В позе шпагата

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
21 октября 2008, 14:56

Политический кризис на Украине, который перманентно длится со времен оранжевой революции, в очередной раз вошел в острую фазу. Конфликт между администрацией президента страны и премьер-министром Юлией Тимошенко привел к разгону Виктором Ющенко Верховной рады. Теперь на Украине должны пройти досрочные выборы, но когда это произойдет, неизвестно. И все это — на фоне финансового кризиса, в который постепенно погружается Украина.

Точку зрения оранжевых на нынешние события на Украине изложил в интервью «Эксперту Online» один из ведущих украинских политиков, лидер Европейской партии Украины, депутат Верховной рады Николай Катеринчук.

— Николай Дмитриевич, в чем, на ваш взгляд, причины нынешнего кризиса власти на Украине?

— Подобные политические кризисы сопровождают почти все молодые демократии. И если политическая элита зрелая, то она использует подобные кризисы как толчок в развитии фундаментальных принципов демократии. Но если она полузрелая, то идет сворачивание демократических принципов и тормозится проведение реформ во всех направлениях развития общества.

Что касается непосредственных причин кризиса, то здесь есть несколько аспектов. Прежде всего это конституционный аспект. Были приняты изменения в Конституцию по созданию в стране парламентско-президентской формы правления. В моем понимании они были достаточно сырыми и не смогли четко распределить полномочия между всеми ветвями власти. В итоге Конституция Украины утратила возможность выполнять свою основную функцию — давать ответы на институциональные кризисы, возникающие в отношениях между различными ветвями власти. Как следствие, это привело к достаточно серьезным политическим противоречиям.

Второй аспект — политический. Он связан с приближением президентской кампании. И сейчас основные игроки этой президентской гонки пытаются выстроить свою стратегию победы на этих выборах.

— Почему два основных игрока этой гонки — Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко — так и не смогли найти компромисс? Они же достаточно много сложностей прошли плечом к плечу, вместе стояли на Майдане?

— На Майдане стояло много людей — почти полтора миллиона, по моим прикидкам. Но сейчас время откровений. Маски псевдодемократов сорваны, и народ видит истинное лицо тех людей, которые обещали ему создать на Украине демократическое европейское государство. Причины конфликта между Ющенко и Тимошенко находятся еще в домайдановском периоде. Они носят межличностный характер: один политик фактически говорит другому: «Я тебя сделал». Виктор Ющенко сыграл важнейшую роль в становлении Юлии Тимошенко как политической фигуры общеукраинского масштаба.

Тимошенко попала в правительство Ющенко на волне детонизации энергетического рынка Украины. Они работали достаточно успешно до тех пор, пока Тимошенко не была обвинена в коррупции и не посажена в СИЗО. Ющенко тогда ее не бросил, публично поддержал и добился ее освобождения. Тогда Ющенко был очень популярным: его поддерживали более 30% украинцев. А Тимошенко, наоборот, имела очень низкий рейтинг доверия. Около 70% украинцев к ней относились негативно, а уровень доверия к ней составлял 7–8%. Поэтому ее никто не рассматривал тогда как всенародного лидера.

Все изменилось с началом президентской кампании Виктора Ющенко. Как ее непосредственный участник могу сказать, что Юлия Тимошенко заявила о своей поддержке Ющенко лишь за месяц до первого тура. При этом она сразу же начала борьбу за место рядом с Ющенко с его окружением, и борьбу эту выиграла. После у нее стал расти рейтинг, и президент сделал ее премьер-министром.

Когда он отправил ее в отставку, у него возникла проблема: нужно было находить других партнеров. Стране нужно было правительство, и президент Ющенко сделал очень сложный выбор: он пошел на коалицию с Партией регионов и подписал с Януковичем «Универсал национального единства». Собственно, у президента выхода не было: он должен был сделать Януковича премьером, поскольку этого требовала новая Конституция страны.

