Северный заезд

Александр Попов
22 октября 2008, 17:05

Премьер-министр России Владимир Путин прилетел сегодня из Красноярска в Новосибирск, чтобы провести совещание по реализации транспортной стратегии развития страны до 2030 года. Ее общая стоимость превышает 175 трлн рублей. Но Путина эти цифры не смутили, поскольку финансовый кризис, по его мнению, закончится через год. А дороги будут строить еще долго, в том числе и тогда, когда он уже не будет премьером.

По традиции, принятой в ходе многочисленных визитов бывшего президента в регионы, журналисты в эти дни настраиваются на самое тяжелое времяпровождение. И не зря. Сбор был объявлен на 10.00 по местному времени у главного корпуса Сибирского госуниверситета путей сообщения (СГУПС) – главной кузницы кадров для транспортной отрасли региона, особенно для железной дороги. Нас часок поморозили на улице, затем долго протискивали через металлоискатели, а потом еще несколько часов поили чаем и кормили бутербродами в тесной аудитории, превращенной в пресс-центр.

В это время Владимир Путин летел в самолете из Красноярска, а потом осматривал только что законченную первую пусковую очередь Северного автодорожного объезда Новосибирска. В октябре этого года строители сдали один из самых сложных участков этой трассы. На 4 км уместились два моста, в том числе через реку Обь длиной 923 метра и высотой опор 30 метров (что необходимо для прохода судов). Торжественное открытие этой магистрали пройдет в субботу. После чего более 6 тыс. автомобилей, следующих транзитом из Омска в Кузбасс, будут миновать столицу Сибири. Именно поэтому Северный объезд так важен для Новосибирска. Ведь сегодня федеральная трасса М-51 является, по сути, составной частью городской уличной системы, которая из-за такого «счастья» задыхается от потоков транзитного транспорта. К тому же два моста через Обь в самом городе не справляются и с внутригородскими передвижениями машин. Но строят Северный объезд (общая длина которого составит 76 км) с 1998 года и пока конца и края этой дороги не видно.

Проехав сегодня по первой очереди этой магистрали, Путин попросил побыстрее закончить весь объезд. По планам, это должно случиться не ранее 2011 года. И то если Минтранс выделит около 6 млрд рублей – во столько оценена вторая очередь трассы. Премьеру также не очень понравилось дорожное покрытие. «В основном, к примеру, дорога ровная, но через два месяца начинает проседать. Если машина едет медленно, это не очень заметно, а если быстро, то чувствуется. Этого быть не должно», – потребовал Путин. А строителям, которые ждали его на трассе, он рассказал, что они поработали «для себя». «Лучше станет экология, тот огромный транспортный поток, который шел через город, теперь пойдет в обход, а экология – это наше здоровье, здоровье наших детей. Экономика тоже будет развиваться более активно. Там, где появляются дороги, идет ее развитие», – отметил Путин.

Тот же тезис звучал в его выступлении на совещании в СГУПСе, которое прошло в одной из аудиторий инженерно-экономического факультета. Трансляция этого мероприятия шла на большом экране в пресс-центре. По словам премьера, в профильной федеральной целевой программе до 2015 года на развитие транспорта в России запланировано 13,5 трлн рублей (в том числе за счет федерального бюджета – почти 5 трлн рублей). «Весомая транспортная составляющая» присутствует в ряде других ФЦП, а также в программе строительства олимпийских объектов. Но, в очередной раз признал премьер, «нынешнее состояние транспортной системы явно отстает от растущих потребностей экономики России, сдерживает ее переход на инновационный путь развития, более того – лишает значительные территории нашей страны возможностей для развития». По словам Путина, иного выхода у страны нет: в современных условиях масштабное транспортное строительство становится одним из важнейших факторов поддержания высоких темпов экономического роста, позволяет сохранить тысячи рабочих мест в стройиндустрии и смежных отраслях. «И этот фактор мы также должны учитывать», – подчеркнул премьер. И передал слово министру транспорта Игорю Левитину.

Глава Минтранса зачитал теоретический доклад, перегруженный различными целевыми индикаторами транспортной стратегии РФ до 2030 года. К примеру, согласно расчетам авторов этого эпохального документа, подвижность населения к тому времени должна вырасти до 13 тыс. км на одного человека в год (это в 2,2 раза превышает показатель 2007 года). А доля населения, не обеспеченного доступом к услугам автотранспорта, за тот же период сократится в пять раз с нынешних 10%. Объем выбросов загрязняющих вредных веществ от автотранспортного комплекса сократится на 43%. А транспортные издержки в цене отечественной продукции упадут на треть. Хотелось конкретных примеров, но Левитин явно предпочитал говорить о стратегических ориентирах, а не их тактическом выражении. Впрочем, этот недостаток слегка нивелировали стенды, установленные в вестибюле университета. На них, к примеру, можно было увидеть мост через пролив Босфор Восточный во Владивостоке, проект развития аэропортов Кольцово (Екатеринбург) и Толмачево (Новосибирск), железнодорожные линии в Туве и Якутии и т. д. Эти мегапроекты уже реализуются или находятся на старте и, по идее, внесут свой вклад в достижение тех показателей, которые назвал в своем докладе министр транспорта.

