Война, нужная всем

Москва, 13.01.2009
Израильская армия приступила к финальной операции по зачистке сектора Газы. На сегодняшний день судьба Хамас» и Газы решается уже не лидерами организации, а прежде всего Израилем и региональными державами.

Три причины «за»

Эта операция, пусть и вызывающая массу критики на Западе, должна была начаться уже давно. «Сейчас, как и во время Ливанской войны, критики Израиля называют его действия в Газе „непропорциональными”. „Пропорциональным” ответом было бы, видимо, время от времени запускать несколько самодельных ракет по жилым кварталам Газы. Израильтяне, в свою очередь, небезосновательно возражают, что если «Хамас» хочет войны, он может ее получить, а Израиль сражается за свою безопасность в будущем, – пишет журналистка Мэри Дежевски в британской The Independent. – О чем западным критикам следовало бы задуматься, так это о том, почему Израиль чувствует такую угрозу, что готов прибегнуть к силе, прекрасно представляя себе, какое международное возмущение за этим последует». Но то, почему Израиль поспешил разделаться с «Хамас» именно сейчас, объясняется тремя причинами: внутренней, региональной и американской.

Во-первых, в Израиле на носу парламентские выборы. И судя по опросам общественного мнения, правящие партии «Кадима» и «Авода» до начала операции уступали оппозиционному «Ликуду» и его лидеру Беньямину Нетаньяху, всегда требовавшему более жесткой политики в отношении палестинских террористических группировок. И сейчас, после позорно проигранной Ливанской войны, лидерам «Кадимы» премьеру Эхуду Ольмерту и министру иностранных дел Ципи Ливни необходимо продемонстрировать собственную решительность, устроив своеобразный предвыборный отстрел боевиков «Хамас». Поэтому, по образному выражению одного гражданина Израиля, «все израильские политики смотрят внутрь страны, а не на мировую общественность». План удался отчасти: рейтинг правящей коалиции возрос, но в основном не у «Кадимы», а у «Аводы», чей лидер Эхуд Барак является министром обороны страны.

Во-вторых, операцию в Газе можно считать превентивной атакой на позиции Тегерана. Представитель израильской армии по связям с общественностью Майкл Орен прямо заявил, что «операция против „Хамас” представляет собой уникальный шанс нанести стратегический удар по иранскому экспансионизму». На сегодняшний день сектор – своего рода плацдарм Ирана в тылу у Израиля. Это потенциальный третий (после сирийского) фронт для еврейского государства, который активизируется в случае реализации столь широко обсуждаемой возможности атаки израильских ВВС на ядерные объекты Ирана и начала ирано-израильской войны. Но даже если атаки и войны с Ираном не будет, в интересах Тель-Авива было немедленное уничтожение этой, перефразируя Отто фон Бисмарка, «палестинской мушки на израильском затылке». Ожидаемый в скором времени уход американцев из Ирака значительно усилит позиции Ирана на всем Ближнем Востоке, и Израилю необходимо заранее лишить его всех «анклавов влияния»: сектора Газы, Южного Ливана и Сирии. Первых двух – военным путем (военные аналитики уже обсуждают возможность начала третьей ливанской войны после окончания операции в Газе), а Сирию Тель-Авив надеется вывести из-под иранского влияния с помощью заключения мирного договора.

И, наконец, Израиль вынужден был поспешить с операцией потому, что опасается изменения курса США в отношении «Хамас» после прихода к власти администрации Барака Хусейна Обамы. Уже после начала операции «Литой свинец» влиятельная и обычно весьма объективная британская газета The Guardian со ссылкой на источники в окружении Обамы на днях написала, что новый президент США после прихода к власти намеревался дать добро на начало тайных переговоров с «Хамас». Эти переговоры в итоге могут стать началом конца изоляции этой террористической организации, Легитимизация «Хамас» станет катастрофой для Тель-Авива, который предпочитает вести переговоры с подкормленным Западом и Израилем «Фатх», а не подкормленным Ираном «Хамас» (интересно, что, согласно некоторым источникам, сам «Хамас» был в конце 80-х создан израильской разведкой для подрыва влияния арафатовского «Фатх»). Когда 10 января встревоженная The Jerusalem Post обратилась с запросом в штаб Обамы, ей, естественно, ответили, что «избранный президент неоднократно заявлял, что считает „Хамас” террористической организацией, стремящейся к уничтожению Израиля, и что не будет иметь с „Хамас” дел до тех пор, пока эта организация не признает Израиль, не откажется от насильственных методов борьбы и не подчинится ранее заключенным договоренностям». Однако косвенным подтверждением возможности будущей обамовской революции в ближневосточной политике является то, что «Хусейн» подозрительно упорно отмалчивается и не объявляет своего мнения по вопросу израильской операции в секторе Газа.

