Премьерская порка

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
12 февраля 2009, 18:03

10 февраля на заседании украинского Совета национальной безопасности и обороны, посвященном вопросам энергетической безопасности, Виктор Ющенко устроил разнос Юлии Тимошенко. Она была фактически обвинена в предательстве интересов Украины.

Этого на Украине ждали уже очень давно. Долгие месяцы премьер-министр Юлия Тимошенко активно критиковала президента Виктора Ющенко и его администрацию, обвиняла их в коррупции. А президент и его сторонники либо отмалчивались, либо весьма слабо защищались. Они ждали, пока у них накопится «критическая масса» аргументов против Тимошенко, и наконец нанесли ответный удар на заседании СНБО. Причем обставлено все было так, чтобы нивелировать превосходство Тимошенко над Ющенко в области публичной риторики и не дать ей возможности защищаться. Президент пригласил на заседание прессу, в ее присутствии 40 минут резко критиковал политику Юлии Тимошенко. А затем, когда премьер попыталась что-то возразить, он попросил журналистов уйти под предлогом того, что СНБО проходит в режиме секретности (Юлия Владимировна лишь успела сказать уходящим журналистам, что «ни одно слово господина Ющенко не соответствует действительности»). Потом президент напомнил всем присутствующим, что они не имеют права разглашать те сведения, которые обсуждаются на секретных заседаниях СНБО, – и тем самым постарался максимально осложнить Юлии Тимошенко возможность публично опровергать выдвинутые против нее обвинения.

А их было много, и все они подразумевали то, что премьер продала Украину России. Президент фактически обвинил Юлию Тимошенко в двух преднамеренных провалах: заключение с «Газпромом» невыгодного для Украины контракта на поставку газа и ведение переговоров с Москвой о выделении Украине многомиллиардного кредита взамен на имущественные уступки.

Газовые послесловия

В первую очередь президент подверг нещадной критике газовые договоренности между Юлией Тимошенко и «Газпромом». По его словам, ряд статей соглашения противоречит интересам страны. В частности, «Украина на десять лет взяла обязательство отбирать 50 млрд кубометров российского газа. Хотя, для примера, в 2008 году, когда мы имели уникальные экономические показатели, Украина потребила 62 млрд кубометров, из которых 20 млрд кубометров составили собственную добычу… Но по контракту наше обязательство – или взять 50 млрд, или не взять, но заплатить за них. Хоть в Черное море откачивайте газ, девайте куда хотите, но ежегодно обязаны закупить 50 млрд кубометров», – разъяснял Виктор Ющенко.

Президент поставил под сомнение и слова Юлии Тимошенко о том, что после удаления из газовых схем «Росукрэнерго» «Газпром» и «Нафтогаз» стали работать без посредников. «Мы, убаюканные этой ложью, пришли к тому, что в рамках подписанных соглашений достигли договоренности о появлении уникального посредника, который получил 25% всего объема импортируемого газа», – намекает президент на то, что украинская «дочка» «Газпрома» получила право напрямую обслуживать четверть украинского газового рынка.

Критике президент подверг и то, что, согласно договоренностям, рыночная ставка на транзит газа будет введена лишь в 2010 году. «Если рыночная цена на газ действует с 2009 года, то рыночная ставка транзита также должна быть с 2009 года. Тогда не было выпадающих доходов „Нафтогаза”, которые оцениваются в 3-5 млрд долларов…За последние три года Россия втрое подняла цену на газ. А Украина – ноль – подчеркиваю, ноль! – подняла тариф на прокачку», – заявлял Виктор Ющенко.

На основании этого президент заключил, что Тимошенко согласилась на высокую цену на газ намеренно. Якобы она хочет обанкротить «Нафтогаз», чтобы затем передать компанию вместе с газотранспортной системой страны России. И добавил, что Юлия Тимошенко вообще не имела права подписывать соглашения с Россией по газу: «Соответствующего мандата правительства на это не было. Мандат почему-то принимался задним числом, когда на первом заседании правительство не поддержало такого развития событий и договоренностей».

Обрушив на Тимошенко шквал критики на заседании СНБО, Ющенко старается развить успех. «Президент Украины требует, чтобы были официально предоставлены в секретариат президента и контракты (между „Нафтогазом” и „Газпромом”. – „Эксперт Online”), и все дополнения, – заявляет помощник Виктора Ющенко по вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский. – Насколько нам известно, на сегодняшний день три дополнения». Секретариат президента прекрасно понимает, что Тимошенко не сможет это сделать – ведь в таком случае секретариат их опубликует.

Впрочем, многие политологи считают газовые обвинения Ющенко неубедительными. Заявления президента «были бы своевременными 15 января, а не сейчас. После боя кулаками не машут, – считает президент социологической службы „Украинский барометр” Виктор Небоженко. – К тому же проблема заключения договоров – проблема двух сторон, а не третьей. Это проблемы премьер-министров Юлии Тимошенко и Владимира Путина. Это Путин мог сомневаться в том, имеет ли Тимошенко право подписывать соглашения. Если украинский премьер не имела соответствующих полномочий на подписание договоров, то Ющенко мог заблаговременно сообщить об этом российскому премьеру… Президенту надо было активно принимать участие во время газового конфликта, тогда, по-видимому, сейчас и не возникало бы столько вопросов, которые он должен задать и самому себе тоже».

