Министр культуры быта

Андрей Левкин
14 мая 2008, 14:25

Есть основания предположить, что новый министр культуры был назначен по "Яндексу". Кто-нибудь вбил там в новости слова "министр культуры" и изучил контекст. А контекст там неспокойный и даже судебный. То одна какая-то сомнительная выставка, то другая, то Швыдкой судится с Соколовым, то Третьяковка, то Англия. Теперь должность не будет культуртрегерской, и даже не распределение материальных ресурсов в ней теперь главное, а коммуницирование. Как во внутренних культурных делах, так и в международных сношениях. Тогда выбор дипломата понятен.

Вообще, в оперативной памяти автора (меня) мало фамилий граждан, руководивших культурой в министерских должностях. Фурцева, допустим, так ведь только по разным мемуарам и публицистике. Суслов – да, руководил, но не министр. Вот Швыдкой и Соколов были хороши вместе. Министр занимался какими-то государственными делами, вызывал чувства общественности своими заявлениями, а Швыдкой работал агентом культуры, внедряя ее -- в своей версии – повсюду, где мог. Культура тут не особенно при чем, но получалось примерно как союз конфуцианства (Соколов) и даосизма (Швыдкой) в отдельной области человеческой деятельности.

Да, учитывая, что в новом кабинете вопросами атомной отрасли и заодно судостроением будет заниматься специалист по португальскому языку, назначение министра-дипломата на культуру можно не обсуждать. Но все же хочется увидеть тут логику, а она может выражаться ровно в том, что министр культуры будет гармонизировать отношения социальных групп, имеющих разные взгляды на культуру. Конечно, дипломатические навыки полезны и для общения с лицами, ищущими господдержки своих культурных начинаний, но сводить дипломатию только к этому неохота. Да и обстоятельства мешают: ровно на следующий день после назначения Авдеева директору Центра имени Сахарова Самодурову было предъявлено обвинение в разжигании межнациональной розни. Имеет ли это отношение к министру культуры? Как же нет, дело связано с выставкой "Запретное искусство-2006". Есть с чего начать.

Также понятно, что речь не пойдет о культурных инновациях или о каком-нибудь национальном культурном проекте, который вполне бы мог возникнуть. Что-нибудь типа российский соц-нано-супрематизм. Речь не о художественном креативе, зато может быть установлено равное отношения к различным культурным слоям в лице их представителей. Культура их отношений – дело важное.

Кроме того, такой подход демократичен. Заинтересовавшись по случаю проблемой отражения культуры в желтой прессе, автор данной заметки обнаружил неожиданную штуку. Обыкновенно ведь на эту культуру смотрят снисходительно, как на ущербную. Желтый вариант оценивается как разрозненный и фиктивный. Адаптированным относительно чего-то, что и называется культурой, – во всей ее цельности и непрерывности от пирамид до художника Херста.

Нет, все не так. Для аудитории желтых изданий (и для них самих) культурой является другое. Не так, что "желтые" намеренно сводят культурные события к вкусам своей аудитории. Просто явлениями культуры считаются события, которые происходят с лицами, числящимися по этой части. Заболел, умер, женился, развелся и т. п. Личное, вот что в ее основе. Все эти спектакли, песни и т. п. важны не сами по себе, они лишь для того, чтобы обрисовать круг лиц, за личной жизнью которых можно следить, эта жизнь является культурой. Артефакты – ничто, "все мы люди" – всё. Какая-нибудь очередная "Кармен" будет анонсироваться с той стороны что  "3 марта 1875 года в Париже премьера этой постановки по мотивам одноименной новеллы Проспера Мериме обернулась скандалом". Представление книги Тургенева в библиотечке "Комсомольской правды" будет состоять из описания нюансов личной жизни автора. С этой стороны в назначении дипломата нет никакого противоречия, ведь главное -- коммуницировать с человеческими факторами, чьи бытовые обстоятельства и являются фактами культуры.

С другой стороны, подход, предполагающий увязку культурных интересов различных категорий граждан (в самом деле, не начнет же дипломат вести себя как-то иначе?), сообщает о том, что таковые различия существуют. То есть отдельные культурные слои уже существуют. Это, разумеется, аннулирует возможность идеологического управления культурой (ну, не считая "желтого" варианта). Тема общегосударственной культуры закрывается. Одними госпремиями ее не создашь.

В государственной схеме на месте культуры образуется просто черная дыра какая-то. Что там возникнет – то культурой и будет. Логично, что это происходит в тот момент, когда по поводу нового правительства говорятся конкретные слова. Например, что его структура исходит из концепции контроля над еще не поделенными финансовыми потоками. Культура, конечно, тут не интересна. Между тем бывают времена, когда cultural studies по своим последствиям будут круче, чем политэкономия во времена Маркса. И вот это – как раз сейчас.   

Андрей Левкин, главред "Полит.ру"