После этого начались попытки восстановить единство оранжевых. Они даже примирились на какой-то момент для того, чтобы снять общего политического оппонента в лице Виктора Януковича, который вел себя тогда уж очень радикально. Но прежнего единства в лагере оранжевых уже не было. Сняв Януковича, Ющенко все же не стал рвать полностью отношения с Партией регионов. И поэтому, как только перед последними выборами сформировалась новая демократическая коалиция, все делалось для того, чтобы она прекратила свое существование. У секретариата президента были определенные обязательства по другому формату коалиции — с Партией регионов. И она не была создана только потому, что «регионалы» набрали меньше голосов, чем ожидалось, и у подобного формата коалиции не было достаточного количества голосов для большинства в парламенте.

На сегодняшний день у Юлии Тимошенко самый высокий рейтинг доверия в стране, и она, безусловно, политик №1 на Украине. Ющенко как амбициозный политик не может с этим мириться — в особенности помня, сколько он для нее сделал. Президент пытается поставить ее на место. И на фоне приближающихся президентских выборов Ющенко, по-моему, посчитал, что Янукович — это меньшее зло для Украины, чем Тимошенко. К сожалению, на сегодняшний день между президентом и премьер-министром утрачено самое главное — доверие. И кризис доверия между лидерами диктует действия, которые назвать демократическими невозможно.

— Можно ли сказать, что «серый кардинал» Украины — глава президентского секретариата Виктор Балога — сыграл значительную роль в развале демократической коалиции?

— Он талантливый исполнитель. Он действительно выработал стратегию Ющенко на будущих президентских выборах, включающую развал демократической коалиции, дискредитацию Юлии Тимошенко и попадание Виктора Ющенко во второй тур с Януковичем. Но поймите: Виктор Балога отсебятиной не занимается. Он лишь предлагает варианты, а окончательные решения принимает все же президент Ющенко.

— Почему из всех дрязг внутри оранжевого лагеря Юлия Тимошенко вышла с более высоким рейтингом, чем Ющенко, чей рейтинг приближается к 5%?

— Тимошенко — очень яркий политик, и она проводит на выборах очень агрессивную кампанию, она постоянно на виду. К тому же премьер умеет разговаривать с электоратом лучше, чем любой другой политик на Украине, — и этому у нее можно поучиться. Тимошенко угадывает настроения людей и говорит то, что они хотят слышать. Иногда она поддерживает эти свои обещания действиями: например, по выплате банковского долга населению. Она харизматична, ей доверяют. Доверяют больше, чем решениям аппарата президента, которые весьма противоречивы. Взять хотя бы случай с самолетом (на котором Тимошенко должна была лететь на газовые переговоры в Москву, но его неожиданно реквизировал секретариат президента. — «Эксперт»), который не может вызвать ничего, кроме смеха и раздражения. Если честно, то Ющенко даже не знал, что это самолет премьер-министра, и окружение его просто подставило.

Что же касается низкого уровня популярности Ющенко, то в принципе ни одному политику не удавалось сохранить свой очень высокий рейтинг после того, как он начинает принимать непопулярные решения. К тому же здесь сыграли роль и контакты президента с Партией регионов — не совсем обдуманные, в моем понимании. Да, они были абсолютно логичные в тот момент, но тем самым президент растаптывал надежды майдановцев и отталкивал от себя людей, ориентированных на европейскую демократию.

Еще одной причиной низкого рейтинга является то, что на сегодняшний день команда президента не отличается профессионализмом. Люди, которые формируют на сегодняшний день курс президента, делают это исключительно в кабинетах. В итоге они получают такие результаты социологических опросов, которые нужны им, докладывают президенту, что все отлично. Президент и рад: он всегда плохо реагировал на критику и не любил ее. Поэтому сейчас у него состояние комфорта: он окружил себя людьми, которые говорят то, что нужно, а не то, что надо. Но это же теперь и убивает его как политика. Слова-то Ющенко говорит правильные, но его действия абсолютно противоположны.

— Виктор Ющенко разогнал Раду для того, чтобы снять с поста премьера Юлию Тимошенко, но в итоге он рискует тем, что сейчас его партия «Наша Украина» вообще может не пройти в состав парламента. Был ли смысл в подобном размене?

