Сохранили суверенность

6 ноября 2008, 13:44

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России запретила сделку по покупке 21% акций «Башкирэнерго» компанией «Юнитрейд», действовавшей в интересах «КЭС-холдинга» Виктора Вексельберга. Тем самым ФАС ограничила дальнейшую экспансию КЭС на Урале и поставила в сложное положение Федеральную сетевую компанию.

«Башкирэнерго» является, по сути, региональной вертикально интегрированной энергетической компанией, которая (как и «Татэнерго», «Новосибирскэнерго» и «Иркутскэнерго») никогда не входила в структуру РАО «ЕЭС России». Тем не менее, в отличие, например, от соседней татарстанской энергосистемы, доля РАО в капитале «Башкирэнерго» была довольно солидной – 21,27%. Еще около 48% акций башкирской энергокомпании владеют ключевые компании местного топливно-энергетического комплекса – «Уфанефтехим», Уфимский НПЗ, НК «Башнефть» и Ново-Уфимский НПЗ. Остальные бумаги энергокомпании находятся в номинальном держании. РАО выставило на аукцион пакет акций «Башкирэнерго» в мае этого года – незадолго до собственной ликвидации. Его победителем было признано ООО «Юнитрейд», предложившее за пакет акций энергомонополии 11 млрд рублей. «Юнитрейду» была предоставлена отсрочка платежа до 1 июля 2009 года, а затем эта компания направила в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) ходатайство о покупке блокирующего пакета акций «Башкирэнерго».

Однако ФАС эту покупку разрешать отказалась. По данным антимонопольного ведомства (которое подтверждали в свое время и в РАО ЕЭС), «Юнитрейд» действовал в интересах наиболее крупной отечественной частной энергетической компании – «КЭС-холдинга». «По информации, представленной в ходатайстве „Юнитрейда”, фирма планировала купить 25% плюс одна голосующая акция „Башкирэнерго” в интересах группы лиц „КЭС-холдинга”», – сообщила пресс-служба ведомства. При этом ФАС точно не знает, есть ли у КЭС еще акции «Башкирэнерго» или холдинг только планирует приобрести пакет. Именно поэтому в сделке и было отказано, объяснил журналистам представитель ФАС: в случае ее осуществления КЭС могли получить долю в зоне свободного перетока мощности (ОЭС Урала), которая бы превышала установленный для одного игрока порог 20%.

Кстати, у КЭС не в первый раз возникают сложности с ФАС при покупке теплогенерирующего «наследия» РАО ЕЭС в Поволжье и на Урале. Приобретение холдингом Виктора Вексельберга территориальных генкомпаний (ТГК) №5 (центр в Чебоксарах) и №9 (центральный офис в Перми) возражений у антимонопольного ведомства не вызвало. Однако процесс обретения контроля со стороны КЭС над двумя другими поволжско-уральскими компаниями, ТГК-6 (центр в Нижнем Новгороде) и ТГК-7 (Волжская ТГК, центральный офис в Самаре), вызвал у ФАС приступ стойкого противодействия – структуры, аффилированные с КЭС, трижды подавали в его интересах заявки на консолидацию контрольных пакетов этих генкомпаний. В итоге, после того как выяснилось, что партнером КЭС в одной из компаний будет «Газпром», ФАС «добро» дала, однако обязала собирателя генерирующих активов продать некоторые из них на общую мощность не менее 741 МВт.

Оборотной стороной этого решения стало появление на энергетической карте России самого крупного частного энергетического холдинга, обладающего четвертыми по величине установленной мощности электрогенерирующими активами и фактически монополизировавшего централизованное теплоснабжение в 16 смежных областях и республиках Поволжья и Урала. Мало кто сомневался в том, что КЭС двинутся дальше. Но в соседнюю – татарстанскую энергосистему вход для них, как и для других российских энергокомпаний (кроме «Газпрома»), пока остается закрытым. Оставалась только башкирская энергосистема установленной мощностью 5 146 МВт, куда, очевидно, КЭС и собирались прорваться с помощью «Юнитрейда».

Понятно, что КЭС не оставят попыток почти на треть увеличить свои генерирующие мощность за счет «Башкирэнерго», которая к тому же имеет хорошие перспективы для развития с учетом нахождения здесь мощного нефтеперерабатывающего и нефтехимического узлов. Тем более что в «послераовской» энергетике этот холдинг и его президент Михаил Слободин все чаще берут на себя публичную роль выразителей интересов частных компаний, которые купили на распродаже у РАО его генерирующие активы.

Примечательно, что отказ ФАС «Юнитрейду» ставит в сложное положение и Федеральную сетевую компанию. Ее инвестпрограмма по строительству новых мощностей считается самой крупной программой среди всех энергокомпаний страны и складывается она в том числе и из денег, полученных за счет продажи долей РАО ЕЭС в тепловой генерации частным инвесторам. Доля федерального энергохолдинга в «Башкирэнерго» была оценена в 11 млрд рублей. Теперь уже ФСК придется искать нового покупателя на 21% акций башкирской энергосистемы, и не факт, что она сможет в условиях кризиса ликвидности найти его за такие же деньги. С другой стороны, ничто не мешает и другим инвесторам в энергетику вновь присмотреться к «Башкирэнерго», однако уже на других условиях, нежели предлагало РАО «ЕЭС России» в экономической ситуации полугодовой давности.