К счастью для Тель-Авива, нынешняя администрация США смотрит на «Хамас» как на безусловных врагов. С большой долей вероятности можно заявить, что операция «Литой свинец» была полностью согласована с администрацией Джорджа Буша. Не случайно сразу же после начала операции Вашингтон на одном из важнейших фронтов – дипломатическом – полностью прикрыл Израиль. Поэтому Соединенные Штаты с недовольством воспринимают судорожные попытки европейских посредников добиться перемирия в Газе. «Пока Николя Саркози на прошлой неделе ураганом носился по Ближнему Востоку, пытаясь добиться незамедлительного прекращения огня между израильтянами и палестинцами, в официальном Вашингтоне можно было услышать слабый скрежет зубов. Ведь ранее президент Буш и госсекретарь Кондолиза Райс всем четко дали понять: ничто и никто не должен мешать плану Израиля по методичному уничтожению ракетного потенциала „Хамас”», – пишет журналист The Washington Post Джим Хогланд.

Сомнительный мир

Понимая неизбежность своей военной победы, Израиль отказывается от всяческих переговоров о перемирии, которые предлагает Европа. «Переговоры во время войны возможны для европейцев. Европейцы вообще любят вести переговоры – они довольно давно воевали в последний раз. В частности, в 1914 году та же Франция еще воевала, а потом она вела переговоры и капитулировала, – объясняет президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Для ООН, которая ничего не может сделать и постоянно становится таким „пятым колесом до возу”, эта позиция нормальна, а для ситуации эта позиция катастрофична, потому что эти переговоры увековечат конфликт». И пока полевой лидер «Хамас» Исмаил Хания с экранов телевизоров провозглашает скорую победу его организации над сионистскими захватчиками, солдаты Армии обороны Израиля берут в кольцо Газу. «Если Аллах за „Хамас”, то он как-то пока еще очень слабо это выражает. Может быть, Аллах за ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля. – „Эксперт Online”)? Пока похоже, что так», – продолжает Евгений Сатановский.

Но проблема для Израиля в том, что даже успешная военная операция отнюдь не будет означать стабилизацию сектора. «Для полной победы необходимо вести войну так, как Америка воевала против Германии и Японии – в полную силу и на многих фронтах, пока противник не лишится возможности продолжать сопротивление. Затем Израилю пришлось бы занять разоренную вражескую территорию и навязать мир под дулом пистолета, таким образом получив гарантии того, что Газа никогда больше не превратится в плацдарм для нападений на Израиль, – считает старший научный сотрудник американского Совета по международным отношениям Макс Бут. – Все это Израилю вполне по силам, однако по этому пути он пойти не сможет… Во время недавней войны Израиля в Ливане погибло не более 1 200 человек (это примерно 0,03% населения Ливана) – но даже эти сравнительно небольшие цифры вызвали волну осуждения Тель-Авива во всем мире и породили обвинения Израиля в военных преступлениях». Поэтому Израиль и не сможет оккупировать сектор. Надеяться на то, что после победы Израиля сектор возьмут под контроль иностранные миротворческие силы, вряд ли стоит – Газа это ведь не Косово, тут стреляют.

Варианты политического урегулирования также практически недоступны для Израиля. «Трагедия для Израиля состоит в том, что вариант с опорой на союзников среди местных политических сил в Газе нереален, – утверждает Макс Бут. – При всех изъянах недавних выборов население сектора действительно в большинстве своем проголосовало за „Хамас”. И как бы сейчас они ни страдали, практически нет оснований считать, что „Фатх” сможет – и будет – эффективно управлять Газой таким образом, чтобы гарантировать при этом безопасность Израиля. В нынешней весьма неспокойной атмосфере палестинского политического процесса любой, кто проявит элементы сдержанности в отношении „сионистского образования”, будет назван „коллаборационистом” и приговорен к смерти».

В этих условиях эксперты вновь и вновь склоняются к радикальному решению проблемы Газы. «Война, начавшая в секторе Газа, в очередной раз демонстрирует, что нынешний формат государственного устройства для палестинского народа неработоспособен. Газу контролируют террористы, финансируемые и снабжаемые Ираном; Палестинская автономия раскололась, и это, вероятно, уже необратимо; экономическое развитие Газы и Западного берега реки Иордан застопорилось. Палестинцы ощущают на себе последствия борьбы за влияние в регионе, в которой им отводится роль пешек в чужой игре, – считает бывший заместитель госсекретаря США Джон Болтон. – Попытки создания национальной администрации на основе прежней Организации освобождения Палестины провалились, а потому любой вариант „двух государств”, в основе которого лежит Палестинская автономия, окажется мертворожденным. „Хамас” прикончил эту идею раз и навсегда, а двух воскрешений из мертвых не бывает даже на Святой земле. Вместо этого нам стоит задуматься о варианте „трех государств”, в рамках которого Газа должна быть возвращена под контроль Египта, а Западный берег в той или иной форме войдет в состав Иордании».

