Экономный имидж

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
10 ноября 2008, 18:03

От нового президента Барака Обамы ждут серьезных изменений во внешней политике Соединенных Штатов. Хотя бы потому, что его администрации будет не до внешней политики.

Отличительной особенностью новой внешней политики США станет сохранение позиций мирового лидерства при использовании для этого минимального количества ресурсов. Первоочередной целью его администрации станет вывод США из экономического кризиса, и все ресурсы администрации будут сосредоточены именно на решении этой проблемы. А внешнеполитической задачей (по крайней мере, в первые месяцы или, возможно, годы президентства Обамы) будет недопущение перерастания «горячих точек» в открытые кризисы. В Белом доме понимают, что на решение этих кризисов в нынешней ситуации у них может просто не хватить ресурсов. Поэтому американские дипломаты будут делать все, чтобы, с одной стороны, удержать нынешние напряженные ситуации вокруг Ирана, Северной Кореи и даже Венесуэлы в вялотекущей стадии, а с другой — не допустить сдачи уже завоеванных Америкой позиций.

И в этой сложнейшей задаче им поможет сама личность нового президента США и его главный лозунг «перемены». В отличие от Джона Маккейна Барак Обама представляет собой terra incognita для лидеров иностранных государств. Они не знают, чего от него ждать, поэтому в ближайшее время будут просто наблюдать за первыми шагами новой администрации, пытаясь понять истинные намерения Обамы. Кроме того, они тоже оказались подвержены сложившейся глобальной иллюзии о том, что с приходом администрации Обамы отношение Соединенных Штатов с окружающим миром начнутся как бы с чистого листа. Не случайно ряд мировых лидеров, выступавших с критикой республиканской администрации, поддержали нового президента. Самый ярый и бескомпромиссный критик Джорджа Буша — президент Венесуэлы Уго Чавес — назвал победу Обамы историческим событием, «вселяющим надежду на то, что смена эпох, которая происходит в Южной Америке, достигнет США…» «Мы уверены в том, что настал час установить новые отношения между нашими странами и нашим регионом на основе соблюдения суверенитета и абсолютного равенства», — сказал президент Венесуэлы. Победа Обамы дает возможность лидерам наподобие Чавеса помириться с Вашингтоном, не потеряв при этом лицо. Даже Северная Корея в лице своего представителя на шестисторонних переговорах Ли Гуна уже заявила, что готова договариваться с новым главой Овального кабинета. В свою очередь новый хозяин Белого дома будет готов пойти на сближение со многими лидерами-изгоями, потому что это полностью укладывается в новую концепцию внешней политики Соединенных Штатов.

Впрочем, есть вероятность, что эту политику ему провести не дадут. Не зря иранский президент Махмуд Ахмадинежад, обращаясь к Обаме, сказал: «Вы знаете, что дарованные людям Богом возможности недолговечны». Обама знает. Как знают и огромное количество британцев, которые буквально завалили местные букмекерские конторы ставками на то, что Обаму скоро убьют. Дошло до того, что одна из контор — William Hill — вынуждена была публично заявить о том, что такие ставки она принимать не будет. «Мы отказываемся принимать их не потому, что боимся проблем с законом — с юридической точки зрения эти ставки были бы вполне легальными, — заявил представитель конторы Грэхэм Шарп. — Просто это оставляет очень неприятный привкус. Мы, конечно, всегда рады дать людям возможность выражать свое мнение и подзаработать немножко деньжат, но даже у букмекеров иногда случаются угрызения совести».

Контртеррористический гамбит

Первой жертвой пересмотра внешнеполитической линии США станет «крестовый поход против международного терроризма». Обама его, конечно, не остановит, но немного видоизменит, переместив акцент на операцию в Афганистане.

Обама не прекратит «крестовый поход» не из соображений патриотизма. Эта война, как и строительство глобальной системы ПРО, является одним из немногих внешнеполитических проектов, имеющих не столько практическое, сколько психологическое значение. Проект символизирует мощь Америки, и свертывание его будет означать признание Вашингтона в том, что он уже не является «новым Римом». При этом Барак Обама, конечно, модернизирует эту войну. Прежде всего он завершит кампанию в Ираке. Несмотря на ряд локальных успехов, большинство экспертов признают, что выиграть эту войну Соединенные Штаты не смогут. В условиях кризиса Америка не сможет так, как раньше, выбрасывать десятки миллиардов долларов на финансирование этой войны, а ожидать помощи от союзников по НАТО Вашингтону не стоит. Все больше и больше государств, в том числе и ближайший союзник США Великобритания, либо выводят войска из Ирака, либо объявили о планах сделать это. Положиться на региональные страны Соединенные Штаты тоже не могут: на Ближнем Востоке сейчас крайне сильны антиамериканские настроения.

