Политический ураган

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
16 мая 2008, 19:26

В начале мая на Мьянму обрушился ураган Наргис. По официальным данным, он унес жизни 32 тыс. бирманцев. Но международные эксперты утверждают, что эти цифры сильно занижены. Они говорят о 100 тыс. погибших и 200 тыс. пропавших без вести. И число жертв, несомненно, будет увеличиваться за счет болезней.

«Вокруг полное разрушение, тела плавают в воде и висят на ветвях деревьев», – пишет находящийся сейчас в Мьянме сотрудник одной из британских медицинских организаций Джонатан Пирс. И Всемирная организация здравоохранения уже бьет тревогу: вода и земли в дельте Иравади, принявшей на себя основной удар циклона, отравлены трупным ядом. В стране вспыхнули эпидемии малярии и различных желудочных заболеваний. «Мы также обнаружили несколько случаев заболевания холерой», – заявила представительница Всемирной организации здравоохранения Морин Бирмингем.

Кроме того, выжившие люди сейчас испытывают недостаток продуктов питания, пресной воды. Очевидцы утверждают, что несколько магазинов, открывшихся после наводнения, вынуждены были немедленно закрыться: у их прилавков проходили настоящие бои между голодными бирманцами. При этом международное сообщество готово предоставить необходимые объемы гуманитарной помощи и помочь справиться с последствиями урагана – вся проблема в бирманском правительстве.

По велению звезд

Дело в том, что ураган произошел в совсем неподходящее для властей страны время. На 10 мая в Бирме был намечен конституционный референдум. Он предусматривал смену военного правления на демократическое. Власти был очень нужен этот референдум. По расчетам бирманской хунты, он должен был способствовать улучшению имиджа страны в мире. Но вряд ли у них это получится. В этом плане позиция первой леди США Лоры Буш полностью отражает мнение мирового сообщества: военное правительство «устраивает это голосование с целью придать ложную легитимность своей власти». Ведь одним из пунктов «демократической конституции» было автоматическое закрепление за представителями вооруженных сил 25% мест в парламенте, а также многих ключевых государственных должностей. Также в новом проекте Конституции было указано, что президент имеет право взять под прямое командование весь армейский корпус, если объявит в стране чрезвычайное положение. В преддверии голосования остающимся на свободе представителям оппозиции было запрещено вести какую-либо агитацию против проекта новой Конституции. Согласно принятому военными закону об организации референдума, за распространение листовок с критикой намерений властей грозит три года тюрьмы.

Интересно, что бирманские власти даже не предупредили население о надвигавшейся катастрофе. Большинство бирманцев узнало об урагане из передач иностранных средств вещания, таких как «Радио Свободная Азия» и «Голос Америки». Но было уже поздно. После того как на страну обрушилась стихия, власти, естественно, не стали переносить референдум. Они лишь отложили голосование в наиболее пострадавших южных муниципалитетах на 24 мая – да и то, видимо, потому, что провести его на данных территориях было невозможно с технической точки зрения. Циничный отказ перенести дату «демократического волеизъявления» в охваченной стихийным бедствием стране лишь еще больше уверил международное сообщество в недемократической сущности бирманских властей. Ведь отказ от переноса даты голосования показал, что хунта обращает больше внимания не на голос своего народа, а на положение звездных светил (дату проведения референдума для главы хунты генерала Тан Шве выбирали астрологи). В результате на референдуме, по данным официальных властей, в поддержку нового основного закона страны высказались 92,4% пришедших на участки. При этом руководитель государственного комитета по проведению референдума Аун То счел вполне нормальным, что количество пришедших на избирательные участки бирманцев, несмотря на гибель тысяч людей от последствий урагана, оказалось 99% от всех зарегистрированных избирателей – и это в стране, где от последствий урагана уже погибли или пропали без вести десятки тысяч людей, а многим другим пострадавшим сейчас совсем не до выборов.

Именно проведение общенационального демократического конституционного референдума и является одной из причин того, что бирманские власти не желали допускать в страну представителей международных неправительственных организаций, чтобы те помогли жертвам урагана. Ведь иначе они бы рассказали всему миру о том, что, к примеру, в некоторых кабинках для голосования были установлены тайные видеокамеры. Или что бирманцы получали деньги за голоса.