Критике было подвернуто даже поднятие газового вопроса на заседании СНБО. К сожалению, «в начале января во время украинско-российской газовой войны мы не увидели собрания этого органа. А именно тогда надо было собраться и выработать конкретные тактику и стратегию действий. Этого не произошло. Заседание проходит сегодня уже постфактум, – говорит президент центра „Открытая политика” Игорь Жданов. – Газовые соглашения, которые были подписаны Юлией Тимошенко, – это не победа Украины или России. Это компромисс, который можно было достичь в сложных условиях. Если бы Виктор Ющенко поехал в Москву, то он вообще ни одного контракта не привез бы».

Тимошенко затыкает дыры в бюджете

Второй блок обвинений, выдвинутых против премьера, – якобы намерение Юлии Тимошенко поступиться интересами страны – был гораздо более серьезным. Реалии таковы, что правительству Тимошенко сейчас очень нужны деньги – причем практически на любых условиях. Ведь самый важный вопрос, стоящий сейчас перед премьером, – обеспечить нормальное исполнение бюджета и максимально отсрочить дефолт Украины. От успешности решения этого вопроса во многом зависят ее дальнейшая политическая карьера и шансы на грядущих президентских выборах.

Прежде всего потому, что за все экономические неурядицы в стране люди будут винить именно того, кто руководит экономикой, – то есть правительство и лично премьера. Кроме того, в бюджет на 2009 год Юлия Тимошенко заложила ряд собственных социальных программ, выполнение которых позволит ей завоевать политические очки и симпатии новых избирателей – прежде всего из восточных областей Украины. Наконец, одним из пунктов, обусловливавших в 2008 году выделение Международным валютным фондом кредита Украине в размере 16,5 млрд долларов, был именно бездефицитный бюджет страны на 2009 год.

На сегодняшний день у Юлии Тимошенко есть два варианта спасения бюджета: масштабная приватизация и получение большого кредита извне. В рамках первого варианта Тимошенко на днях удалось одержать победу: после многомесячной эпопеи она добилась увольнения с поста главы Фонда государственного имущества Валентины Семенюк-Самсоненко и посадила туда своего человека – Дмитрия Парфененко. 11 февраля появилась информация о том, что уже в марте на приватизационный конкурс будет выставлена госкомпания «Укртелеком» (стартовая цена которой может составить 25 млрд гривен). Однако в секретариате президента Юлии Тимошенко дали понять, что приватизацию ей провести все равно не дадут. «Президент не даст распродать за бесценок государственные стратегические объекты для того, чтобы фактически прикрыть неэффективную бюджетную политику, не внося изменений в бюджет», – заявил руководитель Главной службы социально-экономического развития секретариата президента Роман Жуковский. Одним из вариантов для блокировки приватизации может стать вынесение этого процесса в категорию вопросов национальной безопасности (особенно в случае планируемой приватизации крупных объектов связи, как тот же «Укртелеком»). Тогда президент может ветировать приватизацию.

Кто подаст?

Что касается второго варианта, то письма с просьбой о выдаче кредита Тимошенко уже послала в США, Евросоюз, Китай, Японию, а также в Россию. И именно последний вариант сейчас выглядит наиболее реалистично. Ведь Россия в последнее время щедро раздает кредиты странам СНГ (это при том, что, по словам помощника президента России Аркадия Дворковича, дефицит российского бюджета в 2009 году составит от 6% до 10% ВВП). Однако раздает она их весьма избирательно: либо ближайшим союзникам (например, Армении), либо в обмен на значительные уступки (в частности, кредит Киргизии в 2 млрд долларов был выдан в обмен на закрытие американской базы в Манасе).

Украине просто так давать деньги Москва не собирается – и говорит об этом открыто. «Чем будет обеспечен кредит? Украина, как мы знаем, на грани дефолта. И давать такие деньги просто под честное слово было бы странно», – заявляет заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Андрей Климов. Предложение соратника Юлии Тимошенко Андрея Портнова взять в качестве залога «неликвидный актив в лице секретариата президента вместе с Богданом Соколовским и президентом Украины» Москва также рассматривать не будет – именно по причине его всем очевидной неликвидности.

Взамен на предоставление кредита Россия, по некоторым данным, требует от Украины ряд более конкретных уступок. Прежде всего ратификацию соглашения о «нулевом варианте» (соглашении о распределении имущества бывшего Советского Союза, по которому Россия берет на себя все долги СССР, а взамен остальные бывшие республики отказываются от своих претензий на какое-либо имущество Советского Союза), признание Киевом долгов украинских предприятий перед Внешэкономбанком СССР в качестве государственных долгов, а также решения ряда спорных вопросов с российской собственностью на Украине в пользу Москвы.