Однако эта идея неосуществима потому, что против нее выступают и Иордания, и Египет. В свое время, когда Израиль в рамках заключения мирного договора с Египтом передавал ему захваченный Синайский полуостров, Тель Авив предложил Каиру взять в довесок и Газу – однако египтяне благоразумно отказались. И тогда, и сейчас им не нужно иметь в составе своего государства бесполезный клочок земли, населенный людьми, которые вот уже несколько поколений занимаются только войной. Каиру и так хватает проблем с собственными террористами из организации «Братья-мусульмане». К тому же один из влиятельнейших людей в Египте – глава национальной разведки генерал Омар Сулейман – прямым текстом заявил, что «„Хамас” и его хозяева в Дамаске и Тегеране хотят погрузить Египет в хаос… Они хотят создать палестинское государство на Синайском полуострове». По такой же причине Иордания благополучно откажется от Западного берега с проблемным палестинским населением – в памяти иорданцев еще свежи события о том, как пригретые ими палестинцы попытались организовать в стране государственный переворот в 1970 году.

Поможем словами

Именно поэтому реакция исламского мира на события в Газе была весьма разнородной. Простой народ, конечно же, выступил на стороне палестинских боевиков. По всему миру прокатились массовые демонстрации мусульман в поддержку осажденной Газы. В стороне не осталась и Европа. Тысячи этнических арабов и турков вышли на улицы европейских столиц, требуя от правительств Старого Света немедленно заставить Израиль прекратить агрессию.

Однако руководители мусульманских государств повели себя совсем иначе. Арабские лидеры, громко кричащие с экранов телевизоров и трибуны ООН о необходимости остановить «зверства евреев» в Газе, на деле не собираются оказывать помощь «Хамас». Более того, они даже рады тому, что Израиль сможет если не уничтожить, то в значительной мере ослабить эту палестинскую группировку. Для них «Хамас» (как, впрочем, и «Хезболла») – не братья, сражающиеся за общемусульманское дело, а агенты влияния шиитского Ирана. «„Хамас” привел Иран к восточной границе Египта», – говорит генерал Омар Сулейман.

Даже «Хезболла», на первых порах демонстрировавшая солидарность с братьями из «Хамас» и запустившая пару ракет по северным территориям Израиля, очень быстро поняла, что Тель-Авив настроен решительно и что операция «Литой свинец», в отличие от второй Ливанской войны, отлично спланирована. Отчасти потому, что, как отметил в интервью «Эксперту Online» один из израильских резервистов, после второй ливанской кампании военные получили гораздо большее влияние на процесс принятия решений в стране. И после того, как «Хезболла» поняла серьезность намерений Израиля, ее солидарность с братьями из «Хамас» стала выражаться уже по-иному: руководители «Хезболла», как и находящиеся в Газе лидеры «Хамас», попрятались в укрепленные бункеры и оттуда вовсю грозят «сионистскому агрессору» тотальным уничтожением. Однако бросать в бой своих боевиков и открывать на севере Израиля второй фронт «Хезболла» не спешит – ее руководство прекрасно понимает, что в таком случае вслед за операцией в Газе разгоряченные предвыборной кампанией израильские лидеры могут вполне начать и третью ливанскую войну.

Сдержанность демонстрирует и главный спонсор «Хамас» и «Хезболла» – Иран. С одной стороны, иранские СМИ вовсю рассказывают о 70 тыс. студентов, которые тотчас готовы отправиться в Газу и стать смертниками, но с другой – верховный аятолла Али Хаменеи запретил им отправляться в Газу. Лидеры Ирана следуют примеру их визави в арабских государствах и ограничиваются лишь словесной поддержкой боевиков в Газе. В Тегеране понимают, что открытая военная поддержка «Хамас» может привести к началу ирано-израильской войны. Вместо этого иранские лидеры предпочитают выжидать.

