Кандинский Роршаха

Москва, 19.11.2008

Всегда полезно использовать истории, происходящие в окружающей действительности, для ее углубленного познания. Ну, вовсе не обязательно, но иногда можно. Лишь бы был повод. Вот, например, кризис, и сразу же пошли разговоры о вечном, например – о новом мировом устройстве и так далее. В данном случае повод мирный и даже художественный. В ЦДХ сегодня еще работает выставка лонг-листа премии Кандинского.

С премией так – существует второй год, она частная, изобрели ее, чтобы была солидная премия по современному искусству. Ключевые слова: арт-хроника, Бреус, Ерофеев, Дойче банк. Это по организационной части ключевые слова. А художники – как всегда, какие есть, в том числе и новые. Вообще, это такая порция свежего креатива (у них в положении сказано, что только новые работы). Что и есть главное: новые картинки.

Получается примерно такой тест Роршаха. В настоящем тестируемому предъявляются неопределенные пятна, и человек вслух с ними соотносится – что они ему напоминают. С Кандинским, конечно, сложнее – картины не бессмысленные, так что выяснение того, что именно каждая из них и все они вместе сообщают обществу, занятие уже более осмысленное. Потому что художники тоже существа социальные, у них есть свои чувства в отношении социума, а такие чувства современное искусство уже не отвергает, но употребляет в качестве своей составляющей. Но речь и не об этом.

Потому что есть и следующая часть социального анализа – когда анализируется уже сам факт премии, выставки и так далее. Этот метод преобладает, а тайные чаяния художников заинтересуют разве что авторов вступительных слов к их каталогам (если у них будут каталоги). Вот, как у Дэвида Рифа в OpenSpace: «В целом наметился угрожающий поворот к эстетике власти. Нацистско-сталинистским холстам Алексея Беляева-Гинтовта… сопутствуют декоративные исламские холсты от Айдан. Им противопоставлена решительно антитоталитарная соц-артовская скульптура Бориса Орлова, на которой аэропланы 1920-х годов с неоцарскими опознавательными знаками вылетают из черного квадрата в направлении поролонового трона Сергея Шеховцова».

В общественной прессе высказываний такого рода не найти. Там будет изучаться даже не общественно-политическая подоплека всего этого дела, а сама выставка как мероприятие, его организаторы, то, как было в прошлый раз, как теперь и т. п. Чисто Роршах: реагируй на что хочешь и как хочешь. Вот, например, вводный абзац «Коммерсанта»: «По своему денежному эквиваленту „Кандинский” не уступает самой знаменитой в мире премии в области современного искусства британской Turner Prize: лауреат в главной категории отечественной награды получает 40 тыс. евро. Но едва ли премия Кандинского способна пока конкурировать с британской наградой по части художественных достоинств или хотя бы скандальности». Причем тут британцы, собственно?

«Время новостей» сравнивает прошлое и настоящее: «Прошлогодняя выставка номинантов сильно расстроила всех: и художников, и жюри, и зрителей. В цехах Винзавода все слиплось в неприятное красочно-пластическое месиво, где хорошие работы просто-таки убивались соседствующими с ними нагло-плохими. В этот раз площадкой был выбран последний этаж Центрального дома художника на Крымском Валу. И опять появился повод гордиться позднесоветским модернизмом залов ЦДХ… Снова стильная безликость ангаров ЦДХ подтвердила право дома быть одной из лучших площадок современного искусства». Совершенно не помню, чтобы в прошлый раз все были уж такими расстроенными. Может, конечно, эти чувства созрели за год.

Тут же, как ни странно, и МК. Разумеется, тоже больше по бытовой части: «Работы стройно развешаны по стенам и гармонично установлены в полутемном пространстве. В прошлом году выставка была на Винзаводе. И часть работ так и валялась полвечера на полу, а к некоторым так и не были прикреплены авторские таблички. Произошли и другие изменения». В общем, стало аккуратненько.