Бумаги в зал

Подняв вопрос об этих переговорах на заседании СНБО, Ющенко фактически напрямую обвинил премьера в предательстве национальных интересов страны. Причем представители его секретариата заявили, что переговоры Тимошенко с Москвой шли по неофициальным каналам. «Я хочу опровергнуть сообщения о том, что якобы ряду стран, называются шесть или 11, направились официальные письма. Мы имеем официальный ответ МИД Украины, который утверждает, что в РФ через министерство, то есть через украинские дипломатические каналы, никаких письменных обращений касательно получения кредита не было», – заявил Богдан Соколовский.

Этим фактом и воспользовался президент «Меня возмущает тот факт, что в рамках этих консультаций без санкции главы государства, парламента рассматривается вопрос относительно решения о „нулевом варианте”… Мне кажется, что это ключевые вопросы, которые не должны находиться в импровизации одного человека, независимо от его высокого статуса, поскольку это коллективный интерес Украины», – возмущался президент. Позже заместитель главы президентского секретариата Андрей Кислинский пояснил, почему «нулевой вариант» так опасен для Украины: «В специфических условиях, которые сложились в украино-российских межправительственных отношениях после подписания газовых контрактов, термин „отказ от имущества СССР” может приобрести угрожающее звучание. Эксперты не исключают сценария, по которому статус „имущества СССР” может быть применен и к газотранспортной системе Украины… Учитывая то, что украинское законодательство запрещает приватизацию ГТС и ее использование в качестве закладной, во время переговоров в Кремле обсуждались другие сценарии получения контроля над украинской трубой. Фактически „московский” кредит может открыть путь к их реализации. Вряд ли Тимошенко этого не понимает».

В ответ на замечания Юлии Тимошенко о том, что никакие условия Москвы она не принимает и не обсуждает, а все обвинения в этом «не соответствуют действительности», Ющенко попросил главу своего секретариата Виктора Балогу – давнего врага Юлии Тимошенко – принести в зал документы. Это были ксерокопии директивы, так называемого «технического задания», которые премьер-министр Украины выдала двум заместителям руководителей министерства иностранных дел и министерства финансов Украины и на которых стояли их визы. «Одиннадцатый пункт – перспективы ратификации соглашения о „нулевом варианте”», – процитировал президент.

Защита Тимошенко

Однако на этом документе не было визы премьера, на что не преминула указать «оранжевая принцесса» во время пресс-конференции. «Я в глаза не видела технического задания. Там нет подписи премьер-министра. Я не знаю, откуда взялись эти ксерокопии, и я никогда в жизни не сделаю ни одного шага, направленного на ратификацию „нулевых соглашений”, на какие-либо другие вещи или на потерю для Украины газотранспортной системы», – возмущалась Юлия Тимошенко.

Премьер стала защищаться сразу же, как вышла из зрительного зала. На срочно созванной пресс-конференции она опровергла все обвинения, выдвинутые против нее президентом. По мнению премьер-министра, целью заседания СНБО – «крыши для всех коррупционных сделок, которые сегодня происходят, к сожалению, и в энергетическом комплексе, и в других» – было возобновление функционирования «Росукрэнерго». «Если будет сохранено такое решение СНБО, которое сейчас нам раздали в качестве проекта, где нет ни одного слова правды и через слово возвращаются, по сути дела, коррупционные сделки „Росукрэнерго”, то я обязательно обжалую, как законопослушная гражданка, это решение, которое будет оформлено указом президента, в суде и буду добиваться правды», – сказала украинский премьер.

Кроме того, «оранжевая принцесса» публично заявила, что намерена окончательно прекратить все пересуды вокруг газового контракта. «Я хочу опровергнуть раз и навсегда все обвинения, которые раздаются из уст участников коррупции на газовом рынке, что для Украины что-то подписано невыгодное. Для того чтобы в этом убедился каждый человек в Украине, я буквально завтра обращусь с официальным письмом к Европейскому союзу, чтобы они сделали официальную экспертизу подписанных контрактов», – заявила премьер-министр. В секретариате президента ей резонно возражают, что эту экспертизу надо было делать до, а не после подписания этих контрактов.

Под конец Юлия Тимошенко фактически обвиняет секретариат президента в мародерстве. «Вместо того чтобы сотрудничать над совместным решением сложных проблем, эти проблемы используются для того, чтобы получить определенные преимущества в борьбе. А это уже очень негативно. Нельзя увеличивать свою популярность за счет экономики или населения, – сказала Юлия Тимошенко в интервью немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung. – Такой тип политиков я считаю мародерами». «Но речь не идет о конкретном лице. Я говорю в целом», – добавила премьер из вежливости.

К сожалению, от разборок «оранжевых» прежде всего страдают сами украинцы. Экономика страны действительно находится на грани коллапса, и Украине сейчас больше, чем когда бы то ни было, нужна единая власть, способная выработать четкий курс выхода из кризисной ситуации. Вместо этого политики занимаются дележом этой самой власти и зачастую намеренно саботируют любые экономические инициативы своих соперников. «Вот видите, один просит, а другой не просит. У вас тут не поймешь, что вы хотите. Разберитесь в конце концов», – призывает украинских политиков посол России на Украине Виктор Черномырдин.