Политическое славянство может ожить

Москва, 19.12.2008
Славянская идея в последние годы выглядит чаще всего как повод поговорить для тех, у кого много времени. Или как тема для историков и политических маргиналов. В этих заметках речь пойдет о славянстве как политической идее.

О славянстве вспоминали, когда начинались войны

С середины XIX века – эпохи возникновения доктрины панславизма как инструмента политики русских царей в Европе – славянство как значимая политическая идея возникало дважды, во время Первой и Второй мировых войн.

Славянство как политическая идея в те времена совсем не выглядело как причуда историков-славянофилов.

Карта Европы после Первой и Второй мировых войн перекраивалась, уточнялась и конкретизировалась в основном на территориях проживания славянских народов и с учетом успехов или поражений этих народов. Причем историческую и цивилизационную общность славян тогда никто не ставил под сомнение.

Возникновение в 1918 году в сердце Европы довольно мощного и развитого нового чисто славянского государства Чехословакии, возобновление этого государства после Второй мировой войны, объединение балканских славян вокруг гениального политика Тито в сильную, стабильную и весьма вооруженную Югославию – все это имело бесспорный подтекст политического славянства как реального руководства к действию.

Хотя Чехословакию, например, продавливали американцы в качестве узды на поверженную Германию. Узда как раз не получилась, а вот вполне благополучное государство западных славян состоялось сразу и на редкость убедительно.

Даже Польша, самое неверное и ненадежное славянское племя, после Второй мировой войны надолго утвердилась в весьма великодушных границах, которые до сих пор никто не ставит под сомнение. Кроме, естественно, самих поляков, любящих вспоминать, что Львов – это польский город.

Увы, поляки исторически забывчивы и снова не помнят основной принцип своей родной истории: как только Польша раззевает рот на какой-то кусок соседей, в рот вместо ожидаемого куска влетает ворона. Влетает надолго, гадит обильно и каркает оглушительно.

Русские, украинцы, белорусы – ветви одного народа

Самый сильный удар по славянству как идее был нанесен коммунистической идеологией, предложившей вместо естественной исторической общности славян абстрактный пролетарский интернационализм.

«Все люди, кроме низких капиталистов, братья. Все народы – братья в дружной советской семье. Русские и белорусы, эстонцы и якуты...»

Советское братство народов оказалось фальшивым, но оно могло состояться и быть в некотором смысле эффективным только по одной причине: была основа, модель, образец для подражания – историческое братство восточных православных славян.

СССР был прежде всего славянским союзом, неславянские народы в нем составляли не просто меньшинство – они вынуждены были принять некую славянскую матрицу, которая влияла и влияет на их судьбы.

Славяне в СССР продиктовали остальным свои правила, и, как со временем становится все понятнее, правила эти были добрее и честнее, чем испускающий сегодня дух американский глобализм.

Самый страшный геополитический удар по славянству был нанесен Борисом Николаевичем Ельциным в Беловежской пуще. Произошло не объяснимое иначе, как откровенное предательство, ничем не мотивированное и насильственное разделение трех ветвей одного народа на три государства – на радость и ликование всем супостатам.

Росчерком пера было разрушено государственное единство восточных православных славян, выстраданное веками борьбы за выживание, морями пролитой крови и опытом беспрецедентно успешного общежития на огромных просторах России и СССР.

Меня уже двадцать лет спрашивают словаки и чехи, украинец я или русский. И я двадцать лет им отвечаю, что это все равно. Мой ответ элементарно понятен всем в России и на Украине. Понятен даже отмороженным политическим спекулянтам вроде Ющенко.

Но вот словакам и чехам этот ответ непонятен в принципе, они с ним не соглашаются и всегда удивляются. Потому что словаки и чехи – разные народы с разными, хотя и близкими судьбами. Существование триединого народа русских, украинцев и белорусов недоступно их пониманию.

Русские, украинцы, белорусы – ветви одного народа. Когда найдутся наконец вожди, способные выпрямиться в полный рост и сказать это в полный голос? И услышать в ответ ликующий крик сотен миллионов насильно, предательски разделенных.