— Мне вообще тяжело говорить о будущем этой партии — я ведь когда-то был главой ее исполкома. Я ушел из нее тогда, когда «Наша Украина», шедшая на выборы под лозунгом «Не предай Майдан», пошла на коалицию с Партией регионов. Это был сигнал, который сначала удивил, а потом разочаровал.

Что же касается нынешней судьбы «Нашей Украины», то она находится в руках ее членов и прежде всего ее почетного президента Виктора Ющенко. Партия генерирует идеи, предлагает президенту отличные кадры — но он от этого отмахивается. Ющенко всегда относился к политикам и политическим партиям с некоторым раздражением. Его не интересует партия как инструмент общения с обществом и инструмент, донесения своей позиции и формирования поддержки реформ. Ибо реформ не видно, и партии вообще от них отстранены. Поэтому президент как сильный политик доводит то, что начал, до конца — даже понимая, что в этом нет электоральной логики и что он в итоге будет иметь меньше депутатов в Верховной раде нового созыва, чем имеет сейчас. И все ради того, чтобы доказать, что с ним шантаж не пройдет.

Я думаю, что лучшие времена «Нашей Украины» проходят. В ней появляются лидеры, и достаточно яркие лидеры, но они абсолютно несамостоятельны. Они постоянно стоят в позе шпагата между тем, что кто-то придумал и навязал президенту, и политической логикой, которая связана с настроениями и интересами избирателей. Поэтому на «Нашу Украину» все меньше и меньше обращает внимание избиратель, который не верит в то, что эта партия сможет стать инструментом улучшения его жизни.

— Если рейтинг у Юлии Тимошенко сейчас высок как никогда, почему же она так не протестует против разгона Верховной рады? Ведь на новых парламентских выборах она наберет не меньше голосов, чем на предыдущих, — в особенности учитывая разочарование оранжевого электората в Викторе Ющенко?

— Тимошенко хочет еще больше склонить избирателей на свою сторону, показав, что она не только обещает, но и делает. Бюджет 2008 года формировался не ею, а правительством Виктора Януковича, и почти вся социалка в нем была его. А за время своего пребывания на посту премьер-министра Юлия Тимошенко запустила ряд собственных социальных программ — и сейчас ей нужно время для того, чтобы их завершить, включить в бюджет на следующий год и собственно принять этот бюджет. Таким образом, Тимошенко выполнит часть взятых на себя обязательств.

Кроме того, премьер-министр понимает, что в условиях глобального кризиса в экономике не стоит устраивать политические баталии. Ведь эти выборы ничего не изменят: в Раду пройдут те же самые политические силы. Да, возможно изменится конфигурация между ними. Но в любом случае продолжится перманентный конфликт между премьер-министром и президентом. Вообще, на мой взгляд, в этой ситуации не выиграет ни Тимошенко, ни Ющенко, ни украинский народ. Это война на самоуничтожение, а не война на победу.

— Будучи юристом, как вы оцениваете правомочность решения президента о назначении внеочередных выборов?

— Если бы там было бы просто назначено проведение внеочередных выборов, то это было бы абсолютно в рамках Конституции. Но в указе написано о роспуске парламента: Рада может собираться, но не имеет права принимать законы. Это противоречит Конституции, так как там прописан принцип беспрерывности власти. Рада не имеет права принимать законы только в том случае, если число депутатов в ней снижается с 450 до 299 — а сейчас такого нет. С юридической точки зрения Рада должна быть дееспособной, принимать законы до тех пор, пока не будут избраны новые депутаты. Такой казус возник потому, что, как я говорил выше, юридическая служба в команде Ющенко достаточно слаба для того, чтобы делать безупречные юридические шаги.

— Как, на ваш взгляд, эта междоусобица в лагере оранжевых повлияет на отношение украинцев к идеям, которые проповедовались на Майдане во время «оранжевой революции»?

— Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко начали политическую гонку, не понимая того, что их борьба, направленная на взаимоуничтожение, по большому счету может уничтожить и саму идею, с которой люди выходили на Майдан. В этих политиках, прежде всего в Ющенко, эти люди видели будущее, которое завоевывали. У нас нет каких-то телевизионных монополий, какой-то цензуры, и народ видит все эти разборки. Сначала он стал в позицию разочаровавшегося, а сейчас уже это все людей откровенно злит.