Гуманитарная помощь для армии

Поэтому бирманские власти согласились принимать помощь в виде денег и товаров и заявили, что распределят помощь среди пострадавших самостоятельно. Во многие регионы страны, пострадавшие от урагана, доступ закрыт вообще для всех иностранцев. Там же, где волонтеры из зарубежных неправительственных организаций все-таки ухитряются раздавать предметы гуманитарной помощи напрямую населению, они вынуждены прятаться от местных властей. Потому, что местные чиновники зачастую силой отнимают у них гуманитарную помощь и часть ее выставляют на продажу. И зарабатывают на этом неплохие деньги, ведь в последнее время, например, цены на продовольственные товары и бутилированную воду в бывшей столице Мьянмы Янгоне выросли почти вдвое. «Мы знаем, что из каждых десяти мешков риса, которые они возьмут у нас, людям будут розданы только четыре», – утверждают волонтеры. При этом зачастую даже из этих четырех мешков не весь рис имеет «ооновское происхождение». По сообщениям некоторых СМИ, цитирующих сотрудника австралийской благотворительной миссии CARE, вместо первосортного риса, присланного из-за рубежа, населению дельты Иравади отправляют сгнивший рис с местных складов. Высококалорийное печенье, направленное ООН, попадает на военные склады. А гражданским вместо этого дают просроченное печенье местного производства.

В страну не пускались даже сотрудники Организации объединенных наций. После урагана экспертам ООН пришлось почти шесть дней дожидаться разрешения на въезд в страну. При этом сама организация отреагировала вполне оперативно. Сразу же после урагана заместитель генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Джон Холмс призвал страны-члены Организации немедленно выделить 187 млн долларов на оказание помощи пострадавшим от урагана. Он объяснил, что эти средства пойдут на обеспечение жителей пострадавших районов питьевой водой, продовольствием, лекарствами и стройматериалами для постройки хотя бы временных жилищ. В Бирму вылетели самолеты ООН с гуманитарным грузом для пострадавших, однако сразу же по прибытии самолетов в страну местные власти конфисковали почти 40 тонн гуманитарного груза. Взбешенные чиновники ООН немедленно объявили о приостановке дальнейших поставок, однако, поостыв, все же передумали. Вместо этого они начали вести с властями Мьянмы переговоры относительно схемы распределения помощи. Ведь, по ооновским оценкам, на сегодняшний день помощь получили лишь 270 тыс. человек, тогда как в пище, чистой питьевой воде и крыше над головой остро нуждаются почти 2,5 млн человек (каждый 20-й житель страны). Правда, эффективность этих переговоров вызывает большое сомнение. Что уж говорить, если даже сам генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, страстно желавший высказать генералу Тан Шве свое отношение к похищению ооновских гуманитарных грузов, так и не смог дозвониться до бирманского диктатора.

Хунта на распутье

Ситуация в Мьянме находится под пристальным вниманием всего международного сообщества. Пытаясь уговорить бирманские власти не препятствовать деятельности сотрудников международных организаций, Мьянму уже посетили еврокомиссар ЕС по гуманитарным вопросам Луи Мишель и премьер-министр Таиланда Самак Сундравей. Многие организации и государства не перестают повторять о своей готовности немедленно оказать помощь стране. Не остался в стороне и президент США Джордж Буш. Он уже предложил направить в Мьянму американский флот и самолеты – но, вопреки своему обыкновению, не для свержения очередного недемократического и бесчеловечного режима, а для поиска погибших и пропавших без вести жителей. Кроме того, недалеко от берегов Бирмы находятся три авианосца со 140 тыс. контейнеров с гуманитарной помощью, ожидающие разрешения на вход в территориальные воды страны. Однако имеющие весьма напряженные отношения с США власти Мьянмы опасаются, что после этой операции американцы все же не захотят покидать «гостеприимную» Мьянму, и поэтому отказались от этого предложения. Более того, бирманская хунта долгое время отказывалась принимать от Соединенных Штатов гуманитарную помощь и лишь недавно согласилась принимать от них самолеты с гуманитарной помощью.

Нынешние события могут похоронить и без того призрачные надежды бирманского правительства на свою легитимизацию. «Если хунта будет создавать препятствия международной помощи, мы можем счесть это преступлением против человечности. Действия хунты влекут гибель тысяч и десятков тысяч людей», – заявил во вторник на встрече в Брюсселе госсекретарь Испании по делам Европы Диего Лопес Гарридо. Поэтому есть надежда на то, что хунта все же начнет сотрудничать с международными гуманитарными организациями. Дипломаты, вхожие в кабинеты бирманского правящего класса, утверждают, что в стройных рядах хунты наблюдаются бурные дискуссии. Если генерал Тан Шве и его сторонники стоят на продолжении политики недопущения иностранцев в пострадавшие районы, то более умеренные генералы под руководством Туры Шве Манна – третьего человека в иерархии бирманских лидеров – считают необходимым на фоне катастрофических последствий урагана и такого же по масштабу дипломатического ущерба для престижа бирманских властей все же принять помощь Запада. Учитывая, что в Бирме сейчас бушует очередной ураган и из страны идут репортажи иностранных корреспондентов о бедах и страданиях тысяч оставшихся без крова бирманцев, позиции умеренных будут становиться лишь сильнее.