Партийные регионы

Параллельно с выборами президента России в 11 регионах страны прошли выборы региональных парламентов. Почти везде местные чиновники создавали как можно больше проблем всем партиям, кроме «Единой России». Но их усилия не везде дали нужные результаты.

Единственным двухпалатным парламентом по итогам выборов 2 марта станет законодательное собрание Ростовской области. В новом составе будут работать 45 депутатов-единороссов и всего пятеро коммунистов. Впрочем, в предыдущем составе областного ЗАКСа единороссы царили почти безраздельно: КПРФ была представлена всего одним депутатом. Теперь, согласно измененному региональному законодательству, в парламенте должно быть не менее двух фракций, причем для создания фракции достаточно двух депутатов. 2 марта парламент Ростовской области впервые избирался по смешанной системе – партспискам и одномандатным округам. В итоге во всех 25 округах победили кандидаты от ЕР, еще 20 человек проходят в парламент по партсписку. «На некоторых участках ЕР набрала около 80% – причем это в Ростове-на-Дону, а не где-то в сельских районах, где процент голосов за ЕР всегда выше, чем в городах, промышленных центрах», – сообщил «Эксперту Online» руководитель исполкома ростовского городского отделения ЕР Сергей Чуев. Общий результат по области – 71,6% за партию власти.

Оппоненты партии власти приводят иные цифры. Так, ростовские эсэры, недобравшие до проходного барьера совсем немного (их результат составил 6,68%), утверждают, что выборы проходили с массой нарушений. «Только по одному району Ростова в 25 комиссиях зафиксированы грубейшие нарушения, в основном – вбросы бюллетеней. По ним составлены акты и жалобы. Несколько вбросов нам удалось предоставить – вместе с коммунистами, которые на этот раз, в отличие от декабрьской думской кампании, пошли на сотрудничество», – сказал председатель регионального отделения СР Евгений Черепахин. Результат коммунистов на выборах в областной ЗАКС составил 15,8% голосов. Аутсайдером оказалась ЛДПР, набравшая всего 5,36%. Главный козырь – депутат Госдумы Андрей Луговой (известный по истории с отравлением Александра Литвиненко) – не помог партии Жириновского на ростовских выборах. Скорее всего, региональное отделение партии в связи с неудачей ждут очередные кадровые перестановки – в последние годы региональное руководство ЛДПР менялось несколько раз.

Председатель областной избирательной комиссии Сергей Юсов сообщил, что в ходе голосования было подано 16 жалоб, многие из которых «уже при прочтении оказываются недоказуемыми». «Вот, например, пишут, что к урне подошло несколько человек, обступили ее так, чтобы ничего не было видно, и опустили туда большую пачку бюллетеней. А как может быть видно пачку бюллетеней, если, по словам авторов жалобы, ничего не было видно?» – привел пример недоказуемого глава облизбиркома. По мнению проигравших, выборы в Ростовской области продемонстрировали «политическую культуру неевропейского типа». «Последние избирательные кампании больше напоминают выборы в среднеазиатских республиках – Таджикистане, Узбекистане. В чем-то у нас даже круче, чем в Таджикистане. Но, впрочем, нам все еще есть к чему стремиться – есть же Чеченская Республика, есть Ингушетия с результатом около 100%. Так что не все технологии использованы, не все результаты достигнуты. Есть к чему стремиться», – прокомментировал итоги выборов депутат Госдумы РФ, ростовский эсэр Михаил Емельянов.

Как бы там ни было, но СР не повезло и во многих других регионах. Так, партия не прошла в парламенты Амурской и Свердловской областей, а также Калмыкии и Башкирии. В Ульяновской области эсэры смогли преодолеть проходной барьер, набрав всего 7,77%. Но вряд ли этот результат можно считать большим достижением на фоне умопомрачительной победы ЕР, список которой в регионе возглавлял губернатор Сергей Морозов, – 66,5% голосов избираталей. Кроме того, ЕР провела своих людей в 14 из 15 одномандатных округов, только в одном победил эсэр Алексей Куренный. Таким образом, региональный парламент более чем на две трети будет состоять из единороссов, хотя формально и станет четырехпартийным (в него также прошли КПРФ – 16% и ЛДПР – 7%). Пожалуй, счастье улыбнулось СР только на выборах Ил Тумэна Якутии. Несмотря на попытки республиканских властей снять партию с выборов, она смогла восстановиться по решению суда и получила на фоне такого преследования довольно приличный результат – около 15%. Тогда как единороссы вряд ли могут оценивать свое достижение как успешное – набрав всего 52% (что на 12% меньше декабрьских результатов), партия власти в госсовете самого крупного по площади региона России будет вынуждена идти на компромисс с другими силами (в том числе коммунистами), а не царствовать там безраздельно.

На фоне резкого падения результатов партии Сергея Миронова в регионах, что можно объяснить общепартийными проблемами (в частности, неопределенностью с ролью партии в кремлевском раскладе), значительно улучшили свои показатели коммунисты. Попытки использовать административный ресурс для «гашения» этой партии сыграли ей на руку. В результате КПРФ смогла набрать в Амурской области 17,54%, в Якутии – почти 16%, а в Калмыкии – 22,38%, что существенно превосходит проценты голосов, полученных партией на думских выборах в декабре. Этот результат, по всей видимости, закрепляет за коммунистами роль единственной реальной оппозиционной силы, поскольку такой рост голосов вряд ли можно объяснить увеличением электората КПРФ. Скорее, галочки на бюллетенях в их поле ставит часть протестного электората.

Тем не менее в целом выборы в региональные парламенты стали очередным бенефисов ЕР. Особенно впечатляюще выглядит результат партии власти в Башкортостане, где за нее отдали голоса даже больше избираталей, чем в декабре, -- почти 86%. Большой процент "партия Путина" набрала в Ингушетии (74,1%), Амурской области (62%), Свердловской области (58,4%), Калмыкии (55,1%) и других регионах. Там, где ЕР не смогла установить рекорды в итогах голосования по партийным спискам, она добрала по одномандатным округам. В итоге единороссы по-прежнему будут доминировать в регионах. Хоть кое-где им и придется считаться с другими точками зрения.