Но я все же оптимистично смотрю на будущее идей Майдана. И только по одной причине: идеи эти абсолютно правильные, и они доказали свою жизнеспособность в других странах. Идеи эти заключаются в европейских стандартах жизни, интеграции Украины в Европейский Союз — и необязательно через НАТО. Кстати, сейчас политики, которые говорят о НАТО, теряют рейтинговые очки.

Мне кажется, что постреволюционный период заканчивается именно разборками между Ющенко и Тимошенко. Если они примут тот уровень демократии, который им дал народ, то они найдут в себе силы договориться. Если же для них люди были лишь средством прихода к власти, то их заменят другие политики, которые стояли на Майдане. Пока они находятся во второй или третьей линиях украинского политикума, но с каждым днем их голоса звучат все громче. Поверьте, Майдан настолько глубоко в сердцах людей, что ни Ющенко, ни Тимошенко, ни кому бы то ни было не удастся убить эту идею. За разочарованием и злостью приходит попытка найти новые ориентиры — а предложения уже есть.

— Сегодня и Партия регионов, и Блок Юлии Тимошенко пытаются раскрутить скандал с незаконными поставками украинского оружия в Грузию. На ваш взгляд, этот вопрос как-то повлияет на электоральные предпочтения избирателей?

— Возможно, в российских СМИ это и преподносят как скандал, но у нас на Украине никакого скандала нет. Все продажи шли в рамках международного права. А что касается пониженной цены — так мы сами устанавливаем цену, какую хотим. Позиция России понятна: мы конкурируем с вами по части торговли оружием, входим в шестерку крупнейших экспортеров вооружений — куда, кстати, Россия не входит. Это банальная борьба за рынки, и она проводится всеми доступными методами, в том числе и политическими.

— Насколько сильно политическое противостояние отразится на экономике страны? И если на Украине усугубится экономический кризис, кто в глазах народа будет ответственным за это — президент Ющенко, премьер Тимошенко или оранжевые в целом?

— Стратегия нынешней борьбы за власть весьма конфликтна и порой не имеет ничего общего с экономическими реалиями, в которых сейчас оказались граждане Украины. Впервые за всю политическую историю Украины оппоненты стали фактически создавать в качестве аргумента ухудшение экономической ситуации на Украине. И это еще даст свои плоды в будущем. В условиях глобального системного финансового кризиса везде в Европе политические силы консолидируются. У нас же народ борется за выживание отдельно, а власти — отдельно. Юлия Тимошенко сейчас правильно говорит, что не время для политических баталий, что кабинету министров необходимо в экстренном порядке разработать план по стабилизации ситуации.

Что же касается ответственности, то она ляжет на всех. Большинство украинцев не знают, что сейчас в руках президента почти нет рычагов управления экономикой — этими вопросами ведает исключительно кабинет министров. И для народа президент — гарант Конституции — тоже будет нести ответственность.

Часть ответственности может лечь даже на Виктора Януковича. Если он победит на выборах и сформирует кабинет министров, то его премьерство попадает аккурат на самый пик кризиса — а зная, как Партия регионов умеет работать, думаю, что людям ничего хорошего ждать не придется.

— Как нынешний политический кризис повлияет на европерспективы Украины?

— А он уже повлиял. Распад коалиции произошел за несколько дней до проведения саммита Украина—ЕС, где мы должны были подписать договоренности о статусе ассоциированного членства Украины в Евросоюзе. Кроме того, мы должны были заключить договоры, регламентирующие изменение визового режима. Следующим шагом была бы зона свободной торговли. А сейчас все это отложено в долгий ящик.

Что же касается членства НАТО, то и без политического кризиса нам бы вряд ли дали ПДЧ на декабрьском саммите в Бухаресте. На сегодняшний день у Российской Федерации есть фактически право вето в вопросах приема новых членов в Альянс, и она бы его наверняка использовала. А кризис внутри оранжевого лагеря будет являться лишь поводом. Это аргумент для тех, кто в НАТО говорит, что Украина не готова.