Самую же главную цифру он оставил на финал выступления. Когда заявил, что общий объем инвестиций в транспортную инфраструктуру России на период до 2030 года превысит 170 трлн рублей. 60% этой суммы, поспешил добавить он, составят внебюджетные средства. А доля суммарных капвложений в реализацию стратегии в структуре ВВП составит 4%. После чего Игорь Левитин попросил премьера поддержать проект стратегии. Путин открыл прения, передав слово главе Минэкономразвития Эльвире Набиуллиной. После чего трансляция совещания была прервана.

Оглядевшись, я с удивлением обнаружил сидящего рядом мэра Новосибирска Владимира Городецкого. Оказалось, руководителю крупнейшего за Уралом мегаполиса места за высоким столом не нашлось. Градоначальника это не смутило, и пока на экране мелькали фотографии поездов, он отвечал на вопросы журналистов, большая часть которых, естественно, была посвящена финансовому кризису. Городецкий сказал, что мэрия пока не смогла оценить его возможные последствия. Однако решила, к примеру, резервировать часть расходных статей бюджета в I квартале будущего года, чтобы оценить исполнение доходной части и понять, придется ли сокращать затраты.

Когда на экране вновь появилось совещание, его участники также говорили о кризисе. Своими бедами как раз делился президент РЖД Владимир Якунин. «С начала октября погрузка цемента снизилась на 23%, черных металлов – на 13,9%, лома черных металлов – на 39,2%, кокса – на 8,3%, – сыпал цифрами глава РЖД. – Мы уже сейчас констатируем определенное давление, связанное с общей глобальной ситуацией, с международным финансовым кризисом, и определенные коррективы, по всей видимости, приходится вносить». И заявил, что по итогам года компания может недополучить около 30 млрд рублей. «Если в результате этих финансовых не нами произведенных сложностей мы вынуждены будем резать инвестиционную программу, то это будет негативным образом сказываться на поддержании спроса, потому что отрасль сама является тем самым рынком – мы покупаем 500 локомотивов, мы приобретаем дизельное топливо, рельсы, электронику и т. д. Если спрос падает у нас, то это значит, что усугубляется ситуация в металлургической промышленности. Если спрос падает у нас, то надо сокращать людей, и, соответственно, усугубляется и социальная обстановка в регионах, которые здесь представлены», – заглядывал в не слишком светлое будущее Якунин.

А вот выступавший после него губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заговорил о другом. Хотя на самом деле его вообще было сложно понять. Видимо, стараясь успеть рассказать сразу обо всем, «угольный губернатор» (как он себя назвал) прыгал с темы на тему. К примеру, Тулеева волнует ситуация с парком полувагонов, которые используются для вывоза угля из его региона. «Стыдно смотреть: он везет 70 тонн, а сам весит 22 тонны. И еще на треть землей загружен», – кричал в микрофон глава Кузбасса. Предлагая предусмотреть в транспортной стратегии программу по выпуску вагонов грузоподъемностью до 120 тонн. «Вагонов будет меньше тогда и путей надо будет меньше строить», – обосновывал выгоду Тулеев. В очередной раз он поднял свой любимый вопрос об использовании угля в энергетике. По его словам, дешевле строить в Кузбассе электростанции, работающие на угле, и «кидать» от них линии электропередачи для экспорта энергии в европейскую часть России. «Построить линию – 15 млн рублей за километр, а железную дорогу – 95 млн рублей за километр», – приводил цифры кемеровский губернатор. Услышать конец этой околесицы журналистам не дали. После того как Тулеев заявил: «Владимир Владимирович, шахтеры вас не подведут, внутренний рынок мы закрыли в этом году. Говорю вам как главе государства…» – звук опять пропал.

Но ненадолго. Поэтому осталось тайной, отреагировал ли на оговорку Тулеева премьер. «Мы уже отмечаем, что со сложными процессами, происходящими в мировой экономике (а значительная часть наших товаров и транспортных услуг осуществляется фактически на экспорт), мы видим, что и объем перевозок снижается. Это мы, конечно, должны учитывать», – говорил премьер. Но нет худа без добра, ведь понижаются и цены на товары, которые необходимы транспортным предприятиям для осуществления их деятельности и инвестиционных программ, а значит, уменьшаются затраты, например «на тот же металл». «Мы знаем про эти турбулентные процессы в мировой экономике… Но, по всем прогнозам, они будут продолжаться несколько месяцев, может быть, до конца следующего года. А мы с вами принимаем стратегию развития транспортной системы страны до 2030 года и, имея в виду все, что происходит, внося соответствующие поправки, должны относиться к этому документу и к этой работе именно как к стратегической задаче развития России», – подчеркнул глава правительства. И отрезал: «Предложенная транспортная стратегия РФ на период до 2030 года принимается». Теперь, по его словам, «нужно сосредоточиться на ее безусловном исполнении».

На этом совещание завершилось. Известно, что после него Путин планировал посетить местный филиал Альфа-банка, а также заехать в собственную общественную приемную. Уезжая из вуза по обычной городской дороге, я подумал, что ситуация в транспортной отрасли отдельно взятого города за последние два года действительно сдвинулась к лучшему. Ездить по Новосибирску, несмотря на его перегруженность транзитным транспортом, стало намного комфортнее. Конечно, помог «дорожный миллиард», подаренный в прошлом году всем миллионникам «Единой Россией». Помогли и вложения городского бюджета, которые с тех пор только возрастают. И мне подумалось: стратегия – дело, конечно, нужное. Но начинать всегда лучше с малого. Например, с ремонта небольшой улицы с покрытием типа «стиральная доска», которых в любом городе страны найдется немало.