Кассовые споры

Евгений Гусятинский
14 января 2009, 15:54

Новогоднее соревнование «Обитаемого острова», «Стиляг» и «Любови-моркови-2» завершилось победой фантастического блокбастера Федора Бондарчука. По данным журнала «Кинобизнес сегодня», за 11 дней проката (с 1 по 11 января) он собрал почти 19 млн долларов. Результат музыкального фильма Валерия Тодоровского, вышедшего на неделю раньше, – около 14 млн. Касса семейной комедии «Любовь-морковь-2», которая к моменту завершения праздников находилась в прокате 20 дней, составила чуть больше 17 млн. Каждая картина получила хорошую выручку на старте, но никто не побил рекорд «Самого лучшего фильма», заработавшего в свое время за первый уик-энд 14 млн.

Впрочем, удачный старт еще не гарантирует дальнейшего успеха – сборы того же «Самого лучшего фильма» во время второй прокатной недели пошли на спад. Если говорить об «Обитаемом острове», то, по словам гендиректора «Каро премьер» Алексея Рязанцева, наблюдается тенденция по увеличению его сеансов: «…В предрождественский период, 5, 6 января, к изначальному расписанию добавилось более 200 сеансов по большим сетям и крупным городам. …Убеждены в том, что „Обитаемый остров” уверенно отстоит весь январь» (из официального блога «Обитаемого острова»).

Так или иначе, об успехе или провале проекта Роднянского и Бондарчука можно будет с уверенностью говорить, когда закончится прокат второй части фильма, выходящей в апреле. Ее судьба, конечно, будет зависеть уже не только от рекламной кампании, но и от непосредственной зрительской реакции на первую серию. Уже ясно, что публика приняла картину довольно неоднозначно. Как заметил Александр Роднянский в американском еженедельнике Variety, «приблизительно двум третям зрителей фильм понравился, остальные его возненавидели, но никто не остался равнодушным. …Последнюю неделю он оставался самой популярной темой в русском интернете и по обсуждаемости обошел даже „газовую войну”».

Одна из причин, вызывающих недовольство у многих зрителей, – открытый финал «Острова». И неизвестно, подстегнет ли это смотреть вторую часть или, наоборот, заставит ее проигнорировать? Пойдут ли на продолжение те, кому не понравилось начало? И главное – пойдут ли смотреть второй фильм те, кто пропустил первый? На стороне создателей тот факт, что «Обитаемый остров» уже вернул интерес к одноименному роману Стругацких, который по итогам посленовогодних продаж в самых крупных книжных магазинах Москвы завоевал статус бестселлера. И нынешний успех книги наверняка положительно отразится на прокате «Обитаемого острова-2».

Прошедшие новогодние праздники – первый случай, когда это время, лучшее для пополнения кинокассы, полностью принадлежало российским производителям. Однако по-прежнему можно говорить лишь об успехах отдельных фильмов, а не российской киноиндустрии в целом. По словам социолога кино, главного редактора журнала «Искусство кино» Даниила Дондурея, «для отечественных картин наша прокатная сеть оставляет так называемые окна. Двухнедельное окно между 25 декабря и 11 января – главное из них. Почти 40% от всех годовых сборов российских фильмов приходятся на этот промежуток, что говорит о невероятной слабости индустрии. О том, что у нас нет мейнстрима. У нас в год выходит примерно 170 американских фильмов, в два раза больше, чем отечественных, а денег они собирают еще в два с половиной раза больше. Половина из этих 170 фильмов – не блокбастеры, а мейнстрим, который в производстве стоит намного дешевле. У нас каждый второй американский мейнстримный фильм приносит не меньше 2 млн долларов. А российских фильмов, зарабатывающих столько же, всего лишь 17 в год. Все остальные 65 с треском проваливаются. Блокбастеры у нас все еще оценивают не по количеству собранных билетов, а по количеству потраченных денег. Тогда как во всем мире блокбастер – это не „Водный мир”, провалившийся в прокате при бюджете в 200 млн, а „Титаник”, заработавший больше 1 млрд. В этом смысле самым коммерчески успешным продюсером в России уже два года является Ренат Давлетьяров (продюсер „Любови-моркови” и „Любови-моркови-2”). Он зарабатывает сам, и за ним не стоят крупнейшие телеканалы с их полумиллиардными активами. Он снимал за 2 млн, 2 млн потратил на рекламу, а заработал под 18 млн, то есть ему вернулось около 9 млн (по закону 50% прибыли остается у кинотеатров. – РР), из которых где-то 5 млн – чистая прибыль (это без учета продаж на ТВ- и DVD-рынках). В течение двух недель он получил деньги на запуск еще двух таких же по стоимости фильмов. В принципе по формату производства „Любовь-морковь” и есть чистый мейнстрим. Другое дело, что он тоже бывает очень разным – содержательно и эстетически. В России же пока достаточно показать, как Куценко и Орбакайте по-детски валяют дурака, чтобы заработать деньги».

Мейнстрим – это необходимый промежуточный уровень между очень дешевым и, как правило, авторским кино и очень дорогим коммерческим, который и позволяет им нормально существовать. Мейнстрим – это как средний класс, которого у нас тоже нет. Из-за отсутствия культуры мейнстрима проваливаются наши блокбастеры и уменьшается аудитория серьезного кино. Ведь, условно говоря, Тарковский и Иоселиани возникли в том числе благодаря востребованным Гайдаю и Данелия. Сейчас же сложилась странная ситуация: мы еще не научились зарабатывать на дешевом и среднем по стоимости кино, а уже хотим заработать на супердорогом.

«Это все равно что пускать огромные бронепоезда и не иметь обычных вагонов, – замечает Даниил Дондурей. И продолжает: – Чтобы только выйти на самоокупаемость, двум сериям „Обитаемого острова”, чей суммарный бюджет составляет около 40 млн, надо собрать 80 млн, ведь половина из этих денег по закону останется в кинотеатрах. Сейчас у фильма 19 млн (плюс 2 млн сборов на Украине). Вторая серия, как правило, приносит две трети денег от сборов первой – если, конечно, речь не идет о полноценном и самостоятельном фильме-сиквеле (а „Остров” позиционируется как один фильм, разбитый на два. – РР). DVD-продажи в России – это максимум 3 млн. Продажа на ТВ – максимум 1,5 млн, превращающиеся в 3 млн, если за 1,5 млн продать каждую серию. Сколько ни подсчитывай, а собрать 80 млн невероятно трудно. Все это говорит о том, что такие фильмы, с такими бюджетами в России можно снимать, учитывая международный прокат. Снимать их для всего мира. Потому что внутренний рынок, внутренний зритель их не покрывают чисто физически. Что касается „Стиляг”, то они стоили 15 млн вместе с рекламой, собрали 14 млн, из которых им пока вернулось меньше 7 млн. Может быть, вместе с продажами на ТВ и при помощи DVD-рынка к концу года они покроют свои затраты. Блокбастеры у нас пока могут быть только такими как „Ирония судьбы-2”, где есть все ингредиенты „культового кино”. Этот фильм впервые за долгие годы заставил людей старшего возраста, включая пенсионеров, пойти в кино, то есть пойти туда, куда они не ходили последние два десятилетия. Пойти, чтобы узнать, как там Мягков и Брыльска поют песни – так же, как 35 лет назад, или все-таки как-то иначе».

Материал опубликован на сайте «Русский репортер»