— Какова сейчас ситуация на судебном фронте? Как можно оценивать разгон президентом Киевского окружного суда, принявшего декрет о приостановке действия указа Ющенко о роспуске Рады?

— То, что сейчас происходит в судах административных, вызвано тем, о чем я говорил ранее: исключительным непрофессионализмом юридической службы президента. Все это и порождает силовые действия. Если судья Келеберда (судья Киевского окружного суда, на которого согласно распоряжению президента завели уголовное дело. — «Эксперт») приостанавливает действие указа президента — так только потому, что он и обязан это делать согласно нормам административно-процессуального кодекса! Любой акт, который обжалуется в суде, сразу должен быть приостановлен, а потом уже рассматриваться по сути. Возможно, рассмотрев его по сути, они бы сказали: «Это не наша юрисдикция, обращайтесь в Конституционный суд». Но им даже этого не дали сделать — сразу же разогнали под предлогом реформы. Всем понятно, что это давление на судей, попытка использовать судебную власть в своих политических разборках. И поэтому сейчас судьи консолидированы и настроены против юридической службы президента. Секретариат президента мог бы добиться всего, чего хочет, если бы действовал профессионально. Благо легальных оснований для роспуска Рады было достаточно. Но если вы выпустили указ, в какой-то части неконституционный, то не надо это прикрывать указами об увольнении судьи или разгоне всего суда — только потому, что у всех судей было такое мнение. Все это демонстрирует профессиональный уровень окружения президента.

— Сейчас в Конституционном суде сидят в основном люди Ющенко и Януковича. Можно предположить, что, даже несмотря на некоторую юридическую безграмотность указа президента о роспуске Рады, он все равно будет принят Конституционным судом? Ведь и президент, и Партия регионов являются сторонниками досрочных выборов. К тому же на судей Конституционного суда не может не произвести впечатление та публичная порка, которую Ющенко устроил судьям Киевского окружного суда.

— Конституционный суд всегда находился над схваткой и сделал для себя определенные выводы из политических событий последних лет. Например, в прошлом году все силы давили на Конституционный суд, пытаясь вынудить его принять удобное для себя решение. Однако Конституционный суд действовал по принципу самосохранения и не стал влезать в политические разборки. Он на три месяца затянул рассмотрение этого вопроса, и в итоге политики сами нашли компромисс. Точно так же будет и в этот раз. Суд будет затягивать принятие решения и тем самым толкать политиков на достижение договоренностей. Если политики поймут, что у них нет стопроцентной поддержки в судах, они станут договариваться.

К тому же никто не оспаривает право президента назначить новые выборы. Все юридические основания для этого есть. Весь вопрос в сроках. Всех волнует лишь вопрос, когда их проводить: в этом или в следующем году. А от этого во многом зависит стратегия участников выборов. В частности, за эти несколько месяцев Юлия Тимошенко успеет принять бюджет на следующий год со своими социальными программами, и люди почувствуют это в своих кошельках. В частности, заработает закон о шахтерах, который предоставит этим людям ряд льгот. В итоге Юлия Тимошенко получит дополнительные аргументы для продвижения на восток Украины. Естественно, это не нужно ни Виктору Ющенко, ни тем более Виктору Януковичу, и поэтому они настаивают на досрочных выборах в этом году.

— Были ли, на ваш взгляд, у президента Ющенко возможности убрать Юлию Тимошенко из власти без столь радикальных мер, как разгон Верховной рады?

— Нет. Юлия Тимошенко начала бороться за абсолютную власть в стране. При этом она использует любые политические методы давления на президента, в том числе и грозилась через Верховную раду сократить его полномочия — правда, потом отменила голосование по этому вопросу. Президент, у которого нет четких рамок полномочий и у которого премьер постоянно грозится что-то еще отобрать, вынужден был принимать радикальные меры. Своими действиями Юлия Тимошенко показала президенту реалии ситуации. Но не через призму мировоззрения или рассказов Виктора Балоги и его окружения, а своими действиями.