«Новый курс»

Алексей Баусин
21 января 2009, 16:41

Барак Обама готовится поменять стиль американской внешней политики. Возможно, через какое-то время это отразится и на российско-американских отношениях. В среду утром 44-й президент США приступил к практической работе в Белом доме. Как писали американские газеты, уже сегодня он собирался созвать Совет национальной безопасности для того, чтобы обсудить обстановку в Ираке и Афганистане.

До анализа отношений с Россией у президента страны, воюющей сейчас фактически на двух фронтах, руки дойдут не скоро.

Президент надежды

В своей инаугурационной речи, как, впрочем, и в ходе предвыборной кампании, Обама в детали своего будущего внешнеполитического курса не вдавался. Но одно уже ясно – внешняя политика нового хозяина Белого дома будет, по крайней мере стилистически, отличаться от политики Джорджа Буша-младшего. На то есть объективные причины. Хотя никто в Вашингтоне и не утверждает, что США намерены отказаться от претензий на мировое лидерство, уже очевидно, что возможности единственной супердержавы единолично направлять ход мировой истории сейчас сильно сузились. «Америка не может решить самые насущные проблемы самостоятельно, и мир не может решить их без Америки», – обозначила внешнеполитическую философию Обамы госсекретарь Хиллари Клинтон. То есть, не отказываясь от своих стратегических установок, Вашингтон намерен активно задействовать для реализации своих глобальных интересов партнеров и союзников.

Лицом к лицу

При этом надо учитывать, что в наследство Бараку Обаме достался чрезвычайно непростой набор международных проблем. В том числе и на «российском направлении».          

«Я посмотрел ему в глаза… Я смог почувствовать его душу», – делился с журналистами своими впечатлениями от встречи с Владимиром Путиным Джордж Буш после первого российско-американского саммита, который прошел в июне 2001 года в Словении. 

Именно российский президент был первым зарубежным лидером, высказывавшим свои соболезнования американскому коллеге в связи с терактом 11 сентября 2001 года. Более того, тогда Москва не ограничилась только словами, но и продемонстрировала готовность помочь США практически в разворачивающейся битве со «всемирным террористическим интернационалом».

Но именно война с террором во многом предопределила внешнеполитический стиль предыдущей американской администрации. США начали позиционировать себя как страну, ведущую глобальную войну с мировым злом. Считалось, что в этой войне все средства хороши – и военные интервенции, и насильственная смена режимов. Одним словом, упор был сделан на силу или же на угрозу ее применения.

Проблема в том, что столь же бесцеремонно в эпоху Буша-младшего США вели себя и по отношению к России. Список конфликтных тем в российско-американских отношениях пополнялся год от года. Это и выход США из Договора о противоракетной обороне, и расширение НАТО на Восток, и «цветные революции» на Украине и в Грузии. А реакция Вашингтона на события в Грузии позволила российским и американским экспертам уже открыто говорить о новой «холодной войне» между Москвой и Вашингтоном.       

И не друг, и не враг, а так

Что будет делать Обама с «российским наследством», доставшимся ему от предшественника? В апреле 2007 года Обама заявил, что Россия «и не враг, и не близкий союзник». Потом, в ходе предвыборной кампании, он несколько изменил свои формулировки, но было ли это вызвано эволюцией его взглядов или же отвечало соображениям предвыборной борьбы – сказать пока сложно.

Например, первоначальная реакция кандидата в президенты на события в Южной Осетии была осторожной – Обама призвал все воюющие стороны «проявлять сдержанность». Но после того, как его соперник, сенатор Джон Маккейн обрушился с жесткой критикой на Россию, Обама также был вынужден ужесточить свою позицию. Он уже обвинил Москву в нарушении суверенитета Грузии и возложил на нее ответственность за эскалацию конфликта. А когда пришел черед предвыборных дебатов, Обама публично поддержал идею вступления Грузии в НАТО. 

Другая, не менее острая проблема в российско-американских отношениях – планируемое размещение элементов американской противоракетной обороны на территории Польши и Чехии. По теме ПРО Обама высказывался весьма осторожно. Позиция, им сформулированная, сводится к следующему – в принципе он не против ПРО, но сначала надо убедиться, что эта система будет технически надежна.

Впрочем, есть и пункты российско-американской повестки дня, по которым 44-й президент уже четко сформулировал свою точку зрения. Это взаимное сокращение российских и американских ядерных арсеналов. В июле 2007 года Обама в своей статье в журнале Foreign Affairs писал, что США и Россия должны сотрудничать в этой сфере. В июле прошлого года он даже предложил возобновить практику проведения саммитов по проблемам ядерного разоружения. Именно за отказ заниматься проблемами контроля над стратегическими вооружениями критиковала недавно предыдущую администрацию госсекретарь Хиллари Клинтон.

Безусловно, есть и другие сферы, где может быть в известной степени реанимировано российско-американское партнерство. Это прежде всего иранская ядерная программа. Хотя Барак Обама вроде и высказал готовность начать переговоры с иранцами, вряд ли американский внешнеполитический истеблишмент готов уже снять иранскую ядерную угрозу с повестки дня. Остается актуальной и тема совместной борьбы с международным терроризмом.

Перезагрузка

По словам руководителя американского внешнеполитического ведомства Хиллари Клинтон, нынешняя администрация нацелена на сотрудничество с Россией по стратегическим проблемам, но будет при этом жестко отстаивать «американские ценности и международные нормы». Но что уже показательно – в американском внешнеполитическом истеблишменте уже раздаются голоса, что необходима общая переоценка отношений с Россией.

В Москве тоже с острожным оптимизмом ждут неких перемен в американской внешней политике. «Надеемся, что старт новой администрации в США откроет „окно возможностей” для перезапуска российско-американских отношений, вывода их на траекторию роста после прошлогоднего периода избыточной турбулентности», – заявил в интервью ИТАР-ТАСС замминистра иностранных дел России Сергей Рябков.

Впрочем, отношения с Москвой в списке внешнеполитических приоритетов новой американской администрации занимают отнюдь не первое место. А это значит, что окончательного оформления «нового курса» Барака Обамы в отношении России нам еще предстоит подождать.