Мой отец, Виктор Сергеевич Хелемендик, известный ученый, писатель и издатель, сказал однажды: «Я дважды националист – украинский и русский». Если сегодня девальвированное в русском языке слово «националист» заменить на «патриот», то под словами моего отца подпишутся десятки миллионов людей – и в России, и на Украине.

Они действительно дважды патриоты – многие миллионы русских на Украине и украинцев в России, еще не отвыкшие гордиться тем, что вместе они грозная сила. Что со словом «славяне» на устах их деды штурмовали Берлин и умирали в пяти минутах от Победы.

Если кто-нибудь даст себе труд прочитать имена погибших в Великой Отечественной войне советских солдат на братских могилах, он сразу поймет: русский ты или украинец, это все равно.

Почему политическое славянство может ожить

Потому что все острее становится вопрос выживания и все больше тех, кому острота этого вопроса доступна.

Выживание все настойчивее требует воссоединения православных восточных славян в единое геополитическое целое, неважно, какую форму это целое примет.

Идеологией воссоединения будут славянство и православие, причем славянство окажется более важным. Ибо практика Украины показывает, как легко церковь может дробиться, как отколотые части могут выступать против интересов своей паствы, даже открыто поддерживать вражеские промыслы.

Политическое славянство может быть возвращено к жизни Россией – когда в соответствии с общенародно любимым «Славянским маршем» жареный петух действительно клюнет, причем не в мягкие ткани ягодиц, а уже прямо в темечко.

Тогда о славянстве вспомнят первые лица государства Российского, вытащат из подвалов славянское знамя, стряхнут пыль и плесень и...

И поразятся эффекту, которое это знамя произведет – причем не только в пределах бывшего СССР.

В воспоминаниях гитлеровского генерала, командовавшего немецкими войсками в Словакии в 1943 году, есть такие полные недоумения строки:

«Когда колонны с русскими военнопленными проходят через словацкие деревни, словаки почему-то в огромном количестве приносят своим славянским братьям овощи, фрукты и другую еду. Наши солдаты этому не препятствуют...»

Недоумение гитлеровского генерала было вызвано тем, что в те времена с едой было трудно даже в оставшейся в стороне от больших сражений Словакии. Словаки отрывали от себя, но считали долгом поделиться с русскими пленными.

Однако то, что русские для словаков «славянские братья», понимал даже генерал вермахта.

Восточных славян множество раз в истории натравливали друг на друга. Натравливать людей друг на друга удобнее и безопаснее, чем драться самому. Но не всегда получается.

Русских и украинцев после прихода к власти Ющенко уже несколько лет подряд стравливают научно, с привлечением больших ресурсов, под патронатом самых мозговитых спецов из-за океана. Кончится это может неожиданно – подучившись и поднаторев на американских подрывных технологиях, мозговитые спецы из Москвы стравят американских белых с американскими черными и латинос. Объективно это намного легче, чем стравить русских с украинцами.

Впрочем, Бог с ней, с Америкой. Важнее понять нечто совершенно простое и до сих пор не понятое массами политиков и идеологов: Россия, Украина и Белоруссия не выживут порознь. Сейчас на самом деле стало не до жиру – быть бы живу.

Потому что конечной целью стравливания России и Украины может быть только общеевропейская или мировая война с главным театром военных действий на великой русской равнине. Любимый сценарий супостатов.

Неужели это смешно?

Тем, кто склонен не верить, адресована пророческая цитата из «Дневника писателя» Достоевского за 1876 год :

«России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать».

Неужели Россия и Украина станут «землицами», заразившимися «европейскими формами»?

Как оживить политическое славянство в России

Подчеркну еще раз – политическое славянство возникло в России и может быть оживлено только Россией.

Прежде всего необходимо убедительное обращение к истории Великой, Малой и Белой Руси, истории Первой и Второй мировых войн, истории СССР и его распада. Все это может затронуть души людей, которых от истории целенаправленно отучивали многие годы.

Если это будет сделано щедро и с душой, для чего у России, слава Богу, сегодня есть наконец все необходимые инструменты – подконтрольные государству, не «чужие» СМИ, шоу-бизнес, коммуникационные технологии, включая самые сокровенные и даже подрывные. Если хотя бы немного того внимания, которое бессмысленно уделяется придуманной «частной жизни» картонных звезд массовой культуры, уделить родной истории, эффект будет мгновенным.