Кроме того, на окончании войны в Ираке завязаны все социальные предвыборные обещания нового президента. Именно из денег, которые Джордж Буш расходовал на войну на Ближнем Востоке, Барак Обама собирался брать деньги на всеобщую систему медицинского страхования, за счет этих денег собирался понижать налоги.

Поэтому Обама воспользуется шансом спасти лицо и, будучи «президентом перемен», выведет войска из Ирака. При этом он не свернет войну с терроризмом, а проведет политический гамбит, жертвуя фактически проигранной войной во имя успеха в Афганистане. Именно в эту страну демократическая администрация переместит центр глобальной войны против международного терроризма. И шансы на победу в Афганистане для США неизмеримо выше, чем в Ираке.

Прежде всего потому, что эта война имеет большую общественную поддержку в Штатах, и, соответственно, американцы психологически готовы принести ради нее определенные жертвы. Если война в Ираке, как принято считать, началась из-за углеводородных запасов этой страны и ради благополучия нефтяных и оружейных компаний, то операция против талибов в Афганистане, по мнению большинства американцев, ведется именно против «Аль-Каиды». Немногие из американцев понимают и еще меньшее количество осмеливается говорить о том, что конфликт в Афганистане начался также ради интересов нефтегазового лобби, мечтающего проложить через эту страну трубопроводы от углеводородных месторождений Средней Азии к портам и терминалам на берегу Индийского океана.

Кроме того, операцию США в Афганистане поддерживают и внешние силы. Не только союзники по НАТО, но и почти все страны региона, включая тех, у кого с Соединенными Штатами весьма напряженные отношения. Им невыгодно возвращение Талибана к власти. Шиитскому Ирану не нужен радикальный суннитский режим на северо-восточной границе — у него достаточно недружественных суннитских режимов на западе. Китай и Индия не хотят, чтобы пришедшие к власти в Кабуле талибы оказывали влияние на неспокойные мусульманские территории этих двух государств (Джамму и Кашмир в Индии и населенные уйгурами территории Китая). Россия же не хочет роста радикального ислама в странах Средней Азии.

Единственным государством, которое бы хотело возврата Талибана к власти, является ближайший союзник Соединенных Штатов в регионе — Пакистан. Руководство этой страны с опаской смотрит на быстрое сближение правительства Карзая с Дели. Поэтому «новое демократическое правительство Пакистана» уже фактически заключило сепаратную сделку с афганскими талибами и всячески помогает свергнуть Хамида Карзая. Однако демократическая администрация уже начала принимать меры. Барак Обама пригрозил, что если пакистанское правительство неспособно справиться на своей территории с талибами самостоятельно, то Соединенные Штаты помогут и введут войска в Пакистан — даже без формального разрешения Исламабада. Пока эта угроза неосуществима лишь потому, что у США нет свободных подразделений для такой операции. Но как только войска будут выведены из Ирака, эти подразделения появятся.

Договориться с Ираном

Но чтобы провести такой гамбит, Обаме необходимо минимизировать негативные последствия вывода войск. Прежде всего договориться с Ираном. «Если этого не случится, то уход США из Ирака даст Ирану возможность через своих марионеток контролировать правительство Ирака… Это нанесет урон многим важным союзникам США в регионе, в первую очередь Саудовской Аравии. Соединенные Штаты не могут позволить иранцам угрожать саудовским нефтяным полям», — говорится в докладе аналитического центра Stratfor, тесно связанного с американским разведсообществом.

В свою очередь, иранцы с Обамой договариваться готовы. В Тегеране хотят выйти из международной изоляции и стать полноценным элементом международной политико-экономической системы. Поэтому абсолютное большинство светских лидеров страны искренне приветствовали победу Обамы. «Я надеюсь, что вы посвятите свой президентский срок службе народу и оставите после себя доброе имя. Надеюсь, что вы будете учитывать истинные интересы народа, а не алчные требования эгоистичного и недостойного меньшинства», — заявил президент страны Махмуд Ахмадинежад.

При этом иранцы уже требуют от новой администрации каких-то шагов навстречу. «Обама должен понимать, что перемены, о которых он говорит, — это не просто изменение цвета или тактики предыдущих действий, — говорит бывший министр иностранных дел Ирана, а ныне спикер парламента Али Лариджани. — Нам хотелось бы видеть изменение всей стратегии, а не очередное повторение возражений против иранской ядерной программы. Это был бы шаг в неправильном направлении».