Тегеран доволен

Однако «Хамас», находящийся на грани уничтожения, ожидать не хочет. Ему нужно перемирие. Представители «Хамас» уже встречались в Каире с посредником – генералом Омаром Сулейманом для обсуждения условий прекращения огня. Боевики не раз предлагали израильтянам перемирие и открытие коридоров в сектор Газа. Всем понятно, что эта инициатива была обречена – Израиль намеревается вести операцию до конца. Палестинцы должны были понимать, что «стрелять ракетами, почти долетая до Димоны, где ядерный реактор и много чего другого, почти добивая до порта в Ашдоте, где металлургический завод, химические предприятия, нефтеперегонные заводы, вообще три четверти грузооборота Израиля, – это смертный приговор», считает Евгений Сатановский. Однако, даже несмотря на нереальность этой палестинской инициативы, Тегеран весьма оперативно и нервно на нее отреагировал. Израильские СМИ сообщают, что недавно в Дамаске высадился десант из двух высокопоставленных иранских официальных лиц – могущественного спикера иранского парламента Али Лариджани и представителя иранской разведки Саида Джалили. Иранцы встретились с лидером «Хамас» Халедом Машалем и генеральным секретарем «Исламского джихада» Рамаданом Шаллахом и потребовали от них не заключать никакого перемирия с Израилем. В качестве наказания за непослушание иранцы пригрозили прекратить поставлять оружие и финансировать палестинских боевиков.

В итоге, по словам египетского журналиста Карама Джабера, «Хамас» оказался «между иранским молотом и сирийской наковальней» (часть лидеров организации, в том числе ее номинальный лидер Халед Машаль, проживают в Дамаске). Потому что нынешняя бойня в Газе выгодна нынешним властям Ирана.

Во-первых, с точки зрения внутриполитической обстановки в самом Иране. Консервативные силы, находящиеся у власти в стране, обеспокоены усилением позиций реформаторских сил внутри Ирана. Иранское общество, недовольное излишним затягиванием гаек нынешним президентом Махмудом Ахмадинежадом, все с большей ностальгией вспоминает о недавних временах правления либерального президента Мохаммада Хатами. Но теперь с началом операции «Литой свинец» повестка дня в иранском обществе претерпела серьезные изменения. «Месяц назад основные дебаты в Тегеране шли о низких ценах на нефть и неэффективном управлении экономикой, – говорит старший научный сотрудник американского Совета по международным отношениям Вали Наср. – Теперь они посвящены Палестине и гневу в арабском мире. Естественно, президент Ахмадинежад предпочитает нынешнюю повестку дня».

Во-вторых, громче всех крича о необходимости поддержать «Хамас» и публично призывая его сражаться с «сионистами» до победного конца, Иран завоевывает расположение арабской суннитской улицы. «Стратегия Тегерана состоит в подрыве мягкого антииранского альянса между Израилем и умеренными арабскими лидерами, – объясняет американский политолог Фарид Закария. – Иран пытается подать арабской общественности сигнал о том, что он главный защитник палестинского дела и поэтому не может быть врагом арабского народа. Тегеран намекает арабам, что главный враг – это их собственные режимы».

В итоге в нынешней войне между «Хамас» и Израилем главным победителем оказывается именно Тегеран. «Израиль считает, что урок его войны 2006 года с „Хезболла” состоит в совершенствовании его военной тактики. И его великолепные силы обороны сумели адаптироваться, – признает Фарид Закария. – Но, сокрушая Газу военной силой, Израиль, возможно, дает иранским муллам идеологическую почву, на которой они расцветают. И именно это может стать политическим уроком нынешней войны».

Новости партнеров




    РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

    В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

    Люкс для регионов

    Международная гостиничная сеть Radisson Hotel Group считает Россию одним из приоритетных направлений для развития бизнеса. Компания планирует открывать новые отели, в первую очередь в регионах

    «В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

    Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга

    Умная квартира для умного города

    Умные технологии стремительно входят в жизнь. Сегодня искусственный интеллект может управлять не только домом и квартирой, но и целыми городами повышенной комфортности с комплексом инновационных инженерных решений

    Акции ММК сохраняют потенциал роста

    По мнению аналитиков, акции Магнитогорского металлургического комбината остаются недооцененными относительно конкурентов
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вирус дал осложнения
      Коронавирус выдыхается, а негативные последствия для производителей сырья, для авиационной и автомобильной отраслей только набирают обороты. В мягком варианте потери для экономики G20 составят 140 миллиардов долларов
    2. Захотелось процент повыше
      В России появился отдельный сегмент долгового рынка — высокодоходные облигации. В этом году объем новых размещений таких бумаг может вырасти втрое. Основные покупатели — частные инвесторы, которые не всегда адекватно оценивают риски
    3. Автопром: синергетический эффект
    Реклама