех территориях, окружающих Татарстан, в том числе в Башкортостане и Самарской области.

У самой "Татнефти" опыта рентабельной разработки битумов нет — да и нужды в нем до определенного момента просто не было. В качестве эксперимента «Татнефть» на Ашальчинском месторождении пробурила две пары скважин и применила там при разработке битумов канадскую технологию паронагнетания. Результат – 15 тонн чистой нефти в сутки с одной пары скважин, однако рентабельность этого процесса татарстанских нефтяников, очевидно, не устраивает, как и высокие риски при проведении геолого-разведочных работ.

Начало официальных переговоров с Chevron, особенно на уровне первых лиц республики, можно расценивать как способ давления на Shell в вопросах создания совместного предприятия и способах раздела прибыли от общей деятельности. Есть и другая версия -- новому игроку могут предложить такого местного партнера, который не был бы связан с «Татнефтью», но был бы подконтролен кому-то из представителей республиканских властей. Таким партнером, например, вполне могла бы выступить татарстанская группа ТАИФ, которая ассоциируется с именем младшего сына президента республики --  Радика Шаймиева. ТАИФ аккумулирует большую часть нефтехимических активов республики, но сейчас эта группа компаний сдает свои позиции под напором «Газпрома» и вполне может претендовать на роль разработчика битумного наследия республики.

Очевидно одно — у татарстанских властей остается все меньше времени для того, чтобы воспользоваться благоприятной возможностью начать промышленную разработку залежей битумов в республике. Причем не только по экономическим, но и по политическим соображениям — тот, кто будет контролировать добычу сверхвязких нефтей (битумов), в ближайшие тридцать лет будет и одной из наиболее влиятельных политических фигур Республики Татарстан.