К огорчению господина Лариджани, первые слова Обамы в отношении Ирана были отнюдь не благожелательными. На своей первой пресс-конференции он заявил о том, что Иран с ядерным оружием «неприемлем» для Соединенных Штатов. Кроме того, он фактически дезавуировал свои предвыборные обещания о том, что «готов немедленно встретиться с лидерами недружественных государств за чашкой чая» без предварительных условий. Теперь будущий 44-й президент Соединенных Штатов говорит о том, что «если мы намерены иметь дело с такими странами, как Иран, то не стоит в этих вопросах решать все поспешно. Надо все хорошо сначала обдумать». Однако эти слова не стоит трактовать как нежелание Обамы идти на конфликт с Тегераном и продолжать линию Джорджа Буша в иранском вопросе. Новый американский президент просто не готов делать резкие шаги в любом направлении и пытается набить себе цену в условиях ограниченности ресурсов. К тому же он по этическим мотивам не хочет вмешиваться в дела нынешней администрации и не устает повторять: «В Америке должность президента занимает только один человек. Нужно, чтобы весь мир понимал, что на сегодняшний день это не я. Я стану президентом только с 20 января 2009 года». А в целом же дипломатическая подготовка улучшения отношений между Ираном и США уже началась.

Молодой и загорелый

Эти внешнеполитические начинания Обамы, без сомнения, найдут поддержку в европейских столицах. Западная Европа уже приветствовала победу Обамы и надеется, что новый президент будет больше учитывать интересы своих европейских союзников, чем Джордж Буш. Кроме того, в Париже, Риме и Берлине надеются, что новая администрация прекратит безоговорочную поддержку антироссийской политики лидеров восточноевропейских государств — и тем самым прекратит сталкивать лбами Россию и Старую Европу. Первые шаги нового президента в отношении европейских дел не могут не внушать оптимизма Западной Европе. Так, администрация президента Польши Леха Качиньского на днях объявила о том, что Барак Обама в разговоре с Качиньским выразил полную поддержку плану создания восточноевропейского сегмента ПРО. Сразу после этого пресс-секретарь Обамы Дэнис Макдоноу опроверг слова помощников польского президента, поставив того в неудобное положение: «Президент Качиньский в переговорах поднял тему противоракетной обороны, но избранный президент Обама ему ничего не обещал. Его позиция по этому вопросу не изменилась со времен предвыборной кампании: Барак Обама поддерживает создание глобальной системы противоракетной обороны, но лишь тогда, когда ее технология будет эффективной».

Однако это не значит, что с приходом Барака Обамы отношения между Соединенными Штатами и Европой будут идиллическими. В ближайшие месяцы стоит ожидать интенсивных дипломатических переговоров между обоими берегами Атлантики по поводу дальнейшего хода афганской кампании. Поглощенная внутриэкономическими проблемами, администрация Барака Обамы будет пытаться максимально переложить тяжесть войны на плечи натовских союзников, а Европа пока не горит желанием посылать дополнительные воинские контингенты в Афганистан.

Кроме того, конфликты могут возникнуть и на темах, далеких от политики и связанных с личностью нового президента. Первый из них «соорудил» премьер-министр Берлускони. «Я попытаюсь помочь наладить отношения России и США, где пришло к власти новое поколение, и я не вижу для Медведева проблем установить хорошие отношения с Обамой, который такой же красивый, молодой и загорелый», — заявил на днях эксцентричный итальянец. Из-за последнего слова в этой фразе на него сразу же посыпались обвинения в неполиткорректности. «Выражение Берлускони наносит урон имиджу нашей страны и может повредить отношениям США и Италии», — предупреждает лидер оппозиционной Демократической партии страны Валтер Велтрони. В ответ веселый итальянский премьер говорит, что его слова были «милым комплиментом», а те, кто не понял шутки, — «дураки, которых много». В «список идиотов» он предложил вписать и журналиста, спросившего премьера о влиянии этой шутки на отношения между Римом и Вашингтоном. Что вызвало еще большую бурю возмущения в Европе. Для сравнения: у Уго Чавеса таких проблем нет. В своих речах он неизменно называет Барака Обаму el negro. Но что позволено команданте Уго, не позволено лидеру европейской страны, даже такому эксцентричному, как Сильвио Берлускони.

Впрочем, вряд ли Обама обидится на шутку горячего и энергичного не по годам итальянца. В нынешней сложной ситуации для него это было бы роскошью.