Радикалы или защитники?

Екатерина Шохина
28 апреля 2008, 18:06

Своими мыслями о том, какое наказание понесут бастующие машинисты, насколько эффективны подобные забастовки, нужно ли несколько профсоюзов на предприятиях и для чего они создаются, с «Экспертом Online» поделился главный редактор газеты «Солидарность» Александр Шершуков.

лександр, РЖД утверждает, что забастовки на железной дороге запрещены законом. Что вы думаете по этому поводу? Есть ли такие же законодательные ограничения в других странах? К каким последствиям для бастующих это может привести?

-- Действительно, такие ограничения на забастовки в российском законодательстве есть. Что касается мировой практики, то, например, относительно недавно в Германии была забастовка на немецких железных дорогах. Международные конвенции допускают отдельное регулирование проведения забастовок в специфических отраслях, работа которых связана с потенциальными угрозами для потребителей услуг. Думаю, что и железнодорожники, как и все остальные работники, должны обладать правом выражать свой протест против тех или иных действий менеджмента. Что касается бастующих, то последствия для них зависят от того, будет ли признан зачинщиком профсоюз. Если да, то к нему могут быть применены и экономические, и административные санкции. Если профсоюз не будет признан зачинщиком, то жертв не будет. Но здесь мне не хотелось бы выступать адвокатом для работодателей.

-- Могут ли пострадавшие – пассажиры, опоздавшие на работу, -- подать в суд на РЖД?

-- Насколько я понимаю, могут. Если они купили билет и им не оказана услуга, то они вправе обратиться в суд согласно закону о правах потребителей.

-- Были ли подобные случаи из транспортной отрасли еще в российской практике?

-- Из последних событий. В начале апреля была попытка проведения забастовки дальнобойщиками. Аналогичную забастовку пытался провести профсоюз железнодорожников (РПЛБЖ) в прошлом году. Но она провалилась. Дело в том, что ту забастовку пытались провести, огласив заранее свои намерения, а РЖД обратились в суд. Суд запретил проведение забастовки. Сейчас, скорее всего, будет то же самое, но уже по факту проведения забастовки. Здесь, кстати, мы снова сталкиваемся с тем, что провести полностью легальную забастовку согласно действующему законодательству практически невозможно. Не только для железнодорожников, но и для остальных профессий.

-- Как и во многих других организациях, у РЖД существует не один профсоюз. Как вы относитесь к тому, что профсоюзов несколько? Какой из них наиболее эффективный? Можно ли говорить о том, что один профсоюз официальный, созданный работодателем и проблемы работников не решающий, а другой действительно создан по назначению для защиты работников?

-- Нет, Роспрофжел пытается решать проблемы работников исключительно путем переговоров. Разница между профсоюзами не только в требованиях, но и в организации процесса. Конечно, профсоюз, в который входит миллион человек, по определению более влиятельный. Можно провести забастовку, заблокировать работу транспорта, но потом-то все равно надо сесть за стол переговоров. И тут большой вопрос, насколько бастующие способны к организации таких переговоров. Сила здесь на стороне «больших батальонов». Можно сколь угодно говорить о незаконности забастовки, но я уверен, что если бы в любой отрасли бастующих было бы 50% от всех работников, любой собственник пошел бы на переговоры на следующий же день.

Конечно, оптимальный вариант, когда на предприятии один профсоюз. Поскольку несколько профсоюзов – это вещь, раскалывающая единую точку представления интересов работников. С другой стороны, бывают ситуации, когда взаимная конкуренция стимулирует эти организации. Были примеры даже, когда такая конкуренция закончилась объединением профсоюзов. Бывает по-разному: иногда маленький профсоюз действительно представляет интересы работников, а большой -- нет, а иногда маленький профсоюз – просто радикалы и демагоги.

Но в любом случае,  хуже, когда на предприятии одна профсоюзная организация, которая не представляет интересы работников.

-- Можно ли расценивать альтернативные профсоюзы, бастующих как инструмент корпоративной борьбы, борьбы за контроль над предприятием?

-- Думаю, что в данном конкретном случае нет. Кто у нас в стране может конкурировать или «корпоративно бороться» с ОАО РЖД?? А вообще такая практика существует. Конкурирующие друг с другом собственники, а также близкие к организованной преступности структуры часто используют профсоюзы для своих целей. Профсоюзные структуры иногда пытаются использовать для проведения рейдерских атак на предприятие. Потенциально любая профсоюзная организация – серьезный рычаг для влияния на предприятие и даже на отрасль. Суть в том, чтобы этот рычаг реально принадлежал работникам, а не работодателям или их конкурентам.