Нужен убедительный образ общей истории великого триединого православного народа, который будет «раскручен» первыми лицами России и таким образом начнет претендовать на официальную государственную идеологию.

Именно первые лица государства Российского способны из правильно, умно «раскрученной» славянской истории извлечь логичные и популярные выводы о необходимости воссоединения ради выживания.

Нужны массовые народные движения под знаменами ВОССОЕДИНЕНИЯ, организованные не менее эффективно, чем «Наши».

Нужна армия «лидеров мнения», умеющих убеждать, – не столько в России, сколько на Украине и в Белоруссии.

Самое же главное – нужно стратегическое понимание политического славянства как мощного орудия. Как уникального лома, против которого нет приема.

Как выразились бы всемирные учителя-янки, оказавшиеся вдруг не профессорами, а обычными мошенниками, политическое славянство – это master key, универсальный ключ для выживания не только России, не только славянских народов.

Политическое славянство может стать фактором глобальной геополитики, как бы ни насмехались над этой фразой либеральные совки.

Возрождения политического славянства боятся супостаты пуще огня – и не зря боятся!

Потому что славянство есть потаенная, скрытая сегодня от глаз большинства, но тем не менее живая, реальная сила взаимного притяжения на уровне инстинктов и подсознания.

В Чехии, Словакии, у балканских славян есть много авторов, утверждающих, что XXI век будет веком славян. И на них, как бы странно это ни казалось в России, не смотрят как на чудаков. Их уважают, к ним прислушиваются.

Западные и южные славяне, несмотря на чудовищную антирусскую пропаганду своих СМИ, обычно купленных американцами на корню, все внимательнее смотрят в сторону России. Не понимая в российской политике практически ничего, они верят в Россию и свои надежды связывают с сильной Россией-защитницей, покровительницей. Их притягивают к России вековые исторические инстинкты.

«Какая, на хрен, защитница! С хохлами не умеем договориться! Русских, своих же, бросили в республиках СССР на произвол судьбы!» – так скажут многие, то же самое часто говорю я словацким русофилам, но это не может поколебать их веру в сильную Россию. Они как будто знают о России что-то, недоступное самим русским.

В заключение еще одно пророческое высказывание Федора Михайловича:

«Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими долями служения человечеству, а только будут служить одним своим „интересам”, то погибнут эти нации несомненно, окоченеют, обессилеют и умрут. А выше целей нет, как те, которые поставит перед собой Россия, служа славянам бескорыстно и не требуя от них благодарности, служа их нравственному (а не политическому лишь) воссоединению в великое целое. Тогда только скажет всеславянство свое новое целительное слово человечеству. Выше таких целей не бывает никаких на свете. Стало быть, и „выгоднее” ничего не может быть для России, как иметь всегда перед собой эти цели, все более и более уяснять их себе самой и все более и более возвышаться духом в этой вечной, неустанной и доблестной работе своей для человечества».

14 декабря 2008 года, Братислава

Сайт Сергея Хелемендика

Новости партнеров







Немецкий консалтинг для российских компаний

Качественный консалтинг из Германии становится все более востребован у российских предприятий, рассказывает Ульф Шнайдер, основатель и президент консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP

Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь
Новости партнеров

Tоп

  1. Курс доллара перешел к мощному росту
    По мере замедления темпов восстановления глобальной экономики инвесторы все больше стремятся к надежным активам, одним из которых по-прежнему остается американский доллар
  2. Запредельное зло и предел зла
    Искусство способно прикоснуться к тому, о чем больно даже думать. Хорошо ли это? Наверное, необходимо. Чаще — и лучше уж так — оно пугает нас выдуманными страхами, а если вдобавок стремится исцелить надеждой, то в нее хочется верить, как в реальную
  3. На войну в Карабахе отведено немного времени
    Минувшие выходные имеют основания войти в историю Армении как скорбные даты, а для Азербайджана, напротив, стать будущим военным праздником. На карабахских фронтах явно наметился перелом
Реклама