Сразу несколько изданий отметили, что в этом году не будет приза зрительских симпатий, потому что, по словам Бреуса, в прошлом году для голосования в интернете использовали хакерские программы, которые в минуту отправляли тысячу голосов. А еще были обнаружены сотни бюллетеней за одного кандидата, заполненные одной рукой. Однако ж в обоих случаях совершенно не названа фамилия, за которую вот так голосовали. Это, конечно, интригует, но интригу не следует считать достаточным основанием для того, чтобы искать имя прошлогоднего победителя в разряде «зрительских симпатий» и считать его жуликом. Потому, что это интрига, а не выяснение правды жизни.

В этой связи «Известия» сделали системный вывод: «Зрителю предлагается, скорее, шоу на тему современного арт-процесса. Из экспозиции не всегда понятно, кто из авторов на что номинируется, но это и не столь важно, раз уж интерактивность все равно отменили. Зато при толковой визуальной подаче… добавляется общая эффектность».

Иногда упоминается и содержание, но тоже в смысле его социальных последствий. «Коммерсантъ» напомнит о непременной скандальности современного искусства: «Еще в прошлом году премия Кандинского заявила о готовности защищать современное искусство в самых его радикальных и неудобных проявлениях самой церемонией награждения. На сцену тогда поднялись ожившие персонажи самого скандального на тот момент произведения – „Целующиеся милиционеры” группы „Синие носы”. На этот раз произведения, связанные все с тем же скандалом вокруг выставки „Соц-арт”, есть уже среди номинантов. Это фотосерия „Синих носов” „Голая правда” – та, в которой обнаженные люди в картонных масках различных политических деятелей и прочих персонажей из телевизора разыгрывают более или менее скабрезные сюжеты».

«Время новостей» вносит даже тему социальной художественной справедливости: «Тем страннее явленные на выставке… сюрпризы, приводящие в замешательство профессионалов и знатоков. Каким образом в удачно выстроенную визуальную анфиладу попали… откровенно дилетантские гламурные фотопортреты, сделанные аспирантом Московского института стали и сплавов Олегом Дурягиным (Доу)? Почему эта самодеятельность выставляется на „Кандинском” второй год подряд? Кто ее лоббирует?»

Но есть реально интересный социологический факт, предъявленный газетой «Газета»: «Дмитрий Гутов на своих фирменных проволочных решетках на этот раз соорудил памятники безликим, „ничьим” вещам». Нюанс тут именно в этих «безликих ничьих вещах». Гутов-то сделал серию, полностью связанную с главными вещами 60-х, предъявленными в натуре. Ностальгия по шестидесятым излучается ими с чрезвычайной силой. А рецензент «Газеты» его (этого изучения) не ощущает. Потому что для него его не существует. Реальный социологический момент, конкретно сообщающий о смене времен, утрате памяти и так далее. Определенная точка опоры ушла, и, похоже, именно с попытками ее отыскать и связаны рассуждения на тему параметров ЦДХ как помещения, рассуждения о скандальности и т. п. Потому что надо обеспечить себе любую точку зрения, хотя бы и сравнивая «Кандинского» с британской премией. Не вдаваясь в детали.

Так что еще раз мораль: чувства и отношения вызывает не сам предмет, не сами эти новые картинки. А, между прочим, это же сильно: их раньше не было, а теперь они есть. На свете появляется не очень много нового, но вот они общественного интереса не вызывают. Значит, теперь не такой исторический период, чтобы желать появления новых чувств и новых приключений. Выбирается привычная упаковочная часть, чем дело и заканчивается. Но это все совершенно не только об искусстве. Скажем, какая-нибудь новая партия типа «Правое дело» – они же принципиально занимаются сразу только упаковкой. Теперь ее время, а внутри может и не быть вообще ничего. Что из этого следует? Из этого следует конкретный социальный вывод: теперь время стабильности и ничего другого.

Андрей Левкин, главред «Полит